Сердюков и его хозяйство. Что осталось от уникального института НАТИ

Подробности жизни предприятия, которое возглавил экс-министр обороны

6 марта 2014 в 12:23, просмотров: 12189

«Приезжайте к нам в Новый Быт, куда назначили Сердюкова! Нас разваливают!» — такой звонок получила редакция «МК». Воображение уже рисовало картину: неужели фигурант №1 по делу «Оборонсервиса», экс-министр обороны Анатолий Сердюков, возглавив ОАО «Федеральный исследовательский испытательный центр машиностроения», развел там такую «оптимизацию», что пух и перья летят...

Сердюков и его хозяйство. Что осталось от уникального института НАТИ
фото: Кирилл Искольдский
Нынешние развалины — когда-то крупнейший в Европе комплекс климатических испытаний

Но, десантировавшись в Новом Быту, корреспонденты «МК» обнаружили, что, перефразируя шутку из известного фильма, «все уже развалено до вас», Анатолий Эдуардович. Оборонное предприятие — когда-то всесоюзного значения! — лежит буквально в руинах, бывшие цеха годятся разве что под склады. О том, как разруха пришла в «ФИИЦ М» задолго до Сердюкова, — в специальном репортаже «МК».

Справка «МК»

Село Новый Быт Чеховского района Подмосковья — один из населенных пунктов, входящих в сельское поселение Баранцевское. За неромантичным топонимом «Новый Быт» скрывается историческая местность близ монастыря Вознесенская Давидова пустынь, который в 2015 году отмечает юбилей — 500 лет. В 1927 году в здании монастыря устроили курсы потребкооперации — отсюда и название. Любопытные были курсы: одна из преподавательниц — Татьяна Мейерхольд, дочь известного режиссера, один из первых выпускников — Григорий Пушкин, правнук великого поэта...

В 1952 году приказом Сталина был образован НАТИ — Научный автотракторный институт. Головной офис — в Москве, поэтому правильно называть комплекс в Новом Быту «подмосковным филиалом НАТИ». Но в данном случае «подмосковный» — это главный для всего СССР. В начале 90-х на его базе создалась целая куча малых предприятий, а «материнский» институт НАТИ в 2004 году был передан на приватизацию как ОАО «ФИИЦ М». К нему и перешла большая часть институтского имущества. Меж тем малые предприятия тихонько соседствуют и занимаются сдачей площадей и ангаров под склады. Одно из предприятий — «Комплексагро», по звонку оттуда мы и наведались в Новый Быт.

фото: Александр Астафьев
Все уже развалено до вас, Анатолий Эдуардович!

Остатки климатического величия

На подъезде к воротам «ФИИЦ М» журналистов «МК» встречает директор «Комплексагро» Александр Поповский, высокий пожилой человек, прихрамывающий на левую ногу. «В молодости комбайн переехал», — поясняет он через плечо. Поповский работал в НАТИ с 70-х годов, был директором, вводил в строй половину зданий на территории бывшего института.

— Вы вовремя приехали: «они» там как раз градирню (устройство для охлаждения воды. — «МК») климатического корпуса ломают.

фото: Кирилл Искольдский

И правда, за забором автокран творит расправу над серой башней. В советское время это был самый крупный и современный не то что в СССР, а во всей Европе (!) комплекс для климатических испытаний техники. С одной стороны — «тропический» отсек, +50, влажность, дождь и ультрафиолетовое излучение, имитирующее солнечный свет. С другой -50 градусов, имитация арктических условий. Бывший ведущий инженер по климатическим испытаниям Сергей Анашкин (сейчас — глава Баранцевского сельского поселения) вспоминает, как один раз во время «холодных» испытаний снял защитную амуницию раньше времени — моментально получил двустороннее воспаление легких.

Здесь испытывали всю сельскохозяйственную технику, производимую в СССР и закупавшуюся за границей. В 1986 году даже построили гостиницу для всесоюзных конференций и слетов представителей отрасли (теперь в ней разместилось здание Баранцевской администрации). Тут же испытывали и боевую технику. Был даже специальный водоем, который танки форсировали для проверки герметичности.

— Когда ввели войска в Афганистан, была проблема: десантные машины доставляли самолетами, а на высоте температура — минус 30–40 градусов, — говорит Анашкин. — Масла застывали. Сбросят машину, она не заводится — душманы в это время их и расстреливали. А мы масла подобрали. Или вот деталь: днища у машин были тонкие — если сбросили на мину, тут же подрывались. Мы днище сделали прочнее — вес увеличился, мощность мотора пришлось изменять... Сейчас отмечали 25-летие вывода войск из Афгана, и я думал: а ведь мы, наверное, не одной сотне ребят жизнь спасли своими доводками техники.

А когда дошло до создания знаменитого орбитального корабля-космоплана «Буран», то контрольно-измерительные приборы проверять на устойчивость к перепадам температур пришлось опять же в НАТИ. Так что тракторный полигон внес свой вклад и в космическую программу. Вот только теперь все это никому не нужно.

— В 90-е годы работать корпус перестал, поддерживать его в рабочем состоянии денег не было, — говорит бывший замдиректора НАТИ Владимир Шаров (сейчас — председатель совета депутатов Баранцевского сельского поселения). — Его законсервировали, а сейчас он морально и технически устарел, фреон весь выкачали. Сейчас есть новые технологии для создания холода, но нет заказчиков...

Жена Александра Поповского Наталья Ивановна проработала в климатическом корпусе почти тридцать лет. В начале февраля ее не стало... Александр Алексеевич до сих пор считает, что до инфаркта супругу довели неприятности вокруг бывшего НАТИ и конфликт «Комплексагро» с «ФИИЦ М».

фото: Кирилл Искольдский
Все документы о праве собственности у «Комплексагро» на руках.

Камень преткновения — «польский модуль»

Поповский выкладывает передо мной на стол документы.

Справа — три свидетельства о государственной регистрации права: на земельный участок на территории бывшего НАТИ и на два нежилых здания, одно из них так называемый «польский модуль». Этот ангар закупили для нужд предприятия еще в 1991 году.

Слева — письмо от 7 февраля, пришедшее в «Комплексагро» из «ФИИЦ М»:

«В соответствии с договором от 09.07.1991 г. № б/н Подмосковный Филиал НАТИ (ПФ НАТИ) передал в безвозмездное пользование, находящиеся в собственности склад (Польский модуль) площадью 1500 кв.м., склад-магазин площадью 514 кв.м. с прилегающей территорией, площадка с твердым покрытием 2500 кв.м.... ОАО «ФИИЦ М» является правопреемником ПФ НАТИ... требую вернуть... ранее переданные объекты... в срок до 10.03.2014 г. В случае невыполнения... вплоть до обращения в судебные инстанции» (орфография и пунктуация оригинала — «МК»).

Письмо подписано Захидом Годжаевым — в прошлом гендиректором «ФИИЦ М», который после назначения на этот пост Анатолия Сердюкова 1 ноября 2013 года перешел на должность первого замгендиректора.

Слова «безвозмездное пользование» Поповский подчеркивает ручкой.

— Вовсе оно не было безвозмездным! — горячится он. — Когда создавалась материально-техническая база для «Комплексагро», мы обязались провести для НАТИ бесплатно целый комплекс работ по техобслуживанию порядка 2000 тракторов. Что-то вроде бартера. Конструкции ангара мы выкупили у подмосковного филиала и достроили его, у нас есть договор строительства. И земля передавалась решением местного совета депутатов, по земле впоследствии был суд — мы его выиграли.

фото: Кирилл Искольдский

Ответное письмо Поповский адресовал сразу самому Сердюкову:

«Уважаемый Анатолий Эдуардович! … Вызывает удивление, что большой штат юристов не смог разобраться в представленных Вам правоустанавливающих документах на имущество, являющееся собственностью ООО «Комплексагро», что подтверждено свидетельствами на право их собственности... Если у ОАО «ФИИЦ М» есть претензии по имуществу, то это должно решаться в судебном порядке».

— Хотя какое может быть обращение в суд, если сроки давности давно прошли? — удивляется вслух Поповский. — Как бы не перешли к силовым вариантам...

Если вы думаете, что «силовой вариант» — это маски-шоу с автоматами, то ошибаетесь. Придушить предприятие можно с меньшими энергозатратами. У «Комплексагро» в собственности — небольшое здание насосной станции, расположенное на участке «ФИИЦ М». Отобрать его нельзя, а вот перекрыть подъезд — запросто. И осенью 2013 года его перекрыли. Теперь пробираться туда надо пешком через буераки, подогнать машину с оборудованием — нереально. А здание между тем было арендовано другим малым предприятием — ООО «Спецмоторсервис».

Поповский кладет на стол еще одно письмо — от директора «Спецмоторсервиса» Таранова, датированное 19 декабря:

«В соответствии с договором № 02/13 от 02.05.13 г. ООО «Спецмоторсервис» взяло у Вас в аренду здание насосной станции... Нами произведена оплата аренды за три месяца. Однако, с 20 августа проезд к зданию закрыт и мы вынуждены прекратить все в нем работы... Упущенная выгода по расчетам института экономики за четыре месяца составляет 920 тыс. руб... Мы вынуждены обратиться в арбитражный суд по взысканию с Вас упущенной выгоды и неустойки».

По поводу перекрытого проезда Поповский тоже в декабре писал лично Сердюкову, но ответа так и не получил.

— Спасибо, что Таранов в суд на меня все-таки подавать не стал, — усмехается Поповский. — Ну а если нам самим проезд к нашей же территории перекроют? Мы — часть бывшего НАТИ, поэтому как клин врезаемся на территорию «ФИИЦ М». Может, поэтому и мешаем? Вы не поверите, но я бы все отдал, если бы только знал, что это для науки нужно, для испытаний. Но ведь все сдадут в аренду или распродадут.

фото: Кирилл Искольдский
Несмотря на разруху, энтузиасты надеются на возрождение отрасли

Институт съели по кусочку

Про науку и испытания ветераны почившего в бозе НАТИ говорят часто. Хотя достаточно одного взгляда за забор «ФИИЦ М», чтобы понять: науки здесь не будет, скорее всего, никогда. Останки техники, кабеля, разгромленный климатический корпус, железки непонятного назначения — да тут не танки испытывать, а фильмы снимать про последствия ядерной войны!

Впрочем, сам Новый Быт «убитым» не выглядит, и местные патриоты этим очень гордятся.

— В 90-е было трудно, но тогда вышел приказ Совмина о создании малых предприятий, — вспоминает Владимир Шаров. — Тогда директор НАТИ Сергей Петрович Козырев сказал: «Ребята, создавайте предприятия, я подпишу». Надо было спасаться самим и спасать семьи. У нас все получилось, мы и социальную инфраструктуру сохранили, детские сады работают.

То, что произошло с НАТИ-«ФИИЦ М», можно сравнить с голодом в осаде. Робинзонам оборонного гиганта пришлось ради выживания отъедать по кусочку от института, создавая те самые малые предприятия. Кое-как подстроиться под рынок удалось. Но институт приказал долго жить.

Александр Поповский проводит меня по территории «Комплексагро» — тишина. С 1992 года предприятие поставило фермерам 4500 тракторов и потом занималось их техобслуживанием, ремонтом. После 1998 года сельское хозяйство задышало на ладан — переключились на ремонт грузовиков, закупали за границей комплектующие и запчасти. Так что сейчас основная статья доходов — ремонт и техобслуживание. Только в одном из боксов, судя по звукам, теплится производственная жизнь.

— Тут у нас ширпотреб делается к лету, — открывает дверь Поповский. Колоритный мастер Алексей доводит до ума металлический разборный скелет шатра-палатки. В таких владельцы кафе делают летние залы, а дачники — садовые беседки или душевые кабинки.

— Вы такие в сетевых магазинах видели, но они ломаются быстро, — рекламирует свою продукцию Алексей. — А тут я трубы лично проверяю — на них висеть можно! Хотите — сами попробуйте.

Девушка не самая хрупкая, я осторожно подтягиваюсь на металлических перекладинах... Кажется, что конструкция сделана с таким же запасом прочности, как и бронетранспортер для арктических условий. А у меня опять возникают ассоциации с последствиями ядерной войны. Наверное, тогда умельцы будут в разрушенных космодромах и компьютерных залах клепать мотыги и плуги...

Вот приедет Толя, Толя нас рассудит!

Самого Анатолия Сердюкова в Новом Быту видели один раз. По слухам, в марте он пожалует снова. Визита ждут со смешанными чувствами. После громкого дела «Оборонсервиса» и россыпей золотых колец в спальне Евгении Васильевой за экс-министром прочно закрепилась специфическая слава. Но новобытовцы мужественно стараются быть объективными.

— Я с Сердюковым на задания не ходил, лично о нем ничего не знаю, — дипломатично отшучивается от моих вопросов глава Баранцевского Сергей Анашкин. — Но полагаю, что ему могут преподносить, мягко говоря, неполную и необъективную информацию.

Что-то в этом есть от русской классики: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Плюс иррациональная надежда на то, что новое начальство займется возрождением «оборонки». Анашкин рассказал, что недавно Баранцевскому стало не хватать электричества, и пришлось в дополнение к старой линии электропередач (на 6 кВольт) протянуть вторую — на 10 кВольт. Вроде бы таких мощностей самому Баранцевскому и не нужно, но...

— Должны же «там», — Сергей Дмитриевич показывает пальцем на портрет Путина над столом, — наконец понять, что это прекрасная научная школа, база, традиции, что все это нужно возрождать! Вон двигатели вертолетные производили на Украине, а теперь там не до двигателей. Надо свои делать! А где их испытывать? Хватятся — а у нас и линия дополнительная, и котельная уже работает.

Вот только одно «но»: земля, на которой стоит и котельная, и здание администрации Баранцевского, неожиданно оказалась... размежеванной в собственность «ФИИЦ М». Анашкин говорит, что сам об этом совершенно случайно узнал в 2011 году. Как такое могло произойти — непонятно: в начале 90-х этот участок был передан в собственность Чеховского района. По этому поводу администрация Баранцевского обращалась в прокуратуру, но воз и ныне там.

Так что мартовского визита Анатолия Эдуардовича в Новом Быту ждут с большим нетерпением. Мечты о возрождении института — это, конечно, прекрасно, но по факту экс-министру придется разбираться в старых хозяйственных спорах и делить ангары под склады. Вот и вся модернизация.

Зам Сердюкова: «Предмет разговоров, но не через прессу»

Прокомментировать спорную ситуацию вокруг имущества бывшего ПФ НАТИ «МК» попросил первого замгендиректора «ФИИЦ М» Захида Годжаева.

— Что вы можете сказать об имущественном споре с «Комплексагро», почему к предприятию возникли вопросы через 20 с лишним лет после его выделения?

— Комментировать не буду, если есть какие-то споры — пусть через суд решается вопрос.

— Действительно ли вы замежевали в собственность «ФИИЦ М» землю, на которой находится бывшая гостиница — здание администрации Баранцевского сельского поселения?

— Лишнего мы ничего не прихватили, никаких претензий от местной администрации за это время я по этому поводу не слышал.

— Так значит, этот участок все-таки передан «ФИИЦ М»?

— Да не передан, а испокон веков этот участок был ФИИЦевским. Там граница по стене как раз проходит. У нас есть и кадастровый план, там все указано. Как «Росимущество» ее передавало, так она и есть, я там ни одного метра ни убавить, ни прибавить не имею права.

— На территории «ФИИЦ М» разрушили градирню климатического корпуса...

— Кто разрушал? Никто ничего не разрушал, кто вам такое говорит?

— Я сама видела, как там промышленный кран работал по этой градирне.

— Ну и что? Работал. Мы проводим модернизацию и заменяем старые компрессоры на новые.

— То есть вы хотите сказать, что климатический корпус действует?

— Конечно.

— И испытания проводятся?

— Все договора выполняем, а как же. Просто старые холодильные установки заменяем на новые.

— Что вы собираетесь делать в помещениях и на участке земли, которые пытаетесь забрать у «Комплексагро»?

— У нас здесь есть проекты серьезные, но мы не можем развиваться в связи с тем, что у нас здесь очень много анклавов. Надо от этих анклавов как-то освободиться, а это многим не нравится. Территория должна быть закрыта, иначе мы не сможем получить госзаказы и оборонные заказы. Это требование ко всем предприятиям «Ростехнологий»: что территория должна быть закрыта и охраняться.

— Но если анклавы — частная собственность, не проще ли ее выкупить?

— Это все предмет дальнейших разговоров, но не через прессу же.

01:16



Партнеры