Страна жжет

Генерал-майор Н.Копылов: “В России людей на пожарах гибнет в 10 раз больше, чем в СССР”

4 июля 2007 в 18:35, просмотров: 1139

Страна живет от пожара до пожара. Дом престарелых, бар, интернат, бытовки строителей, снова дом престарелых… Десятки, сотни погибших в огне. Что происходит? Почему горим? Эти вопросы мы адресовали человеку, который знает о пожарах все, — начальнику Всероссийского НИИ противопожарной обороны генерал-майору внутренней службы Николаю Копылову. Тем более и повод для встречи подоспел — 5 июля институту исполняется 70 лет.

— Николай Петрович, почему у нас в стране все горит?

— Причин много, в том числе социального характера. Анализ показывает, что большинство погибших — это люди в состоянии алкогольного опьянения либо немощные старики. Подавляющая часть погибает в своем жилье — 70%. Из-за бедности люди не могут позаботиться о своей безопасности. Нет денег, чтобы починить электропроводку, купить новый обогреватель. Вторая причина — неосторожное обращение с огнем: пьяные засыпают с сигаретой.

— Пили-то всегда, но так вроде не горели. Или в СССР эта информация не доходила до широкой публики?

— Мне кажется, сейчас пьют больше. К тому же пропала жесткая система в государстве, которая заставляла людей более ответственно подходить к вопросам безопасности. В 1960-х годах в СССР при населении 300 млн. человек погибало 2,5 тысячи в год максимум. А в прошлом году при населении в два раза меньшем в России погибло 17 223 человека. Правда, уже наметилась тенденция снижения. В 2001-м погибло около 20 тысяч, с тех пор цифры падают ежегодно на 5—6%.

— Что было в СССР такого, чего нет сейчас?

— Возьмем село. На селе жили люди трудоспособного возраста, работали колхозы-совхозы. В крепких хозяйствах была добровольная пожарная дружина. До 15% пожаров на селе тушилось ДПД. В каждой деревне худо-бедно был пожарный сарай, инвентарь, ручные насосы. Богатые колхозы имели и машины.

— Трагедия, как в станице Камышеватской, была невозможна?

— Это вообще из ряда вон выходящий случай. Там даже была пожарная машина. И здание было кирпичное. Если бы ДПД функционировала, проблем бы не возникло.

— Ну а в городе что изменилось?

— Если взять Москву, то по гибели людей на пожарах она соответствует развитым странам. А в районных городах, где полно жилья 4—5-й степени огнестойкости, все происходит почти как в деревне. Сейчас у нас нормативами закреплен радиус выезда: чертятся круги и определяется зона обслуживания. На Западе от этого давно ушли. Там работа пожарных регламентируется временем прибытия на пожар. Для городов задается норматив — не более 7 минут. За это время развиваются основные опасные факторы пожара. В течение 10—12 минут происходит гибель человека. Если приезжаем раньше — спасаем.

— У нас 7-минутный норматив действует?

— Пока нет. Нами разработан технический регламент “Об общих требованиях пожарной безопасности”, где все эти параметры заложены. Но, к сожалению, регламент пока не принят. Когда законодательно будет закреплено время, вопросы пожарной охраны лягут не только на федеральные органы, но и на местные власти. Муниципалитеты будут отвечать за то, как у них организована пожарная охрана. Это подтолкнет их к созданию ДПД, новых пожарных депо и т.д.

— Неужели добровольцы могут помочь в таком серьезном деле?

— На Западе добровольная пожарная охрана по численности превосходит государственную. В дореволюционной России она тоже была прекрасно развита. Да и в СССР. Но в СССР она поддерживалась командными методами, а на Западе стимулируется различными льготами. В том числе налоговыми.

— Есть мнение, что неправильно перекладывать столь опасное дело на непрофессионалов: они и работают хуже, и гибнуть будут чаще.

— А откуда берутся рядовые пожарные? Они же не заканчивают никаких училищ или академий. Они проходят подготовку в наших учебных центрах. Добровольцы, прежде чем их пустят на тушение пожара, тоже пройдут обучение. К тому же руководить дружиной будет профессионал. Водители и люди, обслуживающие технику, тоже будут профессионалами. Так что это вопросы решаемые.

— Как в Москве с ее пробками можно куда-то доехать за 7 минут?

— В Москве-то как раз уже сейчас почти укладываются в этот норматив. Лишь кое-где, может, понадобится создать дополнительные подразделения. Второй путь — надо внедрять малогабаритные машины, способные быстро прибыть на место. “Скорые” ведь ездят по встречной полосе. Так же могут и пожарные. По всей России уже начинают появляться так называемые машины первой помощи.

— Может, вертолеты нужны?

— В Москве есть вертолетная служба. Но они вылетают только на крупные пожары, когда существует угроза гибели большого числа людей. А у нас масса мелких пожаров. Подавляющее большинство из них тушится первым прибывшим расчетом. Есть даже такой термин — тушение первым стволом.

— Получается, могли бы и сами жители потушить, если бы работали гидранты в подъездах?

— Неисправные гидранты в домах — это большая беда. За ними должны следить ЖЭКи. Органы пожнадзора могут лишь контролировать и наказывать. Но каждый дом ведь не обойдешь.

— Министр МЧС Шойгу недавно заявил, что с 30 мая пожарные не могут гарантировать пожарную безопасность ни одной новостройки. Что случилось?

— Вступил в силу закон о техническом регулировании. Предполагалось, что одновременно примут технический регламент, который будет носить обязательный характер. А нормативные документы, разработанные до того, останутся в качестве рекомендаций. Но регламент не принят. Поэтому на сегодня требования по пределам огнестойкости конструкций, по путям эвакуации, по расстояниям между зданиями и т.д. носят рекомендательный характер.

— Кроме того, пожарных отстранили от участия в госкомиссиях, принимающих новостройки?

— Да, по новому Градостроительному кодексу представитель пожарной охраны не принимает участия в приемке. Все возложено на стройнадзор. Но у нас 19 тысяч пожарных инспекторов, а в стройнадзоре — 54 на всю страну. Они в принципе не могут проконтролировать. Поэтому возникает коллизия: приняли объект без пожарных, а на следующий день пожарный приходит — он уже имеет право — и начинает выявлять массу нарушений.

— А как в развитых странах?

— Там еще на стадии проектирования застройщик нанимает человека, чтобы он консультировал весь процесс строительства. И деньги в обеспечение пожарной безопасности вкладываются другие: до 10—15% от стоимости объекта. У нас — менее 5%.

— Поговорим о вашем институте. Оказывается, он разрабатывал не только противопожарные средства, но и наоборот. “Коктейль Молотова” — дело рук ВНИИПО.

— Институт сделал состав для оснащения диверсионных групп.

— Самая знаменитая разработка?

— Нет, ну это же простейшая вещь. В войну разрабатывались зажигательные авиабомбы, в том числе с электронным зажиганием. Институт наш и создали, когда поняли, что в современных войнах именно пожары наносят колоссальный урон. Первая задача была — защита от зажигательного оружия. Вторая — разработка средств нападения на противника. Уже к 1945 году фугасных бомб выпускалось всего 30%, а зажигательных — 70%.

— А самые заметные разработки в мирное время?

— Все не перечислишь. Сразу после войны активно занимались вопросами огнестойкости стройконструкций. Потом — разными методами тушения, созданием технических средств защиты, обеспечением безопасности стартовых комплексов ракетно-космических сил. Участвовали в программах “Союз—Аполлон”, “Энергия—Буран”. Кстати, пожар на станции “Мир” космонавты потушили нашим огнетушителем ОСП-4.

— Николай Петрович, а что нужно иметь в квартире простому смертному, чтобы чувствовать себя в безопасности?

— Во-первых, пожарный извещатель. Это работающий от батарейки приборчик, который реагирует на дым. Он начинает визжать и будит спящего человека. Многие ведь гибнут во сне. Второе — огнетушители: порошковые, водяные, газовые. В России выпускаются все типы, и их стоимость невелика — 400—600 рублей. Нами разработаны и промышленностью выпускаются пожарные краны: небольшой рукав на квартиру и несколько насадок, которые дают распыленную или сплошную струю. Подсоединяются они к водопроводу. Человек может сам потушить небольшой очаг огня. Желательно иметь еще средства спасения — т.н. самоспасатели. Это приспособления, похожие на противогазы, которые защищают от отравления продуктами горения. Что является основной причиной гибели людей.

— Вспоминая пожар в московском баре… Может, посоветуете, как посетителям определить: безопасное заведение или из него надо драпать не раздумывая?

— Это даже не обсуждается. Подобные заведения все должны быть безопасны. Они проверяются пожарным надзором, и надзор добивается, чтобы они соответствовали нормам. Но в том баре бармен нарушил все мыслимые правила безопасности. Хранил под стойкой канистру с бензином. Какие бы меры мы ни предпринимали, но если бочку бензина закатить в бар и поджечь, естественно, что-то нехорошее произойдет.



Партнеры