Плачущий символ России

В подмосковных Люберцах всем миром пытаются решить «квартирный вопрос» для медведицы

15 ноября 2013 в 17:14, просмотров: 2881

В подмосковных Люберцах в самом разгаре война за крупногабаритную квартиру в престижном районе города. Правда, занимает эту «жилплощадь» в городском парке не человек, а... медведь. Зоозащитники пытаются заставить хозяина зверя переселить четвероногую постоялицу. «МК» решил разобраться в этом противостоянии.

Плачущий символ России

Звезда на задворках

С Машей Люберецкой, очутившейся в местном ПКиО в 2008 году, получилось все не так, как грезилось изначально. Нет, конечно, живой достопримечательностью зоны отдыха животное, естественно, стало. И по телевизору ее не раз показывали, и в Интернете про нее писали. Однако гораздо чаще в этих сюжетах упоминался директор парка. «Депутат Мурашкин А.П. — живодер! Медведь — это его собственность. И ему наплевать, что клетка мала, что солнечного света нет, что вонь стоит невозможная. Что кислород плохо поступает, что оргстекло и железные стены нагреваются и Маша находится в аду», — это далеко не самое худшее высказывание, на которое можно натолкнуться в Сети.

Про трехгодовалую медведицу, которую держат на окраине Ярославля в арбузной клетке (такой, которые обычно стоят на бахчевых развалах. — Прим. ред.), стало известно случайно.

«Рабочие, на попечение которых бросил Машу ее бывший хозяин, грозятся застрелить животное. Не нужна им эта обуза. Вот бы ее к тебе определить?» — обмолвился приятель в беседе с Мурашкиным. Тому идея понравилась. В один из дней наняли грузовик и отправились в Ярославль. То, что увидели, прибыв на место, вызвало оторопь. В медвежьей «келье», открытой всем ветрам и дождям, где по колено фекалий вперемешку с мусором, сидела безразлично взиравшая на окружающий мир медведица. С тусклой шерстью, выпиравшими из-за голода ребрами. Рядом валялись банки с дешевыми рыбными консервами и лотки от лапши быстрого приготовления. Рабочие, подвизавшиеся в России на заработках, потчевали животное тем же, что ели сами.

Рабочие вкратце поведали ее биографию. Будто бы в малолетнем возрасте невесть откуда попала она к цыганам в табор и вместе с ними кочевала, веселя народ. Потом ее первые хозяева решили избавиться от подросшего зверя, перепродав состоятельному жителю Ярославля, успешному ресторатору. При его ресторанчике Маша прожила, видимо, около двух лет, окончательно прикипев всей своей звериной душой к человеческому обществу и... к алкоголю, который ей «сливки» этого самого общества любезно совали в лапы чуть ли не каждый вечер. Сомлев от спиртного, Маша, довольная, укладывалась в уголочке и начинала дремать под улюлюканье и гиканье полупьяной публики.

Разгульной жизни пришел конец вместе с закрытием заведения. Заморачиваться будущим «мохнатой звезды» ресторатор не стал, для очистки совести договорился с гостями из Средней Азии и спихнул зверя под их незатейливый присмотр. А уж потом она переехала в Люберцы.

В тесноте и в обиде?

Зоозащитников не устраивали условия, в которых содержалась медведица (слишком темный и тесный вольер; антисанитария и кучи мусора на полу, поскольку уборка проводилась раз в два-три дня; недостаток воды, из-за которого, мол, ей даже иногда приходилось слизывать дождевые капли с прутьев, чтобы утолить жажду; недостаток еды и проч.). «Этого зверя в клетке ребенку категорически показывать нельзя, ни из эстетических соображений, ни из соображений воспитания «любви к природе» и «защиты животных», — делилась впечатлениями с «МК» одна из посетительниц зоны отдыха. — Я подвела к клетке свою шестилетнюю внучку, так девочка разрыдалась и убежала. Машу надо спасать из этого концлагеря».

Сегодняшние «хоромы» медведицы — это две комнаты: берлога площадью 2 на 3 метра и прогулочная зона 4 метра на 7. Из развлечений у нее — летний бассейн. Пробовали давать другие игрушки, например шину. Но она с легкостью брала покрышку в лапы и что есть мочи начинала колотить о стены вольера. Пришлось изъять «забаву».

— Предлагали мне ее несколько раз забрать. А кто предлагал? — горячится Мурашкин. — Одни ходоки — вовремя выяснилось — хотели забрать ее на притравочную станцию! Вытолкал их взашей из кабинета. Другие — полные профаны, вообще ничего в медведях не понимают. Третьи договорились с заграничным зоопарком. Но ни один ветеринар, с которым я советовался, не дал гарантии, что Машенька вообще проснется после наркоза. А без усыпления не перевезешь...

«Медвежий угол»

Зоозащитница Анна Сюртукова, подключившаяся к борьбе за Машины права минувшим летом, уверена, что все в общем-то исходили из лучших побуждений. Клетка медведицы захламлялась очень быстро и, кстати, не без помощи жалостливых Машиных друзей из-за периметра. Каждый считал своим долгом что-нибудь ей кинуть (оберегавшее медведицу оргстекло было невысоким, около двух с половиной метров, и через него легко можно было перебросить угощенье): сырую рыбку и мясцо в газетке (от которых непривычная к такой пище медведица порой мучилась расстройством желудка), персики в кулечке, петрушку, до которой Машка очень охоча. Часто еду бросали в тонком полиэтиленовом пакете. Заглоти она его — и здравствуй, заворот кишок! Но главным бичом были бутылки и банки, среди которых встречались и пивные. Некоторые не в меру заботливые люберчане, прослышав о том, что за пиво Машуня душу продаст (отголоски ярославских кочевий), считали своим долгом «скрасить» хмелем ее будни. Кстати, тару медведица научилась открывать еще в Ярославле и делает это весьма лихо.

Сейчас защитники Маши в ожидании больших перемен. Не так давно наконец-то после долгих усилий удалось продавить проект нового вольера на административном уровне. Оргстекло, дополнительно защищавшее клетку и способствовавшее в теплое время года неимоверной духоте внутри нее, торжественно было заменено на более чем трехметровое в высоту пластиковое заграждение. Оно стоит не впритык к вольеру, а на некотором расстоянии от него, чтобы давать возможность летом циркулировать свежему воздуху. С его появлением доступ для зевак с «пакетиками» неполезных лакомств полностью перекрыт.

Новые хоромы Маши, согласно проекту, это прогулочная зона размером 9 на 12 метров, небольшая игровая, где будут разные «аттракционы» вроде канатов, подвесных шин и бревен, бассейн, а также берлога. Фундамент нового дома должны заложить уже в этом году. По словам Анны Сюртуковой, волонтеры надеются уложиться в миллион двести тысяч. Чиновники обещали помочь где стройматериалами, где рабочими руками, а где даже и своими собственными деньгами. Какую-то часть средств предстоит собрать своими, волонтерскими силами, хотя созданный расчетный счет пополняется пока еле-еле. Впрочем, главное — начать стройку. А там — не мытьем, так катаньем...

Кстати, сейчас восьмилетняя Маша находится с точки зрения человеческого летоисчисления в подростковом возрасте. В неволе же медведи при хорошем уходе могут прожить больше 70 лет.

Уважаемые читатели!

Свои вопросы и предложения направляйте на lebedevav@mk.ru



Партнеры