Иди на запах

1 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 1354

Человеческая наивность не знает границ! Люди полагают, что сами выбирают себе спутника жизни. На самом деле вторую половинку посылает нам судьба. Главное – понять ее подсказку, услышать совет провидения. Тут-то все и случится…

Наташа десять лет ездила от станции «Домодедовская» до «Павелецкой» – сначала в училище, где она училась на кондитера. Потом на работу – на вакантное место ее пригласили после выставки, для которой она сделала торт «Сладкий сон». Песочное тесто, сливки, черника с яблоками… Кафе, куда она пришла на другой день после получения диплома, ей понравилось. Два небольших зала, по вечерам у входа даже стояла очередь. Для детских праздников или семейных торжеств она всегда делала что-нибудь замысловатое, и ее нередко приглашали после чая, чтобы поблагодарить. Целый день на людях, а замуж никто не звал.

Подруга давно советовала познакомиться с кем-нибудь с помощью Интернета. Сама она несколько лет вела бурную «сетевую» жизнь, переписывалась, кокетничала, интриговала и в конце концов вышла замуж. Наташа пробовала воспользоваться ее советом, но все впустую. Хотя, по правде говоря, она заранее знала, что ничего из этого не выйдет. Люди из Сети были похожи друг на друга, они играли в жизнь, а ей хотелось ощущать аромат жизни, смешанный из запаха мокрых зонтиков, табака, одеколона, аэропорта да мало ли чего еще.

В один прекрасный день она, как обычно, вошла в вагон метро и почувствовала аромат яблок. Яблок и каких-то листьев. Кажется, березовых. Она огляделась и поняла, что стоит рядом с мужчиной, за спиной которого возвышается здоровенный рюкзак с яблоками. Вот, собственно, и вся история. Дальше от нее уже мало что зависело. Мужчина, встретившись с ней глазами, что-то сказал. По ее словам, она не помнит, что именно. Кто же в это поверит? Не хочет говорить – и не надо, ведь это не нам было сказано, а ей. На «Павелецкой» они вместе вышли, и он попросил у нее номер телефона. Она, не задумываясь, продиктовала заветные цифры. Их сын ходит во второй класс, и Наташе кажется, что его взъерошенный чубчик нет-нет да и отдает поздней антоновкой…

Танго втроем

В сущности, совершенно неприличная история. Но иногда так и подмывает сказать, что приличия всего-навсего придуманы людьми и в их нарушении немало обаяния. Собственно, речь вот о чем. Один молодой человек, назовем его Федором, пришел в гости с девушкой, в которую, как они оба полагали, он был влюблен. Федор – человек обстоятельный, не склонный к эксцентрическим выходкам, девушка – в высшей степени обаятельное создание. Сидят, пьют чилийское вино, едят креветки и разговаривают про концерт Шевчука. Обаятельная девушка прижалась к Федору, а он к ней, концерт был прекрасный, креветки изумительные. Спутницу Федора приглашают танцевать. Почему бы нет? Веселье в разгаре, хозяин дома подходит к Федору и говорит: «Потанцуй с подругой моей жены, а то она в уголке как неприкаянная».

Подруга жены и в самом деле сидит под каким-то монументальным фикусом, держит в руке бокал с вином, все вокруг шумят, хохочут, ну а ей что делать? Не будешь ведь сам с собой хохотать, а сидит она одна. Федор нехотя встает, подходит к барышне под фикусом, она ему улыбается робко-благодарной улыбкой – чем не роман викторианской эпохи?

Бог его знает, он этих романов не читал, а только после третьего танца понял, что на него давно с изумлением смотрит девушка, с которой он пришел. И он осознает, что нужно немедленно подойти к ней, но делает нечто из ряда вон выходящее, а именно – говорит стоящей рядом с ним барышне: «Подождите, я сейчас…» Ноги несут его к той, первой. Наблюдая за собой со стороны, он понимает, что произносит какую-то бессмысленную фразу, потом вторую, такую же. Ответа он не слышит, потому что уже стоит в прихожей и помогает другой женщине надеть пальто.

Вот он идет с ней по улице и улицу не узнает. Как же это он раньше не обращал внимания, какие прекрасные стоят на ней дома, какие возле этих домов стоят прекрасные машины. И какая на редкость замечательная погода. А то, что временами идет мокрый снег, даже мило.

Он приходит домой и звонит той, которую оставил в гостях. Почему все так нелепо устроено? Почему надо объяснять то, что объяснить невозможно? Он понимает, что неправ, но точно знает, что прав.

Вероятно, в тот момент ему совершенно некстати вспомнился берег моря и рыбки, которых так интересно рассматривать через прозрачное дно туристического катера, или еще какой-нибудь вздор…

Напиток этого дня – ром с порохом.
Запах – жгучий перец в облаке магнолий.

А ну-ка, догони!

Как-то раз осенью я шла по Чистопрудному бульвару и увидела странную картину. На остановке трамвая стоят старик со старухой. Она – в развевающейся фате, изрядно пострадавшей от времени, он – в черной фетровой шляпе, украшенной белой гвоздикой. Стоят и пьют шампанское, а вокруг – нарядная толпа улыбающихся людей. Я не удержалась и подошла, спросила, что происходит. Мне с удовольствием объяснили.

Это золотая свадьба. Вот уже пятьдесят лет каждый год в этот день супружеская пара Мироновых (или Макеевых? По-моему, это не имеет значения) приходит на то место, где началось их знакомство.

Однажды девушка с толстой рыжей косичкой стояла на трамвайной остановке, а в руках держала корзину, в которой сидел кот. Звали его Самсон. Ленивый и нахальный Самсон был любимцем бабушки, которая угодила в больницу. На время, пока бабушка хворала, Самсона взяли к себе ее дочь и внучка. И вот теперь бабушка выздоровела и попросила привезти кота.

Девушка зашла в трамвай, села у окошка, рядом оказался симпатичный молодой человек. И очень ему стало интересно – отчего это корзина, стоящая на коленях у хорошенькой барышни, ходит ходуном? Он попытался заговорить, но барышня разговор не поддержала. И тогда неудачливый кавалер взял и отогнул край байкового одеяла, которым была укрыта корзина. Не успел он отдернуть руку, как из корзины выскочил здоровенный кот и сиганул в открытую дверь, потому что трамвай стоял на остановке. За котом – барышня, а за барышней – любознательный молодой человек.

Само собой разумеется, кота и след простыл. Девушка заплакала, а молодой человек бросился ее утешать. Пришлось ему ехать с ней к бабушке и падать в ноги. Бабушка сначала очень ругалась, стучала костылем, а потом сменила гнев на милость и угостила их какао. Тогда-то она и произнесла загадочную фразу о том, что Самсон никогда не совершал опрометчивых поступков. Раз он сбежал, значит, так было нужно. Тут молодой человек и приметил, что приглянулся бабушке. Ну что ж, потом он проводил рыжую косичку до дому. В этом доме они и живут вместе пятьдесят лет. Между прочим, обычай праздновать день свадьбы на трамвайной остановке завела бабушка.

Меня тоже угостили шампанским. Я спросила невесту, не жалеет ли она о том, что кот оказался таким непоседой.
– Не знаю, поймешь ли, – ответила невеста, сверкая новенькой вставной челюстью, – но нам бы хотелось помереть в один день.
Я поняла.
Запах – горячий шоколад с ванилью.

Грибная история

Я забыла вам сказать, что коллекционирую знакомства, то есть записываю такого рода сюжеты в отдельную книжку. Она исправно пополняется новыми записями, и следует заметить, что все они, несмотря на нередко повторяющиеся фабулы, отличаются друг от друга. Именно крупицы этих отличий и интересуют меня больше всего. Люди запоминают словечки, форму пуговиц, адреса и бог знает что еще. Я усматриваю в этих мелких деталях почерк провидения и раз от разу все более убеждаюсь в том, что случайных встреч не бывает. То есть бывают, конечно, но они не запоминаются и не оставляют никаких следов в сознании, даже если были продолжительны.

Вот, к примеру, запись, украшенная мухомором. Рисовать я не умею, но это «растение» в шляпе в красный горошек соскочило с кончика карандаша само собой. И теперь я точно знаю, на какой странице искать грибную историю.

Дама сорока с лишним лет, достойная мать двух симпатичных ребятишек, рассталась с мужем и привыкла к мысли о том, что личная жизнь осталась в прошлом. Дама – кандидат биологических наук. Заходит в один прекрасный день в супермаркет и становится свидетелем ничего не значащей беседы какого-то мужчины с продавцом. Речь идет о грибах. Мужчина держит в руках банку с маслятами, и, слово за слово, дело доходит до трюфелей. Продавец говорит, что в России эти грибы, как известно, не растут, а есть они только в одной французской провинции, забыл, как она называется.

А наша дама только что вернулась с научного симпозиума, на котором делала доклад о грибах. За всю свою жизнь она ни разу не вмешивалась в чужой разговор, а тут ее точно подменили. Она подошла к мирно беседующим мужчинам, представилась и, боясь, что ее перебьют, выпалила: трюфели бывают белые и черные. Белые чаще всего встречаются в Московской, Тульской и Тверской областях, а черный русский трюфель можно найти в дубовых и буковых лесах Кавказа и Украины. Что же касается Франции, там больше всего ценится перигорский трюфель, который растет только возле города Перигора.

Увидев вытянувшиеся от изумления лица собеседников, она расхрабрилась и добавила, что искать трюфели очень трудно и лишь едва приметный бугорок указывает на прячущийся под землей гриб. И есть еще один верный признак: над трюфельным местом на закате вьются янтарные мушки.

Теперь представьте себе картину: у сверкающей деликатесами витрины стоят трое – мужчина в белой шапочке с ножом в руках, другой – в черном пижонском шарфе и дама в серебряных очках. Она читает лекцию, а у представителей сильной половины в глазах не пойми что, но похоже, что восторг.

Пижон пригласил даму в кино, и она приняла приглашение. Поженились они через год. Стоит ли говорить о том, что во время свадебного путешествия наша ученая дама захотела удивить мужа редким природным явлением. В конце лета в лесу под Тверью она показала ему… светящийся пень. Оказалось, что таинственное мерцание – результат медленного тления живущих в умирающем дереве организмов. Да, вот так-то. Если настал твой час – и пень засветится, ты только смотри во все глаза, остальное за тебя сделают боги.

Запах? Прелая листва, чеснок и гвоздика, не возражаете?

Рукописи не горят

Знаменитый энциклопедист Дени Дидро, будучи женат, в очень зрелом возрасте влюбился в Софию Волан. Сохранилась их переписка с 1759 до 1774 года. Отношения этих людей продолжались до смерти Софи, которая последовала в 1783 году. Дидро скончался через год.

Вот одно из писем:

«Пишу не видя. Я пришел; хотел поцеловать у вас руку и удалиться. Придется, однако, удалиться без этой награды; но разве я уже не буду достаточно вознагражден, засвидетельствовав вам, как я вас люблю? Теперь 9 часов; я пишу вам, что люблю вас. По крайней мере, я хочу это написать, но не уверен – послушно ли мне перо. Не придете ли вы, чтобы я мог вам это сказать и исчезнуть? Прощайте, моя София, прощайте; ваше сердце, значит, не говорит вам, что я здесь? Первый раз я пишу в сумерках: это положение должно бы привести меня в очень нежное настроение. Но я чувствую лишь одно: я бы не ушел отсюда. Надежда увидеть вас удерживает меня здесь, и вот я продолжаю беседовать с вами, даже не зная – выходят ли у меня буквы! Повсюду, где их не будет, читайте – я вас люблю».

Как же они уцелели, письма о любви, которым двести с лишним лет? Как уцелели эти выведенные старинным почерком буквы, запятые, это прерывистое дыхание, волнение – как?

Людей уже нет, а любовь продолжает сиять.
Прошу вас, идите не спеша. Внимательно смотрите по сторонам.
А вдруг?
Запах – имбирь с жасмином, не знаю почему…




Партнеры