Памятник без памяти

Распродажа Родины приняла историко-культурное направление

22 января 2008 в 18:12, просмотров: 5051

Чем отличается серебряная ложка конца девятнадцатого века от своей замечательной современной копии?

Тем, что она подлинная.

Серебряная ложка конца девятнадцатого века — потемневшая, в черных точках, с неровным обкусанным краем — настоящая. А искусно скопированная, блестящая и гладкая подделка — в лучшем случае просто очень хорошая.

Настоящее и очень хорошее — это абсолютно разные вещи.

Памятники истории и культуры — настоящие. Они действительно были построены знаменитыми архитекторами. В них действительно жили люди, оставившие след в истории. Они впитали в себя время. В этом их ценность.

Даже самая искусная подделка их не заменит. Надо беречь то, что еще осталось. Других таких памятников больше не будет. Никогда.

* * *

Закон “Об объектах культурного наследия”, принятый в 2002 году, запрещал приватизацию памятников до 2010 года, поскольку в то время еще не существовало полного реестра памятников, они не были разделены на памятники регионального и федерального значения, и в том, что касалось собственно “предметов охраны”, также царила полная неясность.

За шесть лет в этой области мало что изменилось, однако Государственная дума отменила мораторий раньше срока по той причине, что памятники находятся в плачевном состоянии. У государства на реставрацию денег нет, и если срочно не передать их в заботливые руки богатых бизнесменов, они рухнут, не дождавшись 2010 года.

Бизнес, впрочем, и раньше активно работал с памятниками. Для этого заключался инвестиционный контракт с городскими властями. Бизнес-структура как инвестор брала на себя обязательство произвести реставрацию здания, сохранив, к примеру, фасады и внутреннюю планировку. За это ей разрешалось использовать памятник под свои нужды — устраивать там ресторан, магазин или офис.

Научная реставрация старых, ветхих зданий — это кропотливая, долгая работа, требующая применения специальных технологий и материалов. Выполнять ее должны мастера, имеющие соответствующую квалификацию. Инвестору, нацеленному на получение быстрой прибыли, дешевле не втягиваться в эту возню, а снести ветхое строение и поставить на его месте новое, которое с виду напоминает прежний памятник, но на самом деле его муляж или выпотрошенное чучело (это когда от памятника оставляют фасад, а все “родные” внутренности выкидывают, заменяя современными материалами).

 Такая практика в последние годы широко применяется в Москве. Официально она называется “воссозданием памятников”. Ее плоды можно лицезреть в виде новых — чрезвычайно помпезных — строений в центре города, выросших на месте прежних облупленных особняков, где каждое окошко дышало историей.

Закон запрещает снос исторического памятника. Чтоб снести его, инвесторы применяют разного рода уловки. Самая простая уловка — пожар (старинные здания в последние годы выгорали целыми кварталами в Рязани, Омске и Томске, в Москве тоже сгорали отдельные дома).

 Другая уловка, позволяющая снести памятник, — лишение его статуса культурного и исторического наследия. Это хлопотно, делается за взятки, но путь опробованный.

Однако наиболее распространенный способ освободить участок земли от исторической развалины — снести ее по причине аварийного состояния. Памятник начинают “реставрировать”, но он, типа, не выдерживает даже легкого прикосновения. Тогда вызывается комиссия, и власти принимают решение, что дом был слишком стар, ах как жаль, но отреставрировать нереально, теперь только сносить.

Интересно, что “новодел” можно потом восстановить в статусе памятника. А можно и не восстанавливать. Все зависит от желания инвестора и его финансовых возможностей.

* * *


Типичный пример “творческого” подхода к реставрации — история квартиры художника Купреянова, памятника культурного наследия, судьба которого решается в настоящее время.

Художник-график Николай Купреянов в начале прошлого века проживал в Москве — в Малом Знаменском переулке, доме 7/10, строении 1. Искусствоведы называют его знаковой фигурой в истории отечественной графики. Его работы представлены в Государственном музее имени Пушкина, в Государственном Русском музее, Третьяковке, Британском музее и других зарубежных музейных фондах.

В 1995 году квартире художника Купреянова был присвоен статус исторического памятника, охраняемого государством, а на стене дома помещена соответствующая табличка. Коллекция его работ и мемориальная обстановка квартиры вошли в состав негосударственной части Музейного фонда РФ.

В 98-м году Правительство Москвы заключило инвестиционный контракт на реконструкцию дома в Малом Знаменском с ОАО “Городской дом”, которое обязалось отреставрировать уличные фасады здания и мемориальную квартиру художника, принадлежавшую городу. Проживавшие в ней потомки Купреянова (внук с семьей) выезжали на время реконструкции в переселенческий фонд, но потом должны были вернуться обратно в отреставрированную квартиру — вместе с его картинами, мебелью, станком — и устроить там все, как было. Остальных жильцов дома инвестор расселял по новым квартирам. Их прежняя жилплощадь отходила “Городскому дому”, и он мог ею распоряжаться по своему усмотрению.

“Городской дом” — дитя холдинга “Объединенные машиностроительные заводы”. В 1998-м им владел Каха Бендукидзе, один из крупнейших российских олигархов. После грузинской “революции роз” он переехал в Тбилиси и занял в правительстве Саакашвили пост государственного министра по экономическим реформам, а холдинг продал, но связи с ним не порвал.

Дом в Малом Знаменском изначально предназначался для руководства этого холдинга. Из него планировалось сделать так называемый клубный дом, где проживают только свои.

Работы по реконструкции начались в 2001 году. Первоначальный проект предусматривал реставрацию фасадов с достройкой еще одного этажа и мансарды.

На деле, однако, реставрации не получилось. Дом сразу стали ломать.

Спустя два месяца городские власти выдали разрешение на разборку здания, признав, что оно находится в аварийном состоянии. Для “новодела”, который должен был занять место оригинала, утвердили новый проект — с подземным гаражом. Квартиру художника Купреянова предписывалось восстановить “в новом здании с выполнением архитектурных обмеров, снятием и сохранением элементов декора для последующего воссоздания”.

Сегодня в Малом Знаменском переулке на месте прежнего четырехэтажного доходного дома высится семиэтажная красота с мансардой и двухуровневой подземной стоянкой. Квартира Кахи Бендукидзе занимает один из верхних этажей. Говорят, там даже бассейн есть.

Квартира художника Купреянова прежде находилась на первом этаже, но из-за гаража оказалась на втором и поменяла номер. Во всем доме, кроме мемориальной квартиры, сейчас ведутся отделочные работы. Квартира же представляет собой пустую бетонную коробку, в которой свалены элементы декора подлинного жилища художника. Реставрационные работы там даже не начинались.

Еще до того, как работы по возведению дома завершились, товарищество собственников жилья направило обращения мэру Москвы и в Главное управление по охране памятников с просьбой исключить мемориальную квартиру Н.Н.Купреянова из числа объектов культурного наследия в связи с… физической утратой.

Подписал эти обращения председатель правления товарищества собственников жилья “Малый Знаменский пер., д. 7/10, стр. 1” господин Кузнецов, который одновременно является генеральным директором ОАО “Городской дом”, обязавшегося эту мемориальную квартиру отреставрировать.

В ближайшее время просьба будет либо удовлетворена, либо отклонена, в зависимости от результатов экспертизы, которая признает квартиру художника Купреянова мемориальной или сочтет ее “физически утраченной”.

Понятно, что заявление “товарищей” — заключительный шаг многоходовой разводки, которая была с самого начала задумана инвестором. Сперва, как и положено, возьмемся реставрировать дом. Потом снесем. Потом отменим памятник по причине физической утраты. А дальше выкупим бывшую мемориальную квартиру у города, переселим куда-нибудь потомков художника, и все — квартира наша.

Шулерство чистой воды. Но чиновники идут на поводу у шулеров. Проводят экспертизу там, где нет предмета спора, а есть только пункт контракта, который должен быть выполнен во что бы то ни стало. Почему?
Достоверно на этот вопрос не ответит никто. Тот самый случай, когда все понятно, но ничего не докажешь.

* * *

“Москва, которой нет” — так называется сообщество людей, пытающихся противостоять уничтожению московских памятников. У сообщества есть сайт в Интернете. На нем собрано множество свидетельств варварства в отношении исторических зданий. На их основе изданы два толстых тома увлекательнейшего путеводителя по Москве, которой нет, — с фотографиями и документами.

Юлия Мезенцева, один из авторов проекта, привела “МК” несколько примеров, подобных истории квартиры Купреянова, когда использование лазеек в законе позволило разрушить исторические и культурные памятники Москвы:

“Самый нашумевший случай — Военторг. Несмотря на то что он был включен в список вновь выявленных объектов культурного наследия, московское правительство выдало постановление о сносе, причем решение было принято до выдачи исходно-разрешительной документации. Затем задним числом в 2003 году Военторг был исключен из списка объектов “в связи с полной физической утратой”.

Дом Филатова, Молочный переулок, 5. Там была мемориальная квартира В.Попкова, художника. 30 июня 1992 года дом получил охранный статус, а в 2003 году вышло постановление о сносе. Документы, подтверждающие охранный статус, каким-то образом оказались утрачены. Дом снесен.

Дом Архарова во 2-м Зачатьевском переулке. В 2004 году его вывели из списков памятников в связи с тем, что застройка на территории памятников запрещена. В 2005-м начался снос.

Театр Позднякова на Большой Никитской улице, 26/2. В 2004 году строения были обследованы рабочей комиссией Главного управления по охране памятников. Комиссия признала, что строения 1, 2, 3 представляют собой единый архитектурный комплекс, роль которого в истории русского театра весьма велика, и поставила весь усадебный ансамбль на охрану. 15 марта 2005 года все та же экспертная комиссия, но уже совсем в другом составе признала наличие строения 2 в списках памятников ошибочным. Заступничество ныне покойного директора Института искусствознания Алексея Ильича Комеча на решение комиссии не повлияло”.

* * *

Защитники столичных памятников считают, что с 1990 по 2006 год около 700 московских зданий были снесены или “отреконструированы” до неузнаваемости. Порядка полусотни (в том числе дворец Разумовского на ул. Казакова, дом Казакова в Малом Златоустинском переулке, дом Всеволожских на ул. Тимура Фрунзе, дом Всеволожского на Остоженке и другие) находятся сейчас в крайне запущенном состоянии. Удастся ли сохранить эти здания благодаря тому, что найдутся желающие их приватизировать и добросовестно отреставрировать, вложив в это дело большие деньги?

Маловероятно. То, что чиновники вместе с бизнесменами вытворяли с памятниками в последние годы, не позволяет надеяться на лучшее.

Разумеется, частные владельцы вместе с правами собственников получат обязательства по сохранности здания и его исторического облика. Они должны будут отреставрировать свою новую собственность, поддерживать ее в определенном состоянии и держать открытой для туристов. Но какая им от этого выгода?

Выгоды никакой, одни траты, поэтому в ближайшие годы — так же, как в прошедшие, — памятники будут цениться исключительно из-за земли, на которой они стоят. Пользуясь лазейками в законе, собственники будут их сносить так же, как сносили инвесторы, и возводить “новоделы” в стиле турецкого евроремонта, совершенно не вписывающиеся в историческое пространство Москвы.

Закончится это варварство, когда квартиры и офисы в “новоделах” перестанут пользоваться спросом, а покупатели и наниматели начнут интересоваться подлинными историческими зданиями, отреставрированными по науке и сохранившими дух времени и очарование старины.

Рано или поздно это случится. Задушенные пошлыми подделками люди начнут ценить настоящее и платить за него настоящие деньги.

Остается только надеяться, что к тому времени настоящее где-то еще уцелеет.

…Да, вот еще про художника Купреянова. Его внук — вместе с дедовской коллекцией и предметами обстановки — последние пять лет прожил в помещении переселенческого фонда Центрального округа, надеясь вернуться в квартиру, которая юридически принадлежит городу, а фактически является его наследством и родовым гнездом. Сейчас его уже и оттуда выселяют и отправляют в переселенческий фонд другого района. Подальше от центра Москвы.

Стоимость земли в центре такова, что для простых людей там места нет.

Теперь там живут министры грузинского правительства.

Участники проекта “Москва, которой нет” передали “МК” список из 84 памятников истории и культуры, которые в последние годы были снесены, а многие заменены “новоделами”. Здесь мы публикуем лишь дюжину примеров.

1 Ул. Арбат, 24 (дом 1899 года)

Реконструировался для нужд театра им. Вахтангова, снесен в 1994 году.

2 Арбатская площадь,1/2, стр.1,1а; 3 (1881-1883)

При строительстве «Альфа-Арбат-Центра» для Альфа-группы, комплекс старинных построек был доведен до аварийного состояния и в результате реконструкции снесен в 2003 году.

3 Ул. Бауманская ,58. Дом Щапова (архитектор О. Шехтель)

Дом был передан ООО «Подмосковье» и в результате «реконструкции» снесен в 1996 году.

4  Палаты в усадьбе князей Мещерских, ул. Большая Никитская,17

Неоднократно здание расширялось и надстраивалось, в результате было снесено в 1996 году по причине потери исторической значимости.

5 Галереи дома Бибиковых, ул. Большая Никитская, 46

В ходе реконструкции памятника архитектуры, галереи были снесены в 2002 году и заменены «новодельными» копиями.

6 Палаты XVIII века, ул. Большая Полянка, 23

Снесены в 1996 году под предлогом «реконструкции» и заменены «новоделом».

7 Дома XIX века, ул. Большая Полянка,25-27

Историческая застройка уничтожена во второй половине 1990-х годов и заменена  псевдоисторическим «новоделом».

8  Главный дом городской усадьбы XIX века, ул. Большая Полянка, 39

Передан в собственность ЗАО «Компания «Центр-2000».Снесен летом 2001 года, заменен «новоделом». На вывеске строительного объекта значилось «реконструкция».

9 Дом конца XVIII века, Большая Сухаревская пл.,9

Дом был снесен зимой 1997/98 года согласно распоряжению Правительства Москвы №2379 от 12 сентября 1997 года. Распоряжением оговаривалось сохранение подвалов и предполагалось «воссоздание». Ныне на этом месте возводится «новодел».

10 Усадьба Римского-Корсакова, Большой Гнездниковский пер.,5/ Тверской бульвар,26 (6 строений)

Самый чудовищный пример реконструкции, за которую никто не понес наказания. Правительство Москвы в 2001 году передало усадебные здания ООО «Кросс-лайн» для «создания  культурного центра русской старины», инвестору предписывалось осуществить реконструкцию и восстановление памятника  архитектуры «согласно планово-реставрационному заданию Главного управления охраны памятников города Москвы».

В 2002 году инвестор снес Северные палаты, а также  корпуса по задней границе двора. 5 февраля 2005 года началось несанкционированное разрушение Южных палат. К началу марта инвестор разрушил и последний (южный) флигель усадьбы. От всего комплекса остались  фасадные стены по бульвару. Но и  они пострадали в мае 2005 года, когда инвестор снес стену мезонина, оформлявшего торец Северных палат.

11 Дом Пуришева-Кацман, Большой Сергиевский пер.,5-7

Распоряжение Правительства Москвы № 21-РЗМ от 20 февраля 2003 года предписывало реконструкцию, с сохранением и реставрацией фасадов по переулку. Однако осенью 2003 года начался снос зданий, в марте 2004 года, в ходе строительства нового корпуса, принято решение о демонтаже фасадной стены под предлогом аварийности. В настоящее время дома заменяются новоделом.

12 Комплекс зданий Экономического общества офицеров Московского военного округа («Военторг»), палаты XVIII века и флигель 1828 года на участке ул. Воздвиженка, 10,стр. 1-2,3,4

В 2003 году мэром Ю.Лужковым было подписано постановление Правительства Москвы № 439-ПП « О реконструкции строений по адресу : ул. Воздвиженка, д. 10/2 и Б. Кисловский пер.,д. 4» Разборка комплекса произошла летом-осенью 2003 года. При сносе погибли и сводчатые палаты начала XVIII века, а также ампирный флигель 1828 года.

13 Дом с палатами XVIII века, 1-й Голутвинский пер., 4

Распоряжением Правительства Москвы от 9 декабря 1991 года № 1068-РП имевшее статус памятника архитектуры здание было передано акционерному обществу «Русс» для реконструкции и дальнейшего использования под мини-завод по производству пива и офисные помещения. В октябре 1992 года сводчатая палата, входившая в состав строения, снесена, на ее месте выстроен новый двухэтажный корпус.

14 Дом Руссова XVIII-XIX веков, он же усадьба Архарова, 2-й Зачатьевский пер.,11/17,стр. 1 и 2
 
Усадьба была передана ООО «Экострой.Ру» для офисного строительства. В 2005 году дом был снесен.

15  Флигель городской усадьбы XVIII-XIX веков, 1-й Казачий пер., 4

Был передан АК « Алмазы России–Саха» с условием реставрации. В ходе реконструкции заказчик в 1996  году снес памятник, а на его месте выстроен офисный корпус. 

16  Главный дом усадьбы князей Щербатовых, Копьевский пер.,3/4, стр.4 (Кузнецкий мост, д. 4,во дворе)

После постановления Правительства Москвы №791 от 17 августа 1993 года «О реконструкции и реставрации зданий Государственного академического Большого театра России» снесен в 1995 году до цокольного этажа, над которым  возведен муляж, включенный  главным фасадом в интерьер нового театрального комплекса.

17  Строения Полянского рынка и усадьбы Бородниковых середины XVIII-XIX века ,ул. Малая Полянка,2/3, стр.1,5-12

10 сентября 2002 года постановлением Правительства Москвы № 745-ПП строения переданы «для реконструкции инвестору ЗАО «Отель «Яким Анна». Застройщики снесли в 2002-2003 годах все перечисленные строения.

18  Доходный дом Мазинга с мемориальной квартирой художника Купреянова, Малый Знаменский пер., 7

Для дома предусматривался режим реконструкции с сохранением фасадной стены и возможной надстройкой одним этажом. В 2002 году дом отошел в пользование ОАО «Городской дом», по инициативе которого был сломан. Ныне на месте доходного дома абсолютно новое 7-этажное строение.

19  Палаты в Мещанской слободе, просп. Мира, 3 (во дворе)

В 1990-е годы здание, меняя арендаторов и владельцев, неуклонно разрушалось. В 1997 году началась не доведенная до конца реконструкция, в результате которой дом  лишился кровли и перекрытий. В 2001 году, когда палаты числились в собственности ООО «Мовенпик XXI», ГУОП согласился с «предпроектными предложениями», которые предусматривали сохранение цокольного этажа и разборку «надземной части», с последующим «новодельным» воссозданием ее фрагментов. В ноябре 2001 года ветхие палаты Мещанской слободы были разрушены с помощью строительной техники. 

20  Ректорский  дом Московского Университета, ул. Моховая, 11,стр. 6 (во дворе) 

Несмотря на существование проекта реставрации уникального памятника архитектуры, инвестор (фирма  «Дорения») и проектировщик (проектное бюро «Попов и партнеры») неоднократно предлагали снести «Ректорский дом» с «воссозданием». Дом был снесен летом 2000 года, на месте его к 2004 году выстроен «новодел» со стеклянной надстройкой.

21  Палаты середины XVIII века, ул. Мясницкая ,46

При реставрации в 2002-2004 годах была разобрана значительная часть дома, причем уничтожены были и сохранявшиеся фрагменты барочного декора главного фасада.

22  Дом композитора Алябьева, Новинский бульвар, 7  

Существовали разные планы реконструкции и восстановления дома. Однако все эти проекты не были осуществлены, дом был заброшен, и в ночь с 28 на 29 апреля 1997 года сгорел до цокольного этажа. На его месте выстроен новодел. 

23  Здание кинотеатра «Орион», 1910-е годы, Преображенская площадь ,9

Зрительный зал разрушен еще в 1980-е годы, фасадная часть рухнула и разобрана в ходе реконструкции 1994-1995 годов. На месте памятника выстроено здание Сбербанка, отдаленно напоминающее старое.   

24  Каретный сарай и ворота усадьбы Хрущевых-Селезневых, ул. Пречистинка, Государственный музей А.С. Пушкина

На основании постановления Правительства Москвы №860 от 17 октября 1995 года проведена реконструкция и реставрация зданий музея, в ходе которой каретный сарай снесен, хотя по реставрационному заданию подлежал сохранению. От старого музея осталось совсем немного.

25  Дом Самгиных, ул.Пятницкая, 46

Снесен под видом реконструкции в 1997 году. Заменен новоделом с подземным гаражом.

26  Усадьба Сергея Тарасова, ул. Сергия Радонежского,1/2, несколько строений

По распоряжению мэра Москвы №191-РМ от 14 апреля 1995 года все здания городской усадьбы Тарасова были снесены.

27  Дом Герцена «Большой», Сивцев Вражек пер.,25/9, стр.1,2

В конце мая 2004 года основной деревянный этаж и мезонин были разобраны по ходу «реставрационных» работ, по согласованию с Инспекцией охраны недвижимых памятников Министерства культуры. Тем же ведомством согласовано, по соображениям безопасности музейного хранения, строительство кирпичного новодела, в котором еще до окончания работ, 22 февраля 2005 года, случился пожар. 

28  Дом Б.Н. Чичерина, Тверской бульвар ,16

Дом снесен в ходе «реконструкции» 2004-2005 годов.

29  Дом Трубецких, ул. Усачева, 1-3

Весной 2002 года ГУОП поспешно, без проведения общего научно-методического совета, согласовало проектные предложения архитектурного бюро «Ракурс», предусматривавшие «воссоздание» дома Трубецких из бетона. Летом 2002 года дом разобрали до цоколя. Произошел фактический снос памятника истории и архитектуры, на официальном языке называемый реставрацией с заменой конструкций. Куда при этом делись ценные, антикварные  интерьеры - еще одна загадка. 

30. Дом В. Брюсова, Цветной бульв., 22.

В ходе реконструкции в середине 1990-х годов подлинный памятник истории и культуры фактически заменен новоделом.

31. Дом XIX века, Цветной бульв., 18

Старинный дом, образец исторической застройки центра Москвы, в ходе реконструкции бульвара в 1990-е годы заменен новоделом.

32. Историческая застройка XIX века, ул. Трубная, 11—13, 14, 25, 30, 34

Застройка Трубной улицы в ходе реконструкции 1990-х годов сохранена лишь частично. Стройка идет на месте домов №11 и 13(1903. архитектор А.Г Рубанов), нет уже и примыкавших к угловому дому №11 строений по малому Сергиевскому переулку. Дом №25 заменила новостройка, на месте домов №14, 30 и 34 пустыри.

33. Дом XIX века, ул. Сретенка, 10

Фрагмент исторической застройки центра Москвы, в ходе реконструкции улицы в 1990-е годы заменён новоделом. 

34. Дом XIX века, 1-й Спасоналивковский пер., 15/17

Образец исторической застройки Замоскворечья XIX века. Трёхэтажный кирпичный дом с декоративными мотивами классицизма в убранстве главного фасада обрушился в ходе реконструкции в мае 2001 года. Остатки памятника архитектуры разобраны.

35. Дом XIX века, Погорельский пер., 7

Дом, памятник архитектуры XIX века, снесён и заменён новоделом в результате «реконструкции» 1990-х годов. Этот участок. Как и соседний, осваивала группа компаний КРТ. На участке №5 в 2000 году сдан в эксплуатацию жилой дом.

36. Дом XIX века, Печатников пер.,14 

Соседний дом №14 пал жертвой реконструкции. На месте домов № 12 и 14 по Печатникову переулку – стройплощадка 

37   Историческая застройка XIX века, Ащеулов пер., 3,5 и четная сторона от дома №4 до угла Костянского пер.

В ходе реконструкции района Сретенки здания утрачены. На месте домов № 3 и 5 идет стройка, по четной стороне переулка - пустырь.

38 Историческая застройка  XIX века, ул. Балчуг, нечетная сторона

В ходе реконструкции района вокруг гостиницы «Балчуг-Кемпински» в 1991-2001 годах уничтожена почти вся застройка нечетной стороны Балчуга, кроме классических торговых рядов. Заменена новоделами.

39 Исторические дома XIX века, ул. Большая Дмитровка, 14 -16

«Реконструкция с расширением и приспособлением к современному использованию жилого дома с подземной автостоянкой» осуществлялась по проекту ООО «Архитектурная мастерская Александров и партнеры». Заказчиком выступал ГУП «Москва-Центр», подрядчиком – ФГУП «Мосэлектрострой». Летом 2004 года в ходе начавшейся реконструкции дома №16  исторический  фасад его обрушился. 

40  Дом XIX века, ул. Большая Никитская, 58 

В ходе «реконструкции» 2004-2005 годов и встраивания в объем нового элитного жилого комплекса от дома уцелели лишь фрагменты фасадной стены.

41 Службы усадьбы Чайковского, Новинский бульв.

Ампирная усадьба начала XIX века, в которой жил великий композитор. В конце 1990-х годов усадьба была реконструирована для создания культурного центра Чайковского, при этом часть построек снесена, оставшиеся надстроены, изменён фасад, выходящий на Кудринскую площадь.

42-43. Историческая застройка XIX века, Молочный пер., 3, Молочный, 5 

Фрагменты исторической среды остоженских переулков — строения на участке 3 в Молочном переулке - находились в собственности ООО «Складская база ТИП», того самого, кому Правительство Москвы разрешило своим постановлением № 205-ПП от 26 марта 2002 года провести «реставрацию и реконструкцию» соседнего дома Таля закончившуюся его гибелью (Молочный, 5). Ранее, 1 августа 2000 года. Правительство Москвы выпустило постановление № 586, которым санкционировалась «реабилитация территории» владения № 3 по Молочному переулку. Реабилитация выразилась в сносе нескольких исторических строений (в том числе деревянного дома с резными наличниками) и строительстве элитного жилого комплекса по указанному адресу. 

44. Дома XIX века, просп. Мира, 16, стр. 2, 5

Исторические здания, формировавшие облик бывшей 1-й Мещанской улицы, создававшие фон для стильных соседних памятников вроде дома Долгова. Снесены при «реконструкции» в 2004-2005 годах. Комиссия по сохранению зданий в исторически сложившихся районах Москвы рассматривала 18 июля и 15 августа 2000 года судьбу строения 2. Причина — «в связи со строительством», условие - «с воссозданием», вердикт комиссии - «согласна».

45. Деревянный дом ХIX века, Малый Толмачевский пер., 10

В 2003 году дом № 10 был прикрыт завесой с художественным изображением старинного особняка. Рядом была вывешена табличка, которая уверяла, что здесь происходит «реставрация памятника архитектуры» по заказу ОАО «Шком». Московские путеводители до сих пор сообщают, что по указанному адресу находится двухэтажный деревянный дом с мезонином, ценный образец архитектуры Замоскворечья первой половины XIX века. Заглянув за завесу с красивой картинкой, можно было увидеть бетонный фундамент, а на нем — свежепостроенный кирпичный дом.

46-47. Историческая застройка XIX века, Малый Сухаревский пер, 7 и 11

Малый Сухаревский переулок, соединяющий Трубную улицу с Цветным бульваром, также пострадал от реконструкции 1990-х. На месте дома №7 новостройка, на месте дома № 11 – новодел.

48. Дом конца XVIII века и квартал XIX века, ул. Малая Якиманка, 4, несколько строений

Двухэтажный дом конца XVIII века, хорошо сохранявший фасады с элементами псевдоготики. В 1995 году Управление госконтроля охраны памятников Москвы (впоследствии ГУОП) выдало разрешение на реконструкцию интерьеров, однако дом был снесён вместе с целым кварталом домов XIX века, сохранена была лишь фасадная стена, включённая в состав крупного офисного здания.

49. Дом середины XVIII века, ул. Малая Ордынка, 20

Владелец дома – «Тирадо-банк» - заказал проект реконструкции памятника, предполагавший его снос и утверждённый решением архитектурного совета по центру Москвы о 25 января 1996 года. Дом снесён в 1997 году.

50. Историческая застройка XIX века, Лубочный пер.

Три дома по короткому Лубочному переулку в 1991 -2001 годах пали жертвой реконструкции района улицы Балчуг. На их месте возвышаются офисные и банковские комплексы, загородившие исторический вид из Замоскворечья на Кремль.

51. Историческая застройка XIX века, Луков пер., 4 и 5

Последствия реконструкции района Сретенки — стройка на участке № 4 (между сохранившимися домами 2 и 4), а также новодел на участке № 5.

52. Здания Тверского подворья, ул. Кузнецкий Мост, 17, стр. 1, 2, 5 и 7

Главное здание подворья — палаты Тверского архиепископа XVII века - было окружено служебными и жилыми постройками XIX века с элементами архитектуры классицизма. Еще в 1974 году весь ансамбль подворья был включен в списки памятников истории и культуры республиканского значения. В 1993 году префектура Центрального административного округа Москвы подписала контракт о реконструкции застройки домовладения под жилье с «Сибнефтегазом».

В результате «реконструкции» к весне 1996 года снесены четыре строения ансамбля. Строение 1, выходящее на улицу, «воссоздано». К палатам XVII века сделана пристройка, что запрещено законодательством об охране памятников.

Проектная документация «реконструкции», поступив в Министерство культуры РФ уже после сноса усадебных строений, не была одобрена Министерством как не отвечающая требованиям проектирования в заповедной зоне Москвы. На месте подворья выстроен офисный комплекс, на задворках которого оказались древние палаты. В октябре 1997 года Министерство культуры обратилось в прокуратуру Москвы с просьбой принять меры по охране памятников и привлечь виновных к ответственности. В ответном письме прокуратура ЦАО г. Москвы отказала в возбуждении уголовного дела.

53-57. Историческая застройка XIX века, Колокольников пер., 11—13, 21, 23, несколько строений

Фрагменты исторической застройки, пострадавшей во время реконструкции сретенских переулков. Дома № 11 -13 (в начале XX века ими владели наследники купца Астахова и А.Г Левин) заменены новостройкой, на месте домов №21-23 — автостоянка и пустыри вплоть до углового дома со Сретенкой. Разборка строения 3 дома № 21 санкционирована Комиссией по сохранению зданий в исторически сложившихся районах Москвы 24 де¬кабря 2002 года.

58. Дом XIX века, ул. Каланчёвская, 13

Дом XIX века, фрагмент исторической среды старой Москвы, заменён новоделом после «реконструкции» середины 1990-х.

59. Историческая застройка XIX века, Даев пер., четная сторона

«Плоды» реконструкции района Сретенки - это новостройки на месте исторических домов по четной стороне Даева переулка.

60. Усадьба Муравьевых, 1-й Зачатьевский пер.

Историческая застройка XIX века, несколько строений. Снесена в ходе реконструкции остоженских переулков в 1990-е гады. Совет территориальной общины «Остоженка» в 2001 году жаловался полпреду президента в ЦФО ГС Полтавченко: «Предусматривалось восстановление усадьбы Муравьевых, а строится нечто совершенно не похожее на старин¬ную усадьбу». Хладнокровный ответ из «Управления формирования архитектурного облика...» Правительства Москвы гласил: «Зарегистрированного в установленном порядке проекта восстановления усадьбы Муравьевых не существует».

61. Московская соборная мечеть, Выползов пер.

Построена в 1904 году на средства касимовских купцов Ерзиных. с разрешения великого князя Сергея Алек¬сандровича (тогда - Вторая суннитская московская мечеть). Долгие годы была единственным действующим мусульманским храмом в советской Москве. Колоритный памятник архитектуры исламской традиции. В ходе начавшейся реконструкции (предполагается окончанием в 2008 году) подлинное здание исторической мечети должно быть разобрано и заменено новодельным. К нему будут пристроены значительно превосходящий его по габаритам объем новой мечети и два новых минарета высотой до 70 метров.

62. Дома конца XIX — начала XX века, Бутиковский пер., 5, стр. 1, 2, 3

Строение 2 дома № 5 — четырехэтажный жилой дом, часть комплекса, построенного в начале XX века фабрикантом Бутиковым для рабочих своего предприятия. Снесен летом-осенью 2003 года вследствие того, что Правительство Москвы постановлением № 205 от 26 марта 2002 года разрешило ООО «Складская база ТНП» провести «комплексную реконструкцию домовладения с новым строительством жилья». Комиссия по сохранению зданий в исторически сложившихся районах Москвы 18 июня 2002 года санкционировала разборку строения 2.

63-65. Строения Полянского рынка, Бродников пер., 4—6

Строения Полянского рынка, середина ХVIII-Х1Х веков. Уникальный образец исторической застройки заповед¬ного Замоскворечья, совмещавший торговые и жилые функции. В результате реконструкции территории бывшего рынка в конце 1990-х годов снесены дома № 4 и 6, искажен перестройкой дом №2 по Бродникову переулку.

66-70. Историческая застройка XIX века, Большой Сухаревский пер., 9, 13 (стр. 1, 2), 24 (стр. 1), 26 (стр. 2), 28

Фрагменты исторической среды сретенских переулков, пострадавшей при реконструкции 1990-х годов. На доме №9 красуется дата «1995», его снесенный предшественник принадлежал Гефсиманскому скиту (находился близ Троице-Сергиевой лавры). Во владении 13 (принадлежало купцу ИД Розанову) — пустырь и новодел. На месте стр. 1 дома №24 (статского советника А.Ф. фон Груннера) и стр. 2 дома №26 (купчихи А.П. Нырковой) идет строительство нового офисно-жилого комплекса. На месте дома №28 (Кантакузенов) — пустырь.

71-74. Историческая застройка XIX века, Большой Сергиевский пер., 14—16, 21, 22 (несколько строений)

В ходе реконструкции района Сретенки в 1990-е годы застройка ее переулков погибала в массовом порядке. На месте снесенных домов — пустыри.

75-76. Дома XIX века, Большой Кисловский пер., 4, стр. 3-4

Исторические здания, фрагменты старинной застройки центра Москвы, разделили судьбу соседнего «Военторга» (см. № 42-45). Они были снесены в 2003 году согласно постановлению Правительства Москвы № 439-ПП «О реконструкции строений по адресу: ул. Воздвиженка, д. 10/2 и Б. Кисловский пер., д. 4» с той же загадочной мотивировкой: «В связи с важным градостроительным значением сохранения в историческом центре Москвы... со сносом всех строений».

77-82. Историческая застройка XIX века, Большой Головин пер., 3, 5-9, 13-15, 19 (стр. 1, 25, 26, 27)

Историческая застройка Большого Головина переулка сильно пострадала в ходе реконструкции района Сретенки. На месте ряда домов — пустыри, часть заменена новоделами, на участках 5-9,19 и 27 идет строительство элитного жилья. Судьба дома №7 рассматривалась Комиссией по сохранению зданий в исторически сложившихся районах Москвы в 1997 году (протоколы № 24 и 25 от 5 и 12 августа, согласились с разборкой). Вопрос о доме №19 слушался 25 марта 2003 года и был отложен.

 83. Дом XIX века, ул. Большая Якиманка, 12

 Деревянный особняк, главный дом городской усадьбы, образец исторической застройки Замоскворечья середины XIX века. Снесен в конце 1990-х годов под предлогом ветхого состояния при «реконструкции» усадьбы, выстроен заново из кирпича. Лауреат конкурса «Реставрация» Правительства Москвы за 2000 год.



Партнеры