Помочь Рамзану

Как задушить новых чеченских боевиков

17 июня 2008 в 18:13, просмотров: 1624

Обстрел вертолета, рейд на горное село, два нападения на федеральные бронеколонны. Семеро убитых, одиннадцать раненых, трое человек взяты в заложники, сожжено пять домов, одна боевая машина пехоты, десяток военных и гражданских автомобилей — итог деятельности бандподполья в Чечне за первую половину июня 2008 года. По предварительным данным, со стороны противника действовало около 100 человек. Все они отошли без потерь.

Милое дело — воевать с регулярной армией и местной властью. Особенно когда деревья покрыты густой листвой, местный правитель борется за влияние с федеральным центром, а война официально закончена — и любой, кто посмеет в этом усомниться, оказывается врагом стабильности на Кавказе.

По идее, в этом году боевики должны были умереть естественной смертью, уйти в историю как морально устаревшая политическая модель. Вместо этого лидер подпольщиков Дока Умаров подредактировал свой уголовный имидж, взял себе новое имя — Абу Усман и провел, подлец, ряд успешных диверсионных операций, нанеся федеральной власти не столько материальный, сколько моральный урон. За неполных три недели боевики Умарова представили своим зарубежным покровителям весь ассортимент своих бандитских услуг — от масштабного нападения на горное село до засады на колонну ФСБ. География — практически весь юго-запад Чечни: от Бамута Ачхой-Мартановского района через Чишки Грозненского района и до Беной-Ведено Ножай-Юртовского. Боевики продемонстрировали свою стабильность, и об их идеологическом крахе говорить рано и преступно.

Информационная картина 2008 года отличается от 1996 и 2000 годов только количеством жертв и отношением власти, а следом за ней и стороннего московского обывателя к происходящему. Если раньше боевики воспринимались как полноценный противник, то где-то с 2002 года они позиционируются как отдельные пережитки прошлого, которые будут уничтожены со дня на день. Но прошло шесть лет, а “пережитки” не только не подыхают, но и, судя по их проявлениям, наращивают военную силу. И эти обстоятельства свидетельствуют о том, что прежняя политика центра в Чечне нуждается в срочной корректировке.

Почему чеченские боевики не уходят в небытие после большой войны, как ушли в свое время украинские и прибалтийские повстанцы? Первая и главная причина — идеологическая, не имеющая никакого отношения ни к Чечне, ни к ее нынешнему лидеру. За полтора десятка лет в российском обществе сформировался и закостенел устойчивый образ “злого чечена” — субъекта криминального и коварного. Являющегося российским гражданином лишь формально, а фактически — скрытого врага, только и ждущего удобного момента, чтобы ударить в спину. Вместо того чтобы помирить русских и чеченцев, поровну разделив ответственность многолетней братоубийственной войны, власть заморозила эту взаимную ненависть, возложив все заботы по усмирению республики на Кадырова. К чести Рамзана надо отметить, что он справился с оперативной задачей. Как мог консолидировал чеченское общество, внятно продекларировав главный лозунг: чеченцы больше не воюют, чеченцы отстраивают республику.

Но парадокс в том, что одновременно с усилением власти Кадырова усиливается и активность Доки Умарова, набирающего своих бойцов из той части измученного гражданской войной чеченского общества, которая в силу ряда объективных причин осталась за пределами влияния Рамзана Кадырова.

Следует отметить, что не все враги Рамзана Кадырова скрываются в лесах. Достаточное их количество, по нашей достоверной информации, сотрудничает и с федеральными спецслужбами. В этом смысле Ханкала очень похожа на российского обывателя — что бы там ни говорили в Кремле о лояльности Кадырова-младшего, и гээрушники, и эфэсбэшники, и рядовые ставропольские и московские милиционеры на всякий случай относятся к Кадырову как к врагу. И это еще один фактор, пусть косвенно, но подпитывающий чеченское бандподполье.

Что касается  зарубежных разведок, работающих против России на Северном Кавказе, то надо быть полными идиотами, чтобы не использовать все наши промахи и все послевоенные чеченские болезни в своих интересах.

Перед лицом этого врага — и внешнего и внутреннего — должны объединиться все: Рамзан Кадыров, братья Ямадаевы, Бислан Гантамиров, Малик Сайдуллаев и еще тысячи чеченцев, по разным причинам не нашедших своего места в нынешней Чечне. При этом метода, с помощью которой Рамзан руководит республикой, не позволяет ему самому провести такую консолидацию. Суть его власти как раз и заключается в единоличной ответственности за все происходящее в Чечне. Рамзана и назначили на этот пост именно потому, что он не побоялся взять на себя такую ответственность. И вот теперь выясняется, что единоличной ответственности мало. Один человек, каким бы он ни был, не может объединить всех. В такой ситуации роль федерального центра заключается в том, чтобы помочь Рамзану в консолидации чеченской элиты. А не ограничиваться, как прежде, “точечными артиллерийско-бомбовыми ударами по лесным массивам в местах предположительного скопления боевиков”.

Июнь 2008 года показал, что силой оружия в Чечне ничего не добьешься. На эту силу боевики способны отвечать точно и болезненно. Единственный путь к миру — перестать относиться к Чечне как к побежденному врагу и вернуть ее в лоно России не только географически, но и на уровне обывательского сознания.



Партнеры