Люди и начальники

Правителей лучше снимать вместе с народом. Тогда карточки получаются резкие

12 октября 2007 в 15:58, просмотров: 1275

Мудрый Салавди

Грозный, лето, 2004 год. Салавди Ахмедов идет домой, на улицу Сайханова, мимо развалин на площади Минутка.

Огромная пробоина от снаряда на разрушенной хрущевке прикрыта плакатом “Власть закона. Защита народа.

Мир и процветание республики”. Салавди плакат нравится, особенно картинка — Владимир Путин жмет руку Алу Алханову.

— А пока Ахмада Кадырова не взорвали, на этой стене другая картина висела. Слова те же, Путин тот же, так же жмут руки, только вместо Алу — Ахмад.

— Ну и чего в этом хорошего, Салавди?

— Много чего. Во-первых, не видно дыру в стене, а во-вторых, когда начальники жмут руки друг другу — это всегда хорошо. Плохо становится, когда руки у них свободны.

 

КПЗ

Грозный, осень 2003-го. Пожилые чеченки с маленькими плакатами тихо протестуют против власти у стен республиканского КПЗ. Начальники едут мимо, обдавая их выхлопом. КПЗ — это не камеры предварительного заключения, а Комплекс Правительственных Зданий на улице Гаражной.

 

Падающего — толкни

Эта карточка поверженных в пыль портретов президента Чечни Алу Алханова сделана в воскресенье, 28 августа 2004 года, в день его выборов. Ветер сорвал растяжку с портретами, и никто ее не поднял. Все понимали, что Алханов президент временный, ненастоящий. И поднимать его бесполезно.

 

Два врага

Грозный, осень 2004-го. Начальник чеченского ФСБ генерал-лейтенант Юрий Рожин и начальник всех чеченских бандитов Шамиль Басаев.

— Юрий Александрович, а почему у вас позывной “Саратов”? Вы же из Самары.

— Самара — женское имя.

Два героя


Гудермес, осень 2004-го, обелиск на базе чеченского батальона ГРУ “Восток”. Полковник Владислав Посадский получил Звезду Героя за то, что в бою заслонил собой нескольких чеченских детей-заложников. А Рамзану Кадырову дали Героя за спасение целой нации. Разница принципиальная.





Партнеры