Цепь американских трагедий — от школ до военных баз

После расстрела в Форт-Худ – поножовщина в учебном заведении

10.04.2014 в 15:25, просмотров: 1284

С тех пор прошло пять лет. И вот в среду, 9 апреля, он вновь стоял на том же поле, перед тем же зданием, того же армейского поста, в том же штате, перед теми же людьми, объятыми трауром, вызванным аналогичной трагедией. Он — это президент Соединенных Штатов Барак Обама. Место действия — крупнейшая армейская база Форт-Худ в Техасе. В ноябре 2009 года здесь майор Нидаль Малик Хасан застрелил несколько военнослужащих и несколько десятков ранил. Начальство базы приказало разрушить до основания здание №42003, в котором произошла эта бойня. Здесь планируется посадить деревья, построить бельведер и установить мемориальную доску.

Цепь американских трагедий — от школ до военных баз
фото: Геннадий Черкасов

Но снесенное место убийства не гарантия от его повторения. И вот 2 апреля военнослужащий Иван Лопес на этой же базе застрелил троих солдат и 16 ранил. Обама стоял недалеко от того места, где когда-то находилось здание №42003. Перед глазами президента маячили как призраки три защитных шлема, насаженных на автоматические винтовки. Рядом с ними стояли три пары армейских ботинок и фотографии трех убитых солдат. В 2009 году таких «сооружений» было тринадцать.

— Мужчины и женщины Форт–Худа! — говорил Обама. — То, что мы уже испытали такое делает наше сегодня еще более болезненным. Эта трагедия раздирает наши еще не зажившие раны. И вновь солдаты, вышедшие невредимыми из заокеанских войн, были убиты дома, там, где они должны были быть в безопасности. Мы должны отдать убитым почести не словесами, а делом и истиной. Лицо президента было не столько печальным, сколько суровым и хмурым.

Обама призвал сосредоточить внимание на душевных болезнях среди ветеранов, хотя, конечно, он не сказал, что убийства подрывают психику убийц. Это, если хотите, божья кара. Именно таких Бог лишает рассудка.

Служба закончилась пением «Amazing Grace», траурным завыванием труб с ружейным салютом. Помимо Обамы в мемориальной службе приняли участие военная верхушка и политические деятели страны. Затем президент и первая леди Мишель посетили раненых и семьи убитых. Большинство пострадавших были солдатами 49 -готранспортного батальона, в котором служил Лопес. Трое убитых им прослужили в армии 50 лет на круг. За их плечами были Афганистан и Ирак. Именно в Ираке Лопес «тронулся». В момент трагедии батальон находился накануне очередного заезда в Афганистан. «49-й» был приписан к Форт-Худу более чем 30 лет. В Ираке через его руки прошли тысячи пассажиров и 140 миллионов фунтов груза. В день он совершал 250 конвойных операций.

В ходе траурной церемонии вновь возник вопрос о том, должны ли солдаты Форт-Худа носить оружие вне служебного времени? Ответ президента — нет; ответ республиканского большинства в конгрессе — да. И Лопес, и до него Хасан совершили массовые убийства из автоматических пистолетов «Смит и Вессон», которые они купили в одном и том же оружейном магазине недалеко от Форт-Худа. В своем выступлении Обама в который уже раз сказал, что «страна не должна давать оружие в руки тем, у кого имеются психические недуги».

Я не знаю, решит ли руководство Форт-Худа по примеру 2009 года снести до основания здание, в котором разбушевался Лопес, как это произошло со зданием №42003. В Форт-Худе по этому поводу невесело шутят, что вскоре придется снести всю военную базу. А некоторые — особенно впечатлительные считают, что над Форт-Худом нависло проклятие…

Среда, 9 апреля, тоже оказалась проклятой. Утром, пока президент Обама еще не вылетел из Вашингтона в Форт-Худ, в Региональной школе в Мэррисвилле в 20 милях от Питтсбурга, произошла страшная резня. (Замечу в скобках, что Мэррисвилль маленький, но зажиточный городок с населением в 20000 человек.) Школа, носящая имя отца-основателя страны Франклина, готовилась к весенним каникулам. Дети находились в ожидании родителей, которые должны были приехать и забрать их по домам.

И в тот самый момент, когда в школьных коридорах образовалась толчея, то здесь, то там на пол стали валиться, обливаясь кровью, школьники. Многие из них даже не понимали, что это с ними происходит. А происходило вот что. Сквозь толпу детей шел один из них, вооруженный двумя кухонными ножами. Не глядя на лица, он вонзал ножи кому попало и куда попало — в спину, в грудь, в живот, в руки… Врачи из регионального госпиталя Форбса и других госпиталей, куда доставляли пострадавших, сообщают о 20 раненных школьниках и одном взрослом. Среди раненных есть и в тяжелом состоянии. Но пока смертельных исходов, к счастью, нет.

Неизвестно, как долго продолжалась бы резня, если бы заместитель директора школы Сэм Кинг не бросился на 16-летнего «мясника» и не обезоружил бы его. Тут подоспел сотрудник безопасности и надел на обезумевшего парня наручники.

Преступник опознан. Его зовут Алекс Хрибол. его будут судить как совершеннолетнего. Предъявленное обвинение гласит: четыре покушения на убийство, 21 попытка нападения с отягчающими обстоятельствами и ношение оружия на школьной территории. Адвокат преступника Патрик Томасси говорит: «По-честному, я не уверен, что он знает что совершил». Он хочет перенести дело в суд для несовершеннолетних и подвергнуть своего клиента психической экспертизе. Участковый прокурор выступил против освобождения Хрибала под залог, мотивируя это тем, что один из раненных находится при смерти.

Пока что неизвестны мотивы преступления, но когда его схватили, Хрибал кричал, что хочет умереть. Прекрасно проявили себя преподаватели школы во время инцидента. Они оказывали первую помощь пострадавшим, делали из их одежды турникеты, чтобы остановить кровотечение, пресекали панику среди школьников, дирижировали их эвакуацией из школы.

Учащаяся Майя Мейкспер рассказывает о преступнике, что он был замкнутым парнем, не имел друзей. «Он никого не задирал, и его не задирали. Он казался застенчивым и неразговорчивым», — говорит Майя. Адвокат Хрибала, наоборот, описывает его как компанейского. «Ему 16 лет, а выглядит он 12-летним», — говорит адвокат. До этого мальчик ни в каких хулиганских выходках замечен не был. Сейчас целая дюжина агентов ФБР допрашивает родителей преступника и обыскивает их дом. Отец мальчика принес свои извинения пострадавшим и их родным и близким. Он сказал, что «все это» было для него полной неожиданностью. В момент разбоя кто-то включил сигнал пожарной тревоги. Это сыграло свою положительную роль, так как дети стали выбегать из здания, где орудовал преступник. Школу закрыли на несколько дней, а остальные школы — на сутки…

У армейской базы в Форт-Худе и школы в Мэррисвилле нет ничего общего. Нет ничего общего у солдата Ивана Лопеса и школьника Алекса Хрибала. До сих пор не известны мотивы, которыми они руководствовались. Но и тот, и другой — дети общества насилия, вооруженного до зубов.

Миннеаполис.



Партнеры