Любовь после смерти

Обвиняемые в убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой решили пожениться в тюрьме

17 августа 2010 в 19:15, просмотров: 8170

Чтобы обвиняемые, находящиеся в заключении, решили пожениться — такого за решеткой еще не было. Между тем Евгения Хасис и Никита Тихонов, — фигуранты по делу убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, уже написали заявление в загс с просьбой зарегистрировать их брак. Почему обвиняемые в тяжком преступлении хотят обязательно сыграть свадьбу до суда, попытался выяснить “МК”.

Любовь после смерти
Эта свадьба состоялась в местах не столь отдаленных. Хотя внешне и не скажешь... 27-летняя Русалина Юревич оказалась за решеткой как раз из-за большой любви. Ее суженого-бизнесмена поставили “на счетчик” рэкетиры, и, пытаясь помочь ему, она стала продавать наркотики. За что и получила 6 лет колонии. Однако жених ее не бросил, и месяц назад они сыграли свадьбу в челябинской колонии.

— Хасис и Тихонов написали заявление, но подали они его не в загс (это ведь невозможно с учетом того, что оба за решеткой), а передали следователю Краснову, — говорит координатор центра “Русский вердикт” Алексей Барановский. — Так что теперь он будет решать — дать заявлению ход или нет.


Выходит, это он по сути должен будет благословить пару и выступить в качества посаженого отца. “Если быть точным, не посаженого, а посадившего”, — острят адвокаты обвиняемых. По их словам, узнать решение следователя пока не удалось. Однако заключенные надеются, что он пойдет им навстречу, ведь ни в одном законе не запрещено скреплять узами брака томящихся в неволе.


— Им все равно, где будет проходить церемония — по месту заключения жениха — в “Матросской Тишине” — или по “временному адресу” невесты — в “Лефортово”, — добавляет Барановский. — Проблема в том, что оба СИЗО находятся в разном подчинении: первое в ведении ФСИН Москвы, а второе — России. Впрочем, думаем, руководство изоляторов договорится между собой.


По словам друзей невесты, она хотела бы быть на церемонии в белом платье. Плюс за решетку передадут золотые кольца и прочую атрибутику.


— Фата, платье, белые перчатки не входят в список вещей, запрещенных к передаче, — говорит представитель ФСИН Москвы Сергей Цыганков. — Так что это вполне реально. Другое дело, что обвиняемой должны быть разрешены в этот период вообще какие-то передачи. Ведь никаких льгот в связи с бракосочетанием у нас не полагается. Если разрешение на проведение церемонии за решеткой пара получит, то скорее всего обряд пройдет в актовом зале административного здания одного из СИЗО. Точно это не будет кабинет начальника...


К сведению, вообще брак в СИЗО заключают крайне редко (буквально пару раз в год). Куда чаще женятся в колониях, где сидят люди после приговора. Да и вообще на браки до суда многие смотрят подозрительно. Считается, что люди хотят пожениться, чтобы получить лишнее свидание, на котором можно будет зачать “дитя любви”. А когда заключенная беременна или когда у арестанта жена дома в положении — это уже повод просить смягчения наказания, отсрочки и т.д.


А в данном конкретном случае все совсем запутано. К сведению, впервые в Москве брак будет заключаться между арестантами. Потому во ФСИН даже не знают, как все это можно будет “оформить”...

Осложняется все тем, что жених и невеста — обвиняемые по одному делу. А таким ведь нельзя общаться. По сути, им даже во время бракосочетания не должны разрешить разговаривать. А как же тогда отвечать на стандартный вопрос: “Согласен ли ты взять в жены…”?


С учетом того, что всякое общение между ними запрещено, особенно странным выглядело предложение Никитой руки и сердца.


— Из “Матросской Тишины” в “Лефортово” был отправлен почтовый голубь, — уверяют адвокаты. — Кроме того, мы сами передавали предложение Никиты. Женя сразу согласилась. Это потому, что они действительно любят друг друга.


Правда, любовь эта скорее с интересом. Ведь на вопрос, почему подозреваемые в убийстве не захотели дождаться приговора суда, адвокаты ответить не смогли. Меж тем у следствия есть своя версия, которая, похоже, очень близка к истине. Брак этот явно из разряда “корыстных”. Как считают представители правоохранительных органов, в этой паре всегда доминировала Евгения. Эффектная, уверенная в себе брюнетка легко смогла увлечь-очаровать Тихонова. Влюбленный по уши, он готов был идти за ней хоть на край света. И именно она, по одной из версий, потребовала от него “решительных действий” в качестве доказательства любви. И ее согласие на брак — это своего рода награда за “подвиг”, каковым в понимании коварной особы является убийство двух человек. К тому же это поможет Тихонову быть сильным духом и не отказаться от своих показаний на суде. Кроме того, не исключено, что обвиняемые всерьез рассчитывают на снисхождение суда. Дескать, присяжных  разжалобит красивая история о любви за решеткой, и заключенные получат более мягкий приговор.


  “МК” поделился новостью о намерениях молодых людей, обвиняемых в громком преступлении, с руководством Управления ЗАГС Москвы.


— Мы регулярно проводим выездные регистрации в местах лишения свободы, — рассказала “МК” заместитель начальника Управления Татьяна Ушакова. — Но ни разу не было такого, чтобы в роли заключенных одновременно выступали и жених, и невеста.


Пока в управлении не получили официальный запрос из ФСИН, обсуждать детали свадьбы еще рано. Если просьбу подследственных удовлетворят в СИЗО, им придется преодолеть немало препятствий. Ведь по закону заявление о вступлении в брак принимается в загсах в присутствии хотя бы одного из брачащихся. Обычно тот, кто находится в заточении, пишет заявление, что он хочет вступить в брак. Причем иногда будущий супруг или супруга пишет обращение на обычной бумаге, а не на официальном бланке — это не запрещено. Подпись под документом заверяет нотариус, а затем пребывающая на свободе половина с этой бумагой и паспортами обоих приезжает в загс и в порядке общей очереди подает заявление. Любой посредник, будь то нотариус или даже начальник изолятора, не сможет сделать это от имени будущих супругов. Как поступить в ситуации, когда и жених, и невеста находятся под стражей? По всей вероятности, кому-то из них придется под конвоем отправиться в предсвадебное путешествие в загс для оформления заявки.


Как правило, регистрирует отношения то учреждение, которое находится ближе всего к месту лишения свободы. Обвиняемые сидят в Лефортовском СИЗО и “Матросской Тишине” — значит, скорее всего, заниматься ими будет либо Перовский, либо Таганский загс.


— Чаще всего заключенные высказывают пожелания, чтобы речь ведущей церемонии регистрации была лаконичной, без пламенных эпитетов, — говорит Татьяна Ушакова. — Даже если у пары не будет колец — например, если руководство сочтет, что это небезопасно, — отсутствие этого атрибута не станет препятствием к оформлению отношений.


Кстати, сотрудники Хорошевского загса припоминают, что на выездной регистрации однажды заключенный жених преподнес невесте обручальное кольцо, сделанное из проволоки.


Молодоженам могут даже не позволить скрепить семейные узы лобзаниями. В любом случае все привилегии, которые можно предоставить узникам, будут обсуждаться юристами. Дату тоже придется согласовывать с руководством изолятора. По традиции, в загсе церемонию назначают через месяц после даты обращения. Но почти всегда свадебных дел мастера готовы подстроиться под график места заключения и ближе к делу перенести число. Так что семейный статус Тихонова и Хасис целиком и полностью зависит от служителей Фемиды.



Партнеры