Шпионские скандалы в России: стариков судят за ручки, подаренные внукам

Как выяснил «МК», при большом желании в спецтехнику можно записать даже видеоняню

27 февраля 2014 в 13:50, просмотров: 37190

Если верить судебной статистике, Россия — страна шпионов. У нас граждан чуть ли не еженедельно ловят на скупке и продаже агентского оборудования. Среди попавшихся с поличным — многодетные матери, пенсионеры, студенты. Пополнить их ряды можно, просто заказав в Интернете копеечный гаджет: часы или авторучку с видеокамерой. В онлайн-магазинах эти китайские игрушки за 10–40 долларов ради красного словца называют шпионскими. Но только у нас их решили приравнять к серьезному оборудованию, стоящему на вооружении спецслужб.

Шпионские скандалы в России: стариков судят за ручки, подаренные внукам
фото: PhotoXPress

Не важно, с какой целью вы заказывали гаджет: узнать, не бьет ли няня ребенка, или просто купившись на рекламу. С точки зрения закона вы преступник. «При усердии в спецтехнику можно записать даже видеоняню», — горячатся юристы. Что это: забота о неприкосновенности частной жизни или очередная «охота на ведьм»?

До 66 лет пенсионер Николай Смирнов из Новочебоксарска проблем с законом не имел. Что называется, не судим, не привлекался. Так бы и осталась его биография кристально чистой, если бы не любовь к технике. Решил заказать на китайском сайте очки с видеокамерой.

Подобрал самую дешевую модель, заплатил смехотворные 1257 рублей 79 копеек и стал ждать посылку.

Но вместо свертка из Поднебесной получил повестку в Следственный комитет. Когда дедушку на допросе спросили, заказывал ли он товар из Китая, пенсионер простодушно признался: «Конечно. Внуков снимать. А то они при виде обычной камеры начинают паясничать: языки показывать, рожи корчить».

Все: чистосердечное признание. Дело еще одного шпиона, считай, раскрыто...

Только от следователя Николай Иванович узнал, что заказал он вовсе не очки с видеокамерой, а специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации. Иными словами, секретный прибор, использующийся спецслужбами для тайного сбора доказательств. А действия добродушного дедушки по покупке копеечного гаджета с точки зрения закона описываются так: «...заведомо зная, что приобретение специальных технических средств является уголовно наказуемым, используя для своих преступных целей персональный компьютер, обладая специальными познаниями в области информационных технологий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий и желая этого, оформил заказ на приобретение устройства в виде очков со встроенной видеокамерой...»

Но — слава спецслужбам! «Довести свой преступный умысел до конца Смирнов Н.И. не смог». Посылку изъяли на таможне еще до получения заказчиком. Дедушку осудили. Правда, учитывая чистосердечное признание и смягчающие обстоятельства, приговорили к штрафу в десять тысяч рублей.

Эта абсурдная история обошла многие СМИ. Но, как оказалось, таких, как Николай Иванович, в России сотни. Если набрать в одной из самых популярных баз данных судебных актов статью 138.1 УК, под которую подпадают действия пенсионера, поиск выдает порядка семи сотен приговоров. А сколько еще дел находится на стадии расследования!

Берут за все: очки, ручки, часы. Не поможет даже тот факт, что самого «шпионского» оборудования многие подозреваемые и в руках-то не держали. А некоторые даже отказались от товара и получили обратно деньги за покупку.

Но ведь интересовались запрещенной техникой. Значит, потенциальный шпион!

Раз купил — уже преступник

Так было и с 32-летним фотографом из Новочеркасска Евгением Матвиенко, попавшимся на покупке запрещенной, как он узнал впоследствии, ручки.

— Вообще-то изначально я хотел заказать очки. В описании говорилось, что они идеально подходят для сноубордистов, лыжников и прочих экстремалов, которые хотят фиксировать свои рекорды. Я же увлекаюсь велоспортом. Вот и хотел записывать маршрут. С обычной камерой сделать это проблематично: руки-то на руле.

Но сперва молодой человек решил купить аналогичную по параметрам ручку за $10. Проверить — вдруг китайский прибор и снимать не будет. Пять месяцев от продавца не было вестей. За недоставленный товар Евгению даже вернули деньги. О ручке он уже и забыл. И вдруг звонок с почты: приходите получать посылку.

— Я уже другой товар ждал — технику на зарубежный сайтах я заказываю часто, поэтому подвоха не заподозрил. В отделении как дурак прождал еще час: объяснили, что с оформлением посылки возникли проблемы. А оказалось, в это время оперативники готовились к «спецоперации», — говорит Евгений.

Сразу после получения посылки к «счастливому» покупателю подошли несколько человек в штатском. Попросили пройти с ними для уточнения формальностей.

— Завели в кабинет, развернули коробку, спросили, точно ли этот товар я заказывал. Увидев содержимое посылки, я даже вскрикнул от радости: наконец-то моя ручка пришла! Тут-то мне и объяснили, что радовался я зря.

Через месяц Евгения вызвали к следователю. Растолковали, что при условии признания молодым человеком вины суд будет проходить в особом порядке. Без вызова свидетелей, исследования доказательств и прочей волокиты.

— Я согласился. В итоге мне дали год условно. Теперь хожу отмечаться каждый месяц. Но меня такое наказание устраивает. Штраф (а максимальный по этой статье 150 тысяч рублей. — «МК») я бы не потянул.

— Бороться не пробовали?

— Я не из таких. Хотя к адвокату обратился. Но, оказывается, о существовании этой статьи не знают даже сами юристы. Первый из защитников мне так и сказал: «Тебя дурят. Иди к следователям и забирай свою ручку».

«Жучки» оптом и в розницу

На иностранных сайтах действительно нет ни слова о запрете подобных устройств в России. Отечественные интернет-магазины в последнее время стали предупреждать об ответственности. В некоторых «шпионский» товар исчез с виртуальных прилавков. Но далеко не везде. Например, по запросу «брелок с видеокамерой» третий же магазин предлагает приобрести не только брелок, но и очки, часы или даже пуговицу с функцией видеосъемки. Технические характеристики сдобрены красочной рекламой: «Не знаете, что подарить близкому человеку? Предлагаем вашему вниманию отличные сувениры, обладающие к тому же весьма полезными свойствами. С виду это обычные предметы, но их возможности уникальны...»

А вот реклама «шпионских» очков на другом сайте: «С виду они не отличаются от обычных, но имеют встроенную видеокамеру. Активация записи видео осуществляется с помощью незаметной кнопки — вы просто поправляете очки...»

Естественно, ни на на первом, ни на втором сайтах нет ни слова о том, чем покупателю грозит приобретение подобного устройства. Ниже указан телефон магазина. Звоним. Спрашиваем, как быстро товар смогут привезти — якобы хотим сделать подарок мужу.

— Доставят в течение 3–5 суток.

— А с законом проблем не будет?

— Нет, что вы, у нас есть все необходимые документы.

В следующем магазине мы и вовсе попадаем на распродажу настоящих «жучков». Размер — чуть больше канцелярской скрепки, время работы — до ста часов. В качестве назначения прибора указано: прослушка квартиры (проверить жену), промышленный и экономический шпионаж. Почему правоохранители в первую очередь не борются с продавцами такого товара — вопрос риторический.

Статистика по ловле «шпионов»

Всех попавших под статью 138.1, можно разделить на две группы. Первые даже не успели подержать в руках техническую новинку: запрещенный товар выявили на таможне. Такого покупателя вызывают в почтовое отделение и берут с поличным при получении посылки. Действия человека квалифицируют как покушение на совершение преступления.

Во второй группе оказываются люди, попавшиеся на перепродаже гаджета. Причем помимо «спекулянтов» здесь немало и тех, кто просто решил избавиться от ненужной техники. Кто-то купил, но понял, что пользоваться не будет, кому-то новинку подарили. Человек публикует объявление о продаже невостребованного прибора, но под видом покупателей к нему приходят оперативные сотрудники.

После того как «шпиона» поймали с поличным, события развиваются по идентичному сценарию.

— Человеку объясняют, что только что он приобрел или сбыл специальное техническое средство и что за это до четырех лет лишения свободы. Но если он признает вину, дело в суде будет рассматриваться в особом порядке. «Максимум тебе присудят штраф 20–30 тысяч рублей или полгода условно...» И по неопытности человек все подписывает. Таким образом, создается статистика по ловле «шпионов» и их осуждению практически стопроцентная, — делится своим взглядом на проблему адвокат Павел Домкин.

А теперь самое интересное. Как утверждают юристы, на уровне закона понятия «специальное техническое средство» фактически не существует.

— В постановлении правительства от 2012 года есть определение электронного устройства для негласного получения информации. Под ним понимается изделие, скрытно внедряемое в ограждения помещений, предметы интерьера, салоны автомобилей. Но касается этот документ только лицензирования таких устройств.

Нет и списка признаков, по которым обыватель может понять, покупает он спецтехнику или обычную китайскую игрушку. Единственный документ, в котором перечислены «приметы» СТС, — еще одно постановление правительства, от 2000 года. Но и оно регламентирует лишь ввоз-вывоз этих устройств в страну и адресовано специализированным службам и профильным юрлицам.

Но даже если закрыть глаза на этот факт, обычный человек в нем вряд ли разберется. Судите сами: «телевизионные и видеокамеры, имеющие вынесенный зрачок входа (PIN-HOLE); работающие при освещенности на приемном элементе 0,0001 лк и менее». По соседству в том же списке стоит «переносная малогабаритная рентгеноскопическая аппаратура». Законодателей не смущает, что подводить под одну статью ручку за десять долларов и рентген-установку как-то нелогично.

Правда, в описании есть еще один признак — закамуфлированность под бытовой предмет. Но, напомним, постановление составлялось 14 лет назад, когда даже о мобильных телефонах с цветными экранами никто не слышал. Да и причислять устройство к СТС лишь на основании закамуфлированности нельзя. А ведь именно такой аргумент фигурирует во всех уголовных делах.

Ручка за $10 на вооружении спецслужб

— Чтобы понять, является ли устройство «специальным», назначается экспертиза, — продолжает адвокат. — Но ни одного сертифицированного учреждения такого профиля у нас в стране нет. Точнее, существует подразделение в ФСБ, но оно занимается сертификацией оборудования «для своих». Поэтому экспертизу следователи поручают людям со стороны: сотрудникам связанных с электроникой КБ, НИИ, да и просто частным лицам с техническим дипломом. Они рассуждают так: раз диктофон закамуфлирован под ручку, значит, является СТС. Данные лица далеки от юриспруденции и зачастую не знают, что еще несколько лет назад Конституционный суд высказал позицию, что причислять устройства к СТС только по признаку закамуфлированности нельзя. Для этого должны быть еще два основания. Во-первых, обнаружить такие «устройства» в силу их малогабаритности возможно только при помощи специальных приборов. Во-вторых, «устройства» должны обладать специальными техническими характеристиками и быть функционально предназначены для оперативных служб. «Что касается устройств, которые... рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к СТС НПИ...» — уточняет КС.

— Поясню, что имеется в виду. Лет тридцать назад при слежке за так называемыми объектами в разработке в одежду наблюдаемого вшивался микроскопический микрофон, с помощью которого можно было улавливать разговор в радиусе 50 метров. В телефонные линии внедрялись «жучки». Это и есть оборудование, разработанное для спецслужб. Оно обладает эксклюзивными техническими параметрами, информация о которых строго охраняется законом.

Если же руководствоваться лишь признаком замаскированности, то ряды уголовников рискуют пополнить молодые мамы, пользующиеся «видеонянями» или «радионянями». Ведь камера или микрофон «запрятаны» в мягкую игрушку.

— Никто не спорит, государство должно иметь монополию на ведение оперативно-разыскной деятельности, — говорит адвокат. — Но когда законодатель писал эту норму, не предполагалось, что под нее в силу нечеткости формулировок подпадут ручки-диктофоны и прочие «игрушки». В тот момент речь шла об ограничении и контроле оборота тех самых микроскопических микрофонов.

Правда, людям, попавшимся на покупке «шпионских» ручек, это утверждение вряд ли поможет. Что же делать?

 — Ни в коем случае не признавать вину и не соглашаться на особый порядок, — говорит юрист. — Ведь экспертизу можно оспорить. Например, некоторое время назад ко мне обратился владелец интернет-магазина из Санкт-Петербурга, рассказал, что оперативники закупили у него наручные часы со встроенной камерой и планируют возбудить дело. Спас его ответ из ФСБ, в котором говорилось, что данные часы не являются СТС. Предприниматель просто сделал запрос в это ведомство от имени ИП. Есть и другое направление защиты. Статья 138.1 УК РФ говорит о незаконном производстве, приобретении СТС. Но в законодательной базе вы не встретите ни одного прямого запрета на приобретение ручки, которую купил тот парень-фотограф.

— Во всех обвинительных заключениях фигурирует фраза: «имея преступный умысел». Но как раз его и не было у большинства покупателей гаджетов. Поможет это в суде?

— Нет, это правовой шаблон. Если человек зашел на сайт, увидел ручку и купил ее, юридически данные действия расцениваются как преступный умысел. А вот если он хотел купить, к примеру, памперсы, но случайно кликнул на ссылку с «ручкой», преступного умысла у него не было. В данном случае нужно обосновать правоохранительным органам, что запрещенный товар ему прислали по ошибке. Мол, заказывал памперсы, а пришли часы...

«Либо откупился, либо на тебе заработают «палку»...»

— На самом деле доказать свою невиновность в суде практически невозможно. Я знаю всего несколько случаев, когда людей по этой статье оправдали. В одном очки с видеокамерой не были признаны СТС, в другом судья апелляционной инстанции отменил приговор на том основании, что вывод эксперт сделал лишь по признаку закамуфлированности, не учтя позиции Конституционного суда.

Это мне рассказал уже Александр Тышлангов из Ростова-на-Дону. Уже больше года мужчина пытается убедить служителей Фемиды, что на продажу он выставил вовсе не специальное техническое средство, а обычный многофункциональный будильник.

В своем намерении мужчина готов дойти до Верховного, Конституционного и Европейского судов. Для него это дело чести.

— Ну разве это не абсурд?! Я на суде у эксперта спрашивал: неужели такими часами у нас спецслужбы пользуются? Все смеялись. Но ответа я так и не добился. Сказать «да» язык не повернется, а скажи он «нет» — пришлось бы меня оправдать. Злосчастные часы с видеокамерой мужчина приобрел еще осенью 2009 года. Говорит, приглянулись за их функциональность: и голосовое сообщение времени, и календарь, и съемка видео.

— Последняя функция в описании рекламировалась как возможность обезопасить имущество от воров. Мне функция показалась полезной. Ведь у меня уже крали машину из гаража, грабителей тогда так и не нашли, — объясняет Александр.

Устройством он за четыре года так ни разу и не воспользовался и решил продать. Покупатель нашелся на удивление быстро. Но почему-то домой к Александру ехать не соглашался — предлагал встретиться в центре города.

— Мне этот вариант не подходил. Но товарищ оказался настойчивым: даже предлагал оплатить такси. В итоге я уступил, — вспоминает мужчина.

Далее все проходило по стандартному сценарию: контрольная закупка, вызов к следователю, предложение признать вину и пойти в суд в особом порядке. Но Александр решил бороться.

— Только по одной экспертизе в суде я задал больше двухсот вопросов. В ней не было ни ссылок на литературу, ни перечисления признаков «спецтехники». «Мы пользовались секретной методичкой», — отвечал эксперт. Потом и вовсе дал странные показания, сказав, что на флеш-карте нет записей. А я-то точно знаю, что во время контрольной закупки оперативник проверял работоспособность камеры. Получается, мой будильник эксперт даже не включал.

Позднее, изучив не один десяток экспертиз, Александр уверился: они пишутся под копирку.

— В исследованиях указано, что параметры проверили на таком-то оборудовании. Специалисты просто переписывают строки из техпаспорта устройства и выдают заключение: «является СТС».

Статью Александр открыто называет коррупционной:

— Либо ты откупился, либо на тебе просто заработают «палку»...

— Но ведь есть риск, что такие камеры будут использовать в корыстных целях: подложи ручку в кабинет начальнику, потом шантажируй его.

— Я тоже за неприкосновенность частной жизни. Но, наверное, правильнее бороться с теми, кто уже нарушил эту норму, а не ловить покупателей китайских игрушек. Ведь во всех странах: и на родине этих гаджетов, где, кстати, социализм, а законы дай боже, и в США с их шпионскими скандалами, и в Европе — устройства продаются открыто. Только у нас решили объявить охоту.

В суде аргументы Александра не восприняли. Обязали выплатить штраф в сто тысяч рублей.

— Многие скажут: подумаешь, штраф, стоило бучу поднимать. Но ведь для человека со средним достатком это огромные деньги. Плюс судимость по уголовной статье. Приговор уже отразился на моих детях. Старшего сына, например, пригласили на работу в крупнейший ядерный центр — он как раз закончил вуз с дипломом астрофизика. В итоге ему пришлось отказаться: все равно после «пробивки» всплыло бы «уголовное» прошлое отца.

Справедливости ради, стоит сказать, что пока жесткие санкции к виновным по этой статье стараются не применять. Ограничиваются штрафом в 5–10 тысяч рублей либо условным сроком. Но и логику в назначении штрафов отследить сложно. Одному, поймав на перепродаже, присуждают 10 тысяч, другому — лишь за покушение на покупку СТС — сто. Например, работник котельной Казанского порохового завода Андрей Изгаров за свою страсть к рыбалке поплатился 60 тысячами. Новинку — часы с функцией видеозаписи — он заказал в Сингапуре чтобы, как сам говорит, фиксировать улов. «Часы водонепроницаемые, и не нужно камеру с собой таскать». Но мимо бдительного ока таможенников посылка не прошла.

— Мой доверитель вряд ли будет с вами разговаривать — слишком уж его измотала эта «бондиана», — горячится адвокат Изгарова, Елена Устратова. — Моя же позиция такова: статья эта введена, чтобы контролировать общество — не дай бог, кто чиновника-стяжателя с помощью такой ручки заснимет — и пополнять бюджет. Дело в том, что согласно одной из статей Таможенного кодекса Таможенного союза запрещенный в РФ товар должен быть отправлен обратно или уничтожен. Наши же спецслужбы, вместо того чтобы развернуть посылку (в конце концов это ведь не наркотики), ведут ее до адресата. И плодят «уголовников».

***

В УК есть статья за приобретение и сбыт наркотиков. Но какие именно вещества признают «одурманивающими», в ней не указано. Для этого есть Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропный веществах». Он пополняется и уточняется дважды в год. А теперь представьте, что этого документа не было бы. Тогда в потенциальных уголовниках ходили бы все любители кофе и табака. Ведь согласно общепринятому определению, наркотики — это вещества, изменяющие психическое состояние, употребление которых приводит к зависимости.

Примерно такая ситуация у нас сейчас с СТС.

При этом спецтехникой признают не любой гаджет подобного типа. Например, поступившие не так давно в продажу смарт-часы (мобильник в виде наручных часов) известного производителя под запрет не подпадают. Хотя в их ремешок тоже встроена видеокамера. А, к примеру, часы, похожие на те, за которые осудили Андрея Изгарова из Казани, блогеры заметили на запястье Дмитрия Медведева.

Что, он тоже теперь шпион?



Партнеры