Смертницы дружили по жизни

До терактов Джаннет Абдуллаева гостила в селе Балахани у Марьям Шариповой, отец которой не осуждает ее поступок

6 апреля 2010 в 16:26, просмотров: 51097
Смертницы дружили по жизни
Отец смертницы
Корреспондент “МК” сумела добраться до горного села, в котором родилась вторая смертница Марьям Шарипова. Национальный антитеррористический комитет официально объявил, что на “Лубянке” взорвалась именно она. После разговора с родственниками и односельчанами террористки “МК” удалось выяснить подробности, которые в корне меняют существующую версию событий. Обе смертницы уехали из селения вместе незадолго до терактов...

Горное дагестанское село Балахани, родовое селение второй смертницы, взорвавшей себя на “Лубянке”, — труднодоступно для человека. Оно находится далеко в горах, где никогда не было асфальтовой дороги. Балахани — аварское село. Начиная с подъема в гору вдоль дороги наравне со знаками везде установлены зеленые таблички с надписями на арабской вязи. Читаю: “Аллаху Акбар!”. Вообще, как ни странно, в какой-то момент, в начале подъема в горы, обстановка вокруг меняется. Надписи на вязи появляются всюду: названия заправок, просто вязь баллончиком на скалах. Впрочем, есть и надписи на русском, но они скорее свидетельствуют о том, кто “в доме” хозяин: “Саид, мы не забудем тебя”, “Моджахеды” и т.д. Ситуацию в горном Дагестане сложно назвать нормальной. Здесь “советской власти” нет...

ФОТО

 
Террористка Марьям Шарипова родилась в 1982-м и закончила школу в Балахани в 1999 году. О ней, так же как и о взорвавшейся на “Парке культуры” Джаннет Абдулаевой, говорят как об умной, схватывающей все на лету девочке. Правда, в отличие от первой она закончила не 5 классов, а все 10. Но так же успешно, как ее напарница по смерти. В выпускном аттестате у нее всего две “четверки”.

— Она была обычная девчонка, — говорит бывший одноклассник Марьям Магомед. — Ничего такого примечательного о ней сказать не могу. За время учебы она ничем не привлекала к себе внимания. Училась нормально, а в целом без особенностей.

Об особенностях семьи Марьям Шариповой мне рассказали опера из махачкалинского УФСБ. Ее братья, оказывается, были в оперативной разработке еще с 2007 года. Старший брат Анвар Шарипов 76-го года рождения и средний брат Ильяс Шарипов 80-го года — в свое время преследовались по статьям “Хранение и незаконный оборот оружия”, “Похищение человека”, “Участие в незаконных вооруженных формированиях”. Однажды силовикам поступила “оперативка” о том, что на одном из адресов в Хасавюрте появился боевик. После штурма выяснилось, что в доме находился Ильяс Шарипов.

— У них странноватая семейка, — неохотно говорят односельчане, попросившие не называть их имени. — Их старший сын Анвар уехал и сейчас живет в Москве, но всем известно, чем он до этого тут занимался. Что он делает там, мы не знаем. Говорят, с женой на квартире живут. Их средний сын Ильяс — в лес ушел. Вообще Ильяс человек странноватый, злобный и повернутый на религиозной почве. Он застрелил нашу собаку. Вот просто так пришел во двор, там пес в будке, он пистолет вытащил и расстрелял ее. Говорит, для истинных мусульман собака — грязное животное, если дотронется до человека, нужно семь раз руки мыть, даже если до одежды коснется — сразу стирать нужно. Впрочем, собаку мы любили, она хорошая была, дети с ней играли. В ответ мы застрелили две коровы, принадлежащие их семье...

— Как вы думаете, Марьям могла взорвать московское метро?

— Сама однозначно нет. Духу бы не хватило. Чтоб перевезти, передать кому-то взрывчатку — может быть, но чтоб взорвать — нет. Один раз случай такой был. Мой младший брат, — говорит сосед, — поругался с ее братом Ильясом, тот наставил на него пистолет. Брат говорит: “Стреляй, или ты не мужик!” Ильяс не выстрелил. Потому что знает, что будет потом в ответ.

— Но Марьям, может быть, была другой...

— Вы никогда не задавали себе вопрос: почему в 28 лет деревенская кавказская девушка не замужем? Потому что у нее тут плохая репутация, все знают, что когда она училась в Махачкале в университете, у нее были отношения с мужчиной. У нас не принято таких девушек замуж брать. Она должна быть девственницей. А у нас говорят, что во время обучения у нее были легкомысленные нравы.

Впрочем, дети и родители учеников, которые учились у Марьям Расуловны Шариповой информатике, рассказывают о ней как о честном, принципиальном человеке, с обостренным чувством справедливости. Кроме того, они говорят, что Марьям была очень набожна, ходила всегда с покрытой головой, молилась 5 раз в день.

Сосед семьи Марьям рассказал, что совершенно точно — она никогда не была в Москве до подрыва. Он же рассказал то, отчего у меня подкосились ноги:

— Ой, а вы знаете, вторая-то шахидка у нас в селе тоже была недавно! И я ее видел, и мой младший брат может подтвердить это. Они ходили вместе, Марьям повыше росточком, а эта вторая пониже и потолще. Обе ходили, обмотавшись платками, в длинных одеяниях. Где-то на неделю вторая шахидка приезжала, а потом они обе и уехали. Мы как по телевизору увидели, сразу узнали ее. А тогда Марьям сказала, что к ней подружка приехала...

Самое интересное, что в УФСБ также не исключили, что смертницы были знакомы между собой. И даже называется имя человека, который мог их познакомить, — некто житель Махачкалы Гаджидадаев. Впрочем, понятно, что у боевиков такая же тусовка, где все участвующие и сочувствующие друг друга знают. Джаннет Абдулаева была женой, а затем вдовой эмира Хасавюрта Умалата Магомедова, Марьям Шарипова тоже была “при делах”...

В доме самой смертницы Марьям Шариповой траур. Женщины в черных одеяниях воют в соседней комнате так, что мороз по коже. Отец Марьям Расул Магомедов принимает журналистов, по большей части иностранных. Он узнал о том, что его дочь совершила теракт в московском метро, когда ему на телефон прислали ММС с фотографией головы Марьям после взрыва. Расул Магомедов говорит, что у него нет сомнений, что это она.

— У меня трое детей. Все с высшим образованием. Я сам учитель русского языка здесь в школе. Марьям была умница, сознательная девушка. Все в жизни делала сама. В дагестанский государственный университет поступила сама, параллельно второе высшее по специальности “психолог” получала.

— А чем ваши сыновья занимаются и где они?

— Анвар, старший, в Москве живет с семьей. После теракта я пытался звонить ему, но он не берет трубку. Наверное, на него начались гонения. Средний сын Ильяс сейчас с нами (дома его в момент разговора не было. — И.К.). С ним начались злоключения несколько лет назад. Его похитили федералы и издевались над ним, заставляли взять на себя ответственность, что он боевик, гранату и боеприпасы ему подбросили, дело сфабриковали! Когда его все-таки отпустили, на нем живого места не было, все тело черное от гематом, почки отбиты, а на ноге зажившие дырки. Его поддевали крюком за ногу, подвешивали к потолку и пытали. Мы обратились в правозащитную организацию, и потом по международной амнистии с него сняли все обвинения. Он ни в чем не виноват. Марьям очень переживала ситуацию, которая творилась с ее братом. Беспредел. Нашу семью притесняли. Вот посмотрите, у меня в телефоне есть фотографии сыновей, смотрите, какие они, — показывает фотографии Расул Магомедов. — А фотографий Марьям не осталось. Она не любила фотографироваться. А все, что было детское, и все документы у нас забрали следователи.

— Где были ваши сыновья во время второй чеченской кампании и операций против сектора Басаева в Дагестане?

— Учились в университете в Махачкале.

— Когда вы последний раз видели Марьям?

— В пятницу днем, 26 марта. Она была одета по-домашнему и занималась делами на кухне.

— Почему она не была замужем?

— Это нужно у нее спросить.

— Как вы считаете, почему она совершила теракт?

— Это тоже нужно у нее спросить. Если она сама туда пошла, а она сама туда пошла, потому что она не безмозглая скотина, то это личное дело ее и Аллаха. Только они знают, почему она это сделала и с какими целями.

— Есть свидетели того, что к Марьям на неделю приезжала вторая смертница Джаннет и жила у вас в доме...

— Такого не было.

— Что бы вы сказали родственникам погибших?

— Ну что... Сочувствую, сопереживаю. Но у каждого своя судьба. Вот по телевизору власти говорят про модернизацию и успехи, а о наших проблемах на Кавказе молчат, никто не говорит о притеснении мусульман и беспределе, который тут происходит!

— Вы не осуждаете поступок дочери? Она “Шахидка Иншалла”?

— Я оставлю этот вопрос без комментариев...

Таким образом, получается, что нет никаких сказочных историй про подготовку террористок в международных лагерях в Турции, Египте и Афганистане. Есть просто горный Дагестан и наши родные кавказские террористы, которым удалось осуществить один из самых кровавых взрывов за последние несколько лет. Марьям и Джаннет — девушки неудачной судьбы, обе глубоко религиозны, обе, как уважающие себя мусульманки, знали арабский язык в рамках прочтения Корана на вязи, обе, видимо, мечтали отомстить. Но если для Джаннет Абдулаевой, которая выросла в неблагополучной семье с одной непутевой матерью, предмет мести был ее глубоко любимый убитый федералами муж эмир Хасавюрта, то у Марьям ситуация несколько иная. У нее не было такой романтичной безумной истории любви. Она вообще, строго говоря, была изгоем в своем обществе. Замуж не брали, семьи нет, детей тоже. Есть только плохая репутация и окружающая среда, пропитанная романтикой “моджахедов”, и ненависть к “русским оккупантам” из-за братьев. Вероятно, и сам отец был недоволен судьбой дочки. Хотелось, наверное, выдать замуж хорошо, гордиться успехами Марьям, а вышло совсем по-другому. Может, поэтому он не жалеет о ее гибели? Может, поэтому так спокойно говорит: “Да, там в метро была она, моя дочь Марьям”.

P.S. Сейчас следователи отрабатывают на причастность к теракту старшего сына Анвара Шарипова, который проживал в Москве. Есть информация, что смертницы связывались с ним по мобильному телефону перед отправкой и по пути в столицу.

Справка “МК”: Гаджидадаев, которого упоминают сотрудники УФСБ как человека, возможно, познакомившего смертниц, — скорее всего хорошо известный в Дагестане боевик. В начале февраля 2010 года “новым амиром Дагестана” был назначен Ибрагим Гаджидадаев, уроженец соседнего села Гимры. Ранее он командовал отрядом боевиков-односельчан. Его отец — директор школы, один его дядя был мэром города Буйнакска, другой — известный историк. Именно Гаджидадаев в 2007 году застрелил депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова. Последний был приверженцем ваххабизма и пользовался авторитетом у боевиков. Но Гаджидадаев обвинил депутата в том, что он был агентом ФСБ и выдавал боевиков. Впрочем, в Дагестане считают, что причина гораздо банальней — бюджетные деньги, выделенные на ремонт гимринского тоннеля. В 2009 году Гаджидадаев взял на себя ответственность за убийство главы МВД Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Он же обложил данью местных бизнесменов. “Амиром” Гаджидадаев стал после того, как 31 декабря прошлого года во время спецоперации в Хасавюрте был застрелен лидер дагестанских боевиков Умалат Магомедов по кличке Аль-Бара.


Партнеры