Фемида с развязанными руками

Чистосердечное признание и раскаяние — верный путь за решетку

8 июня 2008 в 17:36, просмотров: 2130

А про дураков не забыли? Кто они, эти таинственные незнакомцы? Мы и есть. И обижаться не на кого. Наша беспечность на дорогах поражает воображение. Похоже, на авось надеются все: и водители, и пешеходы, и даже пассажиры. А ведь Правила дорожного движения, как и правила хорошего тона, распространяются на каждого.

Для кого они написаны? Для всех участников этого движения. А участники — это и водители, и пассажиры, и пешеходы. Так-то оно так, но правила, которыми не пользуешься, быстро забываются.

Все исходят из того, что уж водители-то правила знают и, естественно, руководствуются ими. Ведь машина не игрушечная, как-никак это источник повышенной опасности. Знают, но не все. Люди, которые приобрели права по сходной цене, этими знаниями не отягощены. Но большинство от правил отступает, и далеко. И действительно, как же иначе? Законопослушный водитель, увы, выглядит на дороге как белая ворона. Все нарушают — и ты нарушай, иначе не доедешь. Это и есть главное правило.

Источником вдохновения для водителей-нарушителей является деятельность сотрудников ГАИ, регулирующих движение. Движение денег в свой карман. Ведь не просто так у водителя возникает ощущение, что правила можно нарушать. Прейскурант известен.

А пешеходы, напротив, наслаждаются полной безнаказанностью. Граждане пешеходы, признайтесь, вы когда-нибудь в жизни держали в руках Правила дорожного движения, где вам посвящена целая глава? А зачем, собственно? Пешеходов-то не наказывают, какие бы пируэты ни совершали они на дороге. Статья в Административном кодексе есть, да что толку: мертворожденное дитя…

О пассажирах и говорить нечего. Они тоже без устали нарушают правила: отвлекают водителей, пренебрегают ремнем безопасности…

Но вот наступает час, когда их пути пересекаются.

И эта встреча для кого-то может оказаться роковой. Ведь дорога беспечности не прощает.

* * *

В полдень 16 января 2008 года Ирина Тюрина, инженер-инспектор организации по энергоснабжению, ехала по делам службы. Это была среда, разгар рабочей недели, и Ирина надеялась еще до обеда вручить очередное предупреждение о запрете самовольного подключения к электросетям г. Москвы. Работа Тюриной заключалась в том, чтобы пресекать воровство электроэнергии.

Что произошло в Митине на улице Генерала Белобородова, объяснить толком не может никто. Вот что мы знаем точно: Ирина двигалась в крайнем левом ряду от улицы Зенитчиков, а в это время дорогу переходили двое пешеходов: Марина Погосовна Сахокия и ее 77-летняя мать Анжела Зареевна Алексанян. На улице Генерала Белобородова четыре полосы движения — по две в каждую сторону. Пешеходы двигались справа налево относительно машины Тюриной, пересекли две полосы и остановились на разделительной линии разметки.

Из протокола допроса М.П.Сахокия в суде: “Мы с мамой шли из поликлиники… Мы пропустили рейсовый автобус… Я взяла маму под ручку, и мы спокойно перешли улицу и встали на разделительную полосу, вдруг я подпрыгнула и упала. Я подумала, что со мной что-то случилось, встала и увидела, что мама лежит…”

Ни Марина Погосовна, ни ее мать машину Тюриной не видели. А Тюрина не может объяснить, как и почему случилось то, что случилось. Но так или иначе ее машина левой частью задела пешеходов. Марина Погосовна была доставлена в больницу с ушибом головы и сотрясением мозга. В эту же больницу была доставлена и ее мать, которая вскоре скончалась.

Из обвинительного заключения по обвинению Тюриной Ирины Анатольевны: “…управляя автомобилем “Опель Корса”, Тюрина И.А. следовала по проезжей части улицы Генерала Белобородова и совершила наезд на пешехода Алексанян А.З., стоявшую посередине проезжей части, при этом по неосторожности причинила последней телесные повреждения, повлекшие за собой смерть Алексанян А.З. <…> Следствие отмечает, что причиной данного ДТП послужили действия водителя Тюриной, которая в нарушение п.п. 1.3, 1.5, 10.1 ПДД к дорожной обстановке и ее изменениям была невнимательна, к другим участникам движения непредупредительна, при возникновении опасности для движения, которую она была в состоянии обнаружить, своевременных мер к предотвращению ДТП не приняла…”

Спустя месяц было возбуждено уголовное дело, которое в апреле поступило в Тушинский районный суд.

* * *

Как известно, нарушители Правил дорожного движения в случае ДТП ведут себя по-разному. Некоторые предпочитают покинуть место происшествия по-английски, не прощаясь. “Британский вариант” пользуется большим успехом у любителей быстрой езды, но вступает в противоречие с законом. Правда, наказание за это нарушение не бог весть какое строгое — лишение прав на срок от 6 месяцев до одного года либо административный арест сроком до 15 суток. Мало кто знает, что нарушители предпочитают лишение свободы, пусть и на две недели, ужасной перспективе остаться без прав. Дело доходит до того, что за возможность “сесть” они готовы заплатить.

О пьяных нарушителях я не говорю — о них написано достаточно.

Что же касается людей порядочных, то они вручают свою судьбу закону в лице следователя, прокурора и судьи. Выбор небогатый, но ничего лучше пока не придумали.

Ирина Анатольевна Тюрина, 1970 года рождения, окончила Бауманский институт. Разведена, одна воспитывает двух малолетних детей: двенадцатилетнего Максима и семилетнего Данилу. Алиментов пришлось добиваться через суд. Ирина привыкла рассчитывать только на собственные силы.

Не каждый отважится признать свою вину, даже если вина эта очевидна. Понятно, что это не подвиг, но тем не менее. Тюрина свою вину признала, попросила у потерпевших прощения и взяла в кредит 200 тысяч рублей, чтобы хоть как-то помочь родственникам погибшей. Других денег в тот момент она достать не могла.

Дело слушалось судьей Е.В.Никитиной.

Не знаю, сколько подобных дел слушается в наших судах, знаю только, что очень много. Уже по одному этому дело Тюриной смело можно назвать рядовым, как бы жестоко это ни звучало. Однако рядовое дело приняло неожиданный оборот.

Что же случилось? Да, собственно, ничего особенного. В суде Тюрина предложила потерпевшим все, что ей удалось собрать, — 200 тысяч рублей, которые она привезла с собой. На вопрос о мере наказания сын погибшей ответил: “С учетом детей не хотелось бы лишать свободы… Оставляю меру наказания на усмотрение суда…”

Все ждали, что скажет государственный обвинитель. С одной стороны, у человека такая работа — поддерживать обвинение в суде и требовать сурового наказания виновного. А кроме того, в нашей стране начался очередной приступ борьбы с нарушителями Правил дорожного движения. И по всему выходило, что прокурор Е.В.Ципис попросит столько, что мало не покажется.

Вот что сказал прокурор: “Квалификация действий подсудимой Тюриной дана правильно по ч. 2 ст. 264 УК РФ, вина полностью подтверждается показаниями свидетелей, <…> письменными материалами дела, заключениями медицинской и автотехнической экспертиз. При назначении наказания прошу учесть, что потерпевшие переходили дорогу в неположенном месте. Тюрина свою вину признала полностью, имеет на иждивении двоих малолетних детей. С учетом данных о личности прошу назначить наказание в виде трех лет лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ наказание считать условным с испытательным сроком три года, с лишением права управлять транспортным средством на три года...”

Помнится, вначале мы упоминали о том, что наши пешеходы отродясь не держали в руках Правил дорожного движения. Как иначе объяснить реплику потерпевшей в зале суда: “Я перешла улицу в неположенном месте, но я ничего не нарушила”. Святая простота! Но это тема другой статьи. О том, когда государство возьмет на себя, наконец, труд побеспокоиться о безопасности своих граждан и все же введет курс ПДД хотя бы в школьную программу. На изучение той же химии уходят годы, а на теоретические уроки и практические занятия по безопасности движения не нашлось ни дня. Единственное, что все мы умеем очень хорошо, — это переходить дорогу на красный свет и в таком месте, которое нам больше нравится. Это вовсе не снимает ответственности с водителя Тюриной — это просто факт и мы должны о нем знать.

И, наконец, 22 мая судья огласила приговор: “…Назначить наказание в виде одного года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, <…> взять под стражу в зале суда”. Сердобольная судья Никитина не забыла и о малолетних детях Тюриной. В тот же день она вынесла специальное постановление: “Направить в органы опеки и попечительства сведения об осуждении Тюриной к лишению свободы для решения вопроса об опеке над ее несовершеннолетними детьми”.

* * *

Так что же необычного в этом деле? Порок наказан, добродетель торжествует. Тюрина, которая совершила пусть неумышленное, но однако же преступление, взята под стражу и будет отбывать наказание. Это и есть истинная цель правосудия, не правда ли?

Кстати, интересно, почему Фемида держит в руке весы? Не плетку, не ключ от камеры, не нож гильотины, а именно весы. На то она и богиня, чтобы разбираться в тонких материях. Ведь весы — символ не просто равновесия, а осторожности, взвешенных решений и поступков. Недаром в старину христиане часто изображали ангелов с весами. Считалось, что на весах правосудия взвешиваются добро и зло, строгость и справедливость, вина и наказание.

И целью правосудия на самом деле является не наказание как таковое, не устрашение и тем более не унижение. Цель — восстановление естественной гармонии мироздания.

Многие считают, что суд — карательный механизм единой правоохранительной системы.  Распространенное заблуждение! Суд — это независимая сила, наделенная поистине божественной властью вершить правосудие. Не обвинять, не защищать, а, пользуясь весами Фемиды, взвешивать и принимать справедливое решение.

Как правило, мнения потерпевшего, государственного обвинителя и защиты расходятся. Откуда взяться равновесию?

И тут в Тушинском суде случается невероятное. Все участники процесса приходят к согласию. Судье остается лишь закрепить на бумаге это с трудом достигнутое единство. Ведь божественные весы уже уравновешены. И что же? Для чего на одну чашу швырять кирпич?

Выходит, что по существу судья стал обвинителем. Мне могут возразить: санкция ст. 264 УК РФ предусматривает меру наказания, избранную судьей. Так и есть. Но как же быть с духом закона и, собственно, с целью правосудия? Ведь очевидно же, что такое положение прямо противоречит этой цели.

29 мая в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда было подано кассационное представление государственного обвинителя Е.В.Ципис по уголовному делу в отношении И.А.Тюриной. В нем говорится о том, что подсудимой было назначено чрезмерно суровое наказание без учета всех обстоятельств дела. На следующий день кассационную жалобу на приговор Тушинского суда направили и потерпевшие. Там написано: “Не оспаривая законность осуждения Тюриной И.А. и ее вину в ДТП, тем не менее полагаю, что приговор Тушинского суда должен быть изменен и назначенное ей наказание все-таки не должно предусматривать реального лишения свободы”.

Получается, потерпевшим и прокурору исправные весы Фемиды нужны больше, чем судье.

Неужели маленькие дети Ирины Тюриной будут дожидаться маму, неожиданно “уехавшую в командировку”, в детском доме?

Это и есть правосудие? А зачем же тогда в ст. 60 УК РФ написано: “При назначении наказания учитываются <…> влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи”? И для чего в ст. 82 УК РФ предусмотрена возможность отсрочить отбывание наказания женщинам, имеющим малолетних детей?

Вот такая головоломка. Выходит, у нас и в самом деле все наоборот?



    Партнеры