Сегодня у каждого третьего первоклассника — энурез

Писающий мальчик — порождение гаджетов?

14 июля 2016 в 19:28, просмотров: 5640

Синдром непроизвольного мочеиспускания — недержания мочи (энурез) присущ больше детям (94,5%). Причем такой казус чаще случается в то время, когда человек спит. Но описаться в постели могут и подростки (4,5%) и даже взрослые (около 1%). Так что писающего мальчика можно увидеть не только в бронзе и не только в Брюсселе.

Казалось бы, какое отношение проблема энуреза у детей имеет к современным электронным устройствам, заполонившим сегодня весь мир? Оказывается, самое прямое...

Сегодня у каждого третьего первоклассника — энурез
фото: Александра Зиновьева
Ваня и его мама Мария.

— Сейчас дети уже с двух лет сидят в электронных гаджетах, и в этот момент они лишь получают информацию, но не перерабатывают ее. А это отражается на коре головного мозга, причем не только на умственных способностях ребенка, но и на фиксации ими естественных отправлений, — рассказала «МК» руководитель Московского городского центра детской урологии, андрологии и патологии тазовых органов ДГКБ №9 им. Г.Н.Сперанского, главный научный сотрудник отдела урологии и нейроурологии НИИ хирургии детского возраста РНИМУ им. Н.И.Пирогова д.м.н., профессор Наталья ГУСЕВА. — В одной из московских школ мы отслеживали развитие первоклашек (6,5–7 лет). Выяснилось: сегодня каждый третий мальчик-первоклассник писается, хотя лет 10–15 назад детей этого возраста с энурезом было порядка 5%. А это уже большая проблема. Еще большие трудности испытывают дети с пороками развития спинного мозга: они не только писаются под себя, но у них нет и своевременной дефекации...

«Дети так погружены в информацию, что даже забывают пойти пописать»

— Если дети очень рано начинают пользоваться электронными «игрушками» (подолгу сидят у компьютера, телевизора, уткнувшись в планшет), у них тормозится развитие мозга, — продолжает Наталья Борисовна. — Соответственно, у них не развиваются и нервные проводящие пути, мышцы. Дети так погружены в информацию, что даже забывают пойти пописать. На экране электронных устройств они видят готовые сюжеты и картинки, и им не нужно эту информацию перерабатывать. В конечном итоге это сказывается на умственном и физическом развитии.

фото: Александра Зиновьева

И в отделение неврологии и нейрореабилитации филиала №2 детской ГКБ №9 поступает много детей с энурезом. Еще совсем недавно их были единицы. И нельзя сказать, что данная патология — следствие каких-то заболеваний. Нет. Это следствие отсутствия формирования динамического стереотипа поведения: детей до школы не приучали вовремя справлять естественные надобности, и они мало посвящали времени творчеству, что-то делали своими руками и головой. Совсем другое дело, если ребенок много читает, собирает конструкторы, лепит, рисует, фотографирует...

Время от 0 до 18 лет — период активного познания мира, у детей наиболее активно развиваются органы и системы, идет умственное созревание. Но сегодня нередко наблюдаешь такую картину: ребенок еще в коляске, а уже держит электронный гаджет. И мама, идущая за коляской, тоже уткнулась в планшет или телефон.

Неконтролируемое мочеиспускание есть и у детей с пороками развития спинного мозга, когда ребенок рождается со спинномозговой грыжей. Ее нужно оперировать, и другого пути лечения нет. Естественно, происходит иссечение проводящих путей спинного мозга, и у ребенка появляются нарушения функции нижних конечностей. Он не ходит, а часто бывает — и не сидит, у него идет нарушение работы тазовых органов. Появляются проблемы с естественными отправлениями, намного более тяжелые, чем энурез: такие дети не могут самостоятельно справлять естественные надобности.

Это очень тяжелое заболевание. Сегодня в семьях проживает около 2 тысяч таких детей и порядка 2 тысяч находятся в домах-интернатах.

— Такие дети требуют дополнительного ухода, лечения, реабилитации, — считает главный врач детской городской клинической больницы №9 им. Г.Н.Сперанского, профессор, д.м.н. Анатолий КОРСУНСКИЙ. — При них постоянно должен находиться кто-то из взрослых. Большей частью — это родители. Да, врачи проведут ребенку хирургическое вмешательство. После чего частично его двигательные функции можно восстановить. Но если озаботиться только обеспечением абсорбирующим бельем (подгузниками и др.) и ничего больше не предпринимать, то в будущем у него будут проблемы с учебой, а возможно, и с приобретением профессии. Такой ребенок не сможет покинуть пределы не только своего дома, но даже зачастую пределы своей коляски. О каком качестве жизни в подобной ситуации можно говорить? Медицинская помощь не должна замыкаться на механической выдаче таблеток и средств гигиены. Важна максимальная адаптация таких детей в обществе: возможность учиться среди других детей, а их родителей — работать.

«Вопрос детской нейрореабилитации в Москве стоит очень остро»

— Если ребенок постоянно сидит в подгузниках, пеленках, то при любом уходе все равно есть неприятный запах и неприятные для него самого ощущения, — особо подчеркивает наш эксперт Гусева. — Это — одна ситуация. Вторая заключается в том, что плохое отведение мочи из почек и мочевого пузыря ведет к хроническому воспалению почек. Поэтому после операции детям с пороками развития спинного мозга очень важна реабилитация. Сегодня в Москве есть отделение нейроурологии на 20 стационарных коек и отделение реабилитации всего на 20 коек.

Так что вопрос нейрореабилитации тяжелобольных детей в Москве с расстройством мочеиспускания и дефекации стоит очень остро. Этих детей надо вести в течение многих лет — создавать для них профессиональное медицинское сопровождение с использованием высоких технологий, проводить профилактику пиелонефрита, цистита. Для раннего выявления этой группы пациентов ведущими специалистами Москвы были написаны методические рекомендации для участковых педиатров поликлиник.

фото: Александра Зиновьева

Таким детям крайне необходима и ортопедическая поддержка, чтобы восстановить хотя бы частично их двигательные функции с помощью специальных приспособлений. Есть неплохие методики, с помощью которых можно обучить детей элементарным и так необходимым умениям: например, самим опорожнять мочевой пузырь через катетер.

Очень важна вот такая социализация тяжелых маленьких пациентов. Что позволило бы еще и их мам освободить от ежеминутной опеки своих детей, дать им возможность работать, считает эксперт.

Я решила заглянуть в отделение нейрореабилитации «спинальников» филиала №2 детской ГКБ №9 им. Г.Н.Сперанского, чтобы понять, есть ли выход из сложившейся ситуации?

— Даже очень больные дети не смогут пребывать в медучреждении круглогодично. Поэтому их лечение — это не только операция, достаточное количество лекарств и стационарных коек, но и обучение родителей и их детей элементарным навыкам, — подтвердил зав. филиалом Олег НЕДАШКОВСКИЙ. — Именно мамы должны работать с детьми значительно больше (и они работают!). Врачи и другие медработники рассказывают и показывают им то, что пригодится вне больницы. В дальнейшем все это мамы должны соблюдать в домашних условиях. Занятия должны быть ежедневными. В них обязательно должны быть физические упражнения, массаж. Причем даже больше физических нагрузок, чем у здоровых. В этом им помогают психологи. А еще: должна быть особая специфика питания: преобладать белковые продукты. Но и фруктов надо есть побольше. Но главная задача — максимально социализировать таких детей.

— Есть проблема с оповещением родителей о том, куда можно направить ребенка на реабилитацию, — поддержала коллегу Гусева. — Как чаще всего бывает: родители получают на руки медицинскую карту ребенка, в которой написано лишь о том, что у него есть недержание мочи и что он имеет право получать бесплатно абсорбирующее белье. Но это не является показанием к тому, что его направят на лечение в нейроурологию и последующую нейрореабилитацию. Такое право есть у врачей амбулаторно-поликлинических центров.

У таких детей есть еще и расстройство функций движения, ортопедические проблемы на крупных суставах. Поэтому очень важно взаимодействие всех специалистов и структур, имеющих к этой проблеме отношение: ортопедов, нейрохирургов, урологов, неврологов, нефрологов. А эта задача уже решается только в условиях университетских клиник хирургии детского возраста. Как и обучение врачей, родителей методам помощи маленьким страдальцам.

Россиянки рискуют чаще, чем иностранки

— Увы, с годами детей с проблемами развития спинного мозга и, как следствие, недержанием мочи становится не меньше. Возможно, потому что сегодня эти пороки можно выявить уже на этапе беременности — внутриутробно, — говорит наш эксперт Гусева. — В Европе женщин принуждают к прерыванию беременности финансовыми рычагами, когда явно видно, что ребенок может родиться с тяжелым позвоночным заболеванием. В России неонатологи тоже предупреждают будущую маму о «плохой» беременности. Но решение родить или нет принимает сама женщина. Россиянки в этом плане рискуют чаще, чем иностранки. Но надо сказать, что и у российских врачей более человечный подход при рождении таких больных детей — медицинская помощь оказывается на всех этапах жизни инвалида. Заявляю это как международный эксперт.

Кстати, в России всплеск рождения детей с пороками развития спинного мозга был зафиксирован после чернобыльской катастрофы. Радиация негативно влияет на развитие плода, на состояние здоровья будущих детей. Позже таких детей стало рождаться меньше. Но даже если острота и прошла, детей с пороками развития спинного мозга рождается немало, причем на всей территории РФ, поведала эксперт.

Как выявила проведенная нами научная работа, пороки развития детей — это болезни больших городов. Что объяснимо: недостаток кислорода во внешнем дыхании приводит к дефициту тканевого дыхания. Развитие плода страдает от плохой экологии. Среди главных факторов еще и постоянные стрессы будущей матери. Плюс электронно-магнитные излучения: компьютеры, различные гаджеты, планшеты — ими напичканы сегодня все офисы, квартиры. И мобильные телефоны в каждой руке, с которыми мы сроднились настолько, что даже спать без них не ложимся. Все это — факторы риска.

Способствуют развитию патологий у детей даже консервированные продукты, красители, химические добавки в пищу, а их становится все больше, считает Гусева.

Но если дети с пороками развития попадут к специалистам в 5–7 лет или хотя бы до 10 лет, им еще можно помочь, предупреждает эксперт. В подростковом возрасте такое заболевание лечить значительно труднее — организм уже сформирован.

…А в коридоре нам навстречу с трудом шел, держась за руку мамы, маленький «космонавт» — так он выглядел в реабилитационном нагрузочном костюмчике.

фото: Александра Зиновьева

— Это наш Ваня, — представила пациента зав. отделением неврологии и нейрореабилитации, врач-невролог высшей квалификационной категории Мария МАКСИМОВА. — Перспективы у малыша неплохие: со временем у него нормализуются многие функции и даже речь, с учетом того, что рядом с докторами очень старается его мама. «Родился Ваня на 26-й неделе с весом всего 850 граммов, — поведала историю появления на свет сына его мама. — Сам не дышал, полтора месяца был в реанимации на искусственной вентиляции легких. Врачи сказали, что причина рождения такого больного ребенка — мой стресс, в котором я постоянно находилась на работе во время беременности. Но вот через месяц нам будет уже 2 года. Для своего возраста и с такой патологией Ваня неплохо развит. Здесь мы будем находиться до трех недель. Потом дома — массаж, другие процедуры. Мы прошли многие клиники — через боль, через слезы, но прогресс налицо».



Партнеры