На пути к Собору

Сможет ли Русская церковь избрать достойного патриарха?

22 декабря 2008 в 16:09, просмотров: 1280

Чтобы глубже понять, какие нешуточные страсти разыгрываются на Поместных Соборах, достаточно прочесть исследование известного русского историка Антона Карташова «Вселенские Соборы» или обратиться к практике проведения Поместных Соборов в СССР. Одним из самых спорных и до сих пор недостаточно исследованных является Поместный Собор 1971 года. Руководство страны в течение года не могло выбрать достойного с их точки зрения кандидата. На самом деле рассматривались три кандидатуры – старейшего по хиротонии митрополита Палладия (Шерстенникова), который в тот период управлял Орловской епархией, митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова)  и митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова).

После первой и ставшей единственной зарубежной поездки митрополита Палладия в 1970 году в Польшу в сопровождении архиепископа Ювеналия (Пояркова), его кандидатура отпала. Архиепископ Ювеналий доложил чиновникам Совета, что в Варшаве митрополит Палладий раскрыл польским собратьям страшную тайну - как отбывал срок в лагерях на Колыме. После долгих обсуждения ЦК КПСС остановился на кандидатуре митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена. Тут же была разослана директива по местам. Совет по делам религий беспокоила готовность части епископата поставить на Поместном Соборе вопрос об отмене дискриминационных решений Архиерейского Собора 1961 года. Поэтому из Москвы последовала директива местным уполномоченным организовать поток писем от епископата и духовенства в поддержку решений Собора 1961 года, а также о единой кандидатуре на патриарший престол. И такие письма посыпались из разных епархий на имя патриаршего местоблюстителя митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова). Подавляющее большинство из них призывало голосовать (!) за единственного кандидата. Но раздавались и другие авторитетные голоса. Подняли свой  голос в защиту подлинного Собора опальный епископ-исповедник Ермоген (Голубев), московский священник Всеволод Шпиллер, священник–исповедник из Риги Николай Трубецкой. 

Накануне Поместного Собора 1971 года группа священников Могилевской области по заданию уполномоченного Совета по делам религий П.Петрова обратилась к местоблюстителю патриаршего престола. Могилевские священники направили свое письмо, минуя правящего архиерея Антония (Мельникова) (1923-1986). Сохранилось письмо уполномоченного на имя Куроедова по этому поводу: «…Копия данного письма (речь идет о письме могилевских священников – С.Б.) 16 марта сего года была вручена благочинным Буглаковым М.И. лично архиепископу Белорусскому Антонию как должностному лицу, возглавляющему епархию. По словам Буглакова М.И. Антоний страшно возмутился тем, что такое письмо направлено местоблюстителю, не имея на то основания и без его «благословения». Антоний обвинил Буглакова М.И. в том, что он подбил и других священников подписать это письмо. Буглаков М.И. сделал попытку успокоить Антония и сказал ему: «Мое мнение по этому вопросу разделяют и другие священники, поэтому они и подписали письмо, считаю, что в этом нет ничего плохого. Это сделано в интересах и на пользу церкви». Но где там! Антоний был настолько раздражен, что заявил: «Вы ничего не понимаете, лезете туда, куда вас не просят».

В беседе с уполномоченным Совета Буглаков М.И. сказал: «Я никак не ожидал, что наш архиепископ Антоний так воспримет наше письмо, он не хотел даже взять копию, ему адресованную. Для меня не понятна реакция Антония на это письмо. Видимо, недаром среди некоторой части духовенства ходят разговоры, что наш «владыка» за последнее время стал неузнаваем, совсем испортился, слишком многое ему доверяется… Судя по тому, как Антоний воспринял письмо духовенства Могилевской области местоблюстителю, которое направлено по нашему заданию и преследует при этом определенную цель, можно безошибочно сказать, что Антонию доверять нельзя, а доверяя ему, видимо, совершаем ошибку. Антоний умело маскирует свое лицо…» (ГА РФ, Ф.6991, оп.7, д.131, л.56,57)

Сегодня предвыборные технологии цинично разработаны до мелочей. И вполне успешно применяются в Русской Церкви последние 10 лет. Накануне Поместного Собора РПЦ среди российского епископата и духовенства нет единодушия. После смерти патриарха Алексия обнаружилось, что среди епископата нет личности подобной ему по глубине и масштабу. Как-то, рассказывая о Поместном Соборе 1990 года, патриарх Алексий вскользь без тени улыбки заметил: «На Архиерейском Соборе, который предшествовал Поместному, обнаружилось, что на патриарший престол претендуют 75 кандидатов». Но в 1990 году в СССР было всего 90 епископов! Весьма возможно, что на Архиерейском Соборе, который соберется 25 января 2009 года для того, чтобы предложить Поместному Собору три кандидатуры, выяснится, что кандидатов уже 150! Всего же соберется более 700 выборщиков от всех епархий РПЦ, включая зарубежные.

Стоит вспомнить циничные слова Сталина: «Не важно, как будут голосовать. Важно, кто будет считать». В 1990 году во главе Счетной комиссии, состав которой почему-то до сих пор не определен, находился ныне покойный митрополит Антоний (Блюм), пользовавшийся всеобщим доверием. Сегодня найдется ли подобная личность среди российского епископата? Бюллетени будут печататься Отделом внешних церковных связей, и считать их будут, скорее всего, сотрудники этого же Отдела, глава которого сегодня является патриаршим местоблюстителем. Проживать члены Собора будут в двух гостиницах – Даниловской и Университетской, которые принадлежат Паломническому отделу того же ОВЦС. Так что обрабатывать их будут постоянно и навязчиво те же сотрудники ОВЦС.

Священник Всеволод Шпиллер вспоминал, как поделился с архиепископом Антонием (Блюмом) своими впечатлениями от случайно услышанного разговора двух молодых советских епископов. Разговаривали архиепископ Киприан (Зернов) и Костромской епископ Никодим (Руснак). “Я рассказал владыке (Антонию – С.Б.), что очень хорошо запомнил, какое глубокое, какое сильное впечатление произвело на меня  в этом их разговоре полное как бы нечувствие и даже как бы немыслимость для епископа Никодима самого существования сложнейшей проблемы соотношения двух правопорядков – государственного и церковного. Она была вне его церковного правосознания. А ведь так обстоит не с одним епископом Никодимом. …требуемые жизнью суперординация или субординация одного в отношении к другому, отнюдь не обязывает ни епископа, ни священника стоять навытяжку перед представителем светской власти, какое бы положение не занимал он в государственной администрации”.

Меня часто спрашивают люди, далекие от Церкви: «А российские епископы – верующие люди? Верят ли они Богу?» Этот вопрос ставит меня в тупик. Хотя среди епископата немало достойных людей. Но вот что странно – все они, за редким исключением, продолжают жить по советским законам. Они не знают церковных канонов. Незнание и нечувствие церковных канонов привело к тому, что Церковный Устав РПЦ после многочисленных обновлений и добавлений превратился не в руководство к действию, а в некую загадочную грамоту, полную недоговорок и зияний. Кто определял квоту выборщиков и сам регламент выборов? Почему на Соборе предусматривается тайное голосование на заключительном этапе?

В других православных церквах, в том числе в Константинополе, Поместный Собор избирает трех кандидатов, затем их имена кладутся в шкатулку и после литургии мальчик до 10 лет выбирает бумажку с именем кандидата. Так избирали в 1917 году патриарха Тихона. Что мешает вернуться к освященной веками традиции? Эту проблему поднял недавно московский священник Александр Шаргунов:"Избрание апостола Матфия происходит в два этапа. Вначале совершается суд человеческий (собрание-собор отделяет тех, кого оно считает наиболее достойными), затем - суд Божий (бросание жребия). Почему апостол не избирается еще одним заключительным голосованием? Почему лучшего из кандидатов не определяет большинство? Потому что ученики Христовы хотят дать Господу в полноте совершить Его свободный выбор. "Иной суд человеческий, иной суд Божий". Если российский епископат состоит из истинно верующих христиан, пора вернуться к апостольской традиции.

Но и она требует, по замечанию одного уважаемого российского епископа необходимого добавления. Он считает, что к трем запискам, на которых будут начертаны имена кандидатов на патриарший престол, должна быть приложена четвертая - чистая. В сегодняшней атмосфере всеобщего недоверия, усилившейся особенно после последнего Архиерейского Собора в июне 2008 года, важно предоставить выбор будущего патриарха Богу. В том случае, если мальчик, которому будет доверено вынимать из ларца записки, вытащит чистую, это будет означать, что ни один из трех кандидатов уже не может претендовать на патриарший престол, поскольку неугоден Богу. И это будет Высший выбор. В этом случае должен быть вновь созван Архиерейский Собор, которому предстоит избрать новых трех кандидатов. Лишь при этом условии может быть изжита атмосфера всеобщего недоверия и восстановлен церковный мир, столь необходимый для России в эти тяжелые времена.



    Партнеры