В «Альфу Омегу» девчонок не берут!

Российское студенческое братство по американскому шаблону

16 марта 2014 в 20:23, просмотров: 5297

«Альфа Дельта Кси», «Дельта Зета Каппа», «Сигма Бета Омега» — что означают эти странные словосочетания? Любитель отвязных голливудских молодежных комедий сразу поймет, что речь идет о так называемых «братствах греческих букв» — популярных «тайных организациях» студентов американских университетов. «МК» выяснил, чем живет единственное в нашей стране студенческое «греческое братство», организованное на Ставрополье и пытающееся развиваться по американскому типу.

В «Альфу Омегу» девчонок не берут!
Фото предоставлено студенческим братством

Историю студенческие братства США, иначе фратрии, ведут с начала XVIII века. Молодежь образовывала сообщества по интересам, придавая им флер загадочности и элитарности, и поскольку первая фратрия, основанная в одном из виргинских колледжей, называлась греческими буквами Phi Beta Kappa, то последующие сообщества также стали использовать в названиях этот алфавит.

Игра полюбилась студенчеству и обросла элементами тайны а-ля масонство: студенты разработали массу ритуалов для приема в братство и исключение оттуда, испытаний для посвящаемых, секретных приветствий и паролей, атрибутики типа гербов, флагов и значков. Впрочем, Голливуд в основном эксплуатирует две характерные «фишки» студенческих фратрий: сомнительные ритуалы вступления, во время которых кандидатов могут заставить, к примеру, зайти голым в деканат или напиться из унитаза, а также безудержную лихость закрытых вечеринок, организуемых «братствами». При этом у фратрий есть и другая сторона — более серьезная. Ритуальный «жесткач» сплачивает людей, вследствие чего образуются связи, способные в будущем помочь в решении каких-то проблем или устроить карьеру в хорошей компании. Считается, что братство своих не бросает — членство в студенческом «тайном обществе» в прежние годы влияет даже на политику: многие американские конгрессмены группируются по университету, который закончили, и членство в фратрии имеет серьезное значение.

Американские фратрии распространились по всему миру — где-то широко, где-то их популярность меньше. Существуют ли подобные организации в России?

 — Разного рода студенческих объединений в наших институтах хватает, — говорит председатель российского студенческого совета Артем Хромов. — Но все они, как правило, не имеют характерных признаков американских фратрий — закрытости и изобилия ритуалов.

■ ■ ■

«МК» удалось разыскать едва ли не единственное в стране студенческое объединение, которое максимально придерживается американских канонов — даже имеет «греческое» имя — «Альфа Омега». Мы пообщались с основателем братства Станиславом Шаламовым, выпускником Ставропольского государственного университета.

 — В США студенческие братства, как правило, привязаны к конкретным вузам, мы же этого делать не стали, — рассказывает Станислав. — Хотя «Альфа Омега» возникла в стенах Ставропольского госуниверситета, среди наших членов студенты и выпускники Северо-Кавказского федерального университета, Ставропольского государственного аграрного университета, Ставропольского государственного медуниверситета и других.

 — Для чего затевалось братство? По какому признаку отбираются члены?

 — Нас не удовлетворяла студенческая среда, то, что называют университетской культурой. У нас на Ставрополье студенческие организации — это такой «коммунистический стиль», или «единороссовский», если угодно: все за всё голосуют единогласно, кандидат всегда один и т.д. Студсоветы подчиняются администрациям университетов, а нам не хотелось бюрократии, протокола, официоза, хотелось, чтобы студенческая организация была по-настоящему независима, чтобы можно было максимально быстро реализовать самую безбашенную идею силами исключительно студентов — без председателей профкомов, преподов, деканов, ректоров, разрешений, одобрений... Сейчас у нас не так много членов — несколько десятков, но мы и не стремимся раздувать братство.

 — Но есть же уже существующие общества — скажем, органы студенческого самоуправления. Что вы делаете такого, что не делают они?

 — Главный недостаток существующего студенческого самоуправления — абсолютный контроль со стороны администрации университетов. Также организации студенческого самоуправления не являются финансово независимыми. Мы же принципиально предпочитаем финансировать себя самостоятельно — пока это тяжело, но с процессом восхождения членов организации по социальной лестнице будет легче. Это залог того, что за нами всегда будет оставаться свободный выбор. Также мы взяли от американских «греческих обществ» принцип долгожительства. Дело в том, что нынешние органы студенческого самоуправления — это организации на 5 лет. То есть студент приходит, там работает, потом он выпускается, и про него все забывают. Кто-либо из выпускников приезжает через 5 лет на торжественное собрание профсоюзного актива? Думаю, вы не вспомните такого! Мы же хотим выстроить организацию с пожизненным членством, в которую через 50 лет будут входить уже зрелые люди с положением.

 — Какие у братства отношения с руководством вузов?

 — Мы с ними не поддерживаем отношений принципиально. А они нас ненавидят, потому что это просто принято ненавидеть все, что имеет хоть какой-то оттенок независимости. То, чем сегодня занимаются профсоюзы и студсоюзы в вузах, — это такая старая советская школа подготовки актива для «Единой России». А то, что пропагандируем мы, это клановая система взаимовыручки и взаимопомощи. Мы писали письма в американский фонд поддержки развития демократии, хотим выйти на американские студенческие сообщества, потому что в России мы вообще не видим, на кого в этом смысле можно ориентироваться...

— Если вы не сотрудничаете с руководством вузов, как же удается на что-то влиять в студенческой жизни?

— Влиять всегда можно. Выявлен случай коррупции — мы запускаем «информационную бомбу». Все городские блоги, все группы «ВКонтакте», все университетские группы об этом узнают. Нам не надо ни с кем договариваться, если мы хотим сообщить, что какой-то препод вымогает взятки или какому-то студенту грозит неправомерное отчисление. Так как мы финансово независимы, то и закрыть нас никто не может. Хорошие «информационные бомбы» администрация вузов просто не может не замечать. Да, пока наше влияние минимально, но со временем нас будут вынуждены воспринимать как силу, которая существует. Опора на выпускников и разные вузы — это прекрасный инструмент, который мы используем: например, нужно поднять шум в медуниверситете — мы отправляем туда «брата» из аграрного. Их ректор же не может отчислить НЕСВОЕГО студента. А студент из меда будет задействован в акции, когда нужно будет тряхнуть аграрный. Такая «перекрестная» тактика уже отлично себя зарекомендовала. Хотя пока еще рано выходить на равных в борьбе против тех или иных несправедливостей. Пока мы больше занимаемся консолидацией студентов вокруг наших внутренних «безобидных» проектов.

 — Давайте о веселом. Что сближает вас с американскими братствами — такими, какими мы их знаем по молодежным комедиям?

 — У нас есть определенный ритуал, детали которого я не стану раскрывать. Во время обряда посвящаемый читает клятву братства. Некоторые издевки есть, но носят они в основном шуточный характер, до уровня издевок в американских братствах они, безусловно, не доходят, поскольку ни один русский просто не позволит добровольно над собой проделать то, что позволит американец. Голову в унитаз, шутки с экскрементами и прочие подобные трюки — это не для нас... Каждый вступивший закрепляется за своим куратором, «старшим братом». «Старший брат» несет полную ответственность за своего побратима, и таким образом решается вопрос ответственности в организации — всегда есть, с кого спросить, даже если «косяк» осуществил какой-то новичок.

— А как обстоит дело с закрытыми вечеринками?

— Мы не приемлем ночные клубы, предпочитаем быть хозяевами на своей вечеринке — чтобы в середине ночи охрана никого не выкидывала на улицу, без всяких приставал к девушкам, с которыми потом приходится драться. Мы снимаем частные коттеджи и проводим свои мероприятия.

— Американские студенческие братства бывают мужскими или женскими. Вы придерживаетесь полового разделения?

— Сперва не придерживались, потом девушек брать перестали. Теперь мы сугубо мужское сообщество. Как я уже говорил, нам хотелось бы, чтобы организация развивалась в американском стиле, когда в ней со временем появится поколение взрослых успешных людей по 30–40 и более лет, которые, конечно же, уже не будут ходить на собрания и участвовать в вечеринках молодых, но станут перечислять членские взносы в память о приятно проведенном времени в «Альфе Омеге». Мужикам такая ностальгия по студенческому времени свойственна даже в солидном возрасте, а вот женщины более практичны и на фоне заботы о семье и детях явно не пожелают участвовать финансово в организации, которая объединяла их в студенческие годы. Плюс при наличии девушек возникают романы внутри сообщества, а они, как, к сожалению, мы выяснили на собственном опыте, разрушают организацию…



Партнеры