И — в сторону стакан!

Разговор с известным наркологом Евгением Брюном на заданную тему: как выжить в череде бесконечных праздников начала года

9 января 2014 в 17:07, просмотров: 5523

Прав был всемирно известный классик персидско-таджикской поэзии, математик, астроном и философ Омар Хайям, завещавший потомкам: «Пить можно всем, необходимо только знать: где, когда, за что, и с кем, и сколько». Еще в начале второго тысячелетия он сформулировал для себя (и для нас) главную заповедь пития — умеренность. Его знаменитые рубаи о вине: «Пей с умом. Пей с разбором. Умеренно пей»; «Вино пить — грех. Подумай, не спеши! Сам против жизни явно не греши»; «Упреков не боюсь, не опустел карман. Но все же прочь вино и в сторону стакан». Правда, спустя семь веков Петр Первый изрек другое: «Веселие на Руси питие есть».

И — в сторону стакан!
фото: Геннадий Черкасов

«На фоне алкогольной интоксикации человек глупеет»

Возможно, на десятый день пития этих длинных новогодних и рождественских праздников кто-то и отодвинет в сторону стакан. Столько пить — настоящее испытание организма на прочность. А впереди еще старый Новый год, Крещение. Какие спиртные напитки стоит выбрать, а от каких лучше отказаться? Чем закусывать различный по градусу алкоголь? Как оказать первую помощь при алкогольном отравлении? Какие лекарственные препараты и народные средства помогают справиться с похмельем?

На эти и другие актуальные вопросы дня в интервью «МК» ответил главный психиатр-нарколог Минздрава РФ, д.м.н., профессор Евгений БРЮН. Он советует преодолевать похмелье с помощью морсов, кефира, капустного рассола и специальных лекарственных препаратов. «Есть средства в аптеке в свободной продаже, например лимонтар — представляет собой композицию янтарной и лимонной карбоновых кислот. Эти кислоты содержатся и в обычной пище (лимонная кислота — в цитрусовых, янтарная — в капусте). Они усиливают переработку алкоголя, и интоксикация проходит быстрее, — пояснил врач. — А в случае отравления алкоголем воздерживаться от его употребления как минимум в течение трех дней. И больше пить подкисленной жидкости: лимонные, брусничные, клюквенные морсы, кефир. Молоко хорошо, но не все его переносят».

фото: Геннадий Черкасов

— Евгений Алексеевич, но в череде длинных праздников россиянин «пробует» не один напиток. Вино, водка, виски... Запиват сладкой газировкой, соком. Насколько это правильно?

— Абсолютно неправильно, это российская традиция, привнесенная женщинами. Алкоголь и сладкое несовместимы. Алкоголь в присутствии сахара перерабатывается более сложно, в организме задерживаются продукты полураспада (ацетальдегид), который является нервным ядом, убивает нервные клетки. Поэтому наша наука, наркология, рекомендует не сочетать алкоголь со сладкими напитками и сладкой закуской. Все симптомы похмелья не что иное, как отравление продуктом полураспада алкоголя — ацетальдегидом. Когда мы говорим слово «алкоголь», следующая фраза, которая должна прийти в голову, — это «маленькие дозы». Вообще люди пьют с разной целью. Есть те, кто вообще не пьет (примерно 5% населения), есть те, кто пьет ритуально (при знаковых событиях, только пригубляя, в день рождения, по большим праздникам); кто-то пьет для получения вкусовых и других ощущений. Но очень много тех, кто хочет с помощью алкоголя изменить свое психическое состояние, кто злоупотребляет алкоголем, и таких в России примерно 30–40% населения (каждый третий!). Это самая опасная мотивация для употребления спиртного. При таком стиле пития первое действие, которое алкоголь оказывает на организм, — токсическое, а опьянение — сопровождающий побочный эффект.

— Но есть и совсем злостные пьяницы, страдающие алкоголизмом... Кстати, ваши пациенты. Они совсем неисправимы?

— Это алкоголики с психическими расстройствами — таких в России примерно 2%. Мы, наркологи, практически всех их знаем, так как они обращаются к нам за помощью. Есть еще примерно 10% населения — посетители многопрофильных соматических и неврологических больниц, которые получили свое заболевание в связи со злоупотреблением алкоголем. Эти люди, к сожалению, не попадают в наше поле зрения. Они являются источником колоссальной экономической нагрузки на наше здравоохранение. Когда наш министр Вероника Игоревна Скворцова говорит, что здоровый образ жизни может стать национальной идеей, то мы имеем в виду то, что основные экономические потери для здравоохранения и для государства в целом — это злоупотребление алкоголем, курение табака, употребление наркотиков. И — объедание: неправильное питание. Могу заявить, что политика Министерства здравоохранения направлена на профилактику заболеваний через здоровый образ жизни и пропаганду здорового образа жизни.

— Но вернемся к праздникам. Если перебрал со спиртным во время застолья, как вести себя? Может, открыть пошире рот и...

— Это хороший способ: при любом отравлении вызванная рвота быстро очищает организм. Правда, если это сделать сразу. Но если прошло полчаса, час — рвота мало поможет. На Кавказе есть прекрасная традиция: после вечернего пития на второй день с утра употреблять хаш (крепкий бульон). Его обычно делают из головы барана. Это крепкий, но достаточно, правда, жирный бульон —хорошее средство для дезинтоксикации. Но лучше всего подкисленные морсики. А вот активированный уголь алкоголь не абсорбирует, но сивуху уберет. Есть разные способы уменьшить всасываемость алкоголя: пьют масло или что-то съедают перед этим. Тут есть опасность: если доза алкоголя велика, она пробьет эту защиту, и будет нехорошее опьянение. Часто в ночное время в праздники к нам попадают с патологическими формами опьянения. Иногда — с эффектом агрессии, иногда человек вообще не помнит ничего. Этого надо особенно опасаться.

фото: Геннадий Черкасов

«Можно получать удовольствия и не химическим путем»

— Евгений Алексеевич, а как вам такой народный способ лечения, как капустный рассол наутро после очень веселого праздника?

— Капустный рассол — идеальное средство от тяжелого похмелья: в нем есть витамины, защищающие слизистую желудочно-кишечного тракта; там есть кислота, которая улучшает метаболизм алкоголя в организме; там есть набор микроэлементов, необходимых для дезинтоксикации; ну и сама жидкость, конечно, помогает. Еще раз повторюсь: на второй день после обильного пития никакого алкоголя быть не должно. В течение трех дней лучше вообще воздерживаться от любого спиртного. Сейчас среднестатистический россиянин выпивает 13,5 литра чистого спирта в год (27 бутылок алкоголя), в Москве — 16,5 литра (33 бутылки).

— Но это же равносильно самоубийству!

— Все эти литры в основном выпивают те 30–40% населения, кто злоупотребляет спиртным. То есть треть населения России пьет ежедневно и в больших дозах. Данные по потреблению спирта на душу населения в России приводятся с учетом всех жителей страны, включая грудных младенцев и глубоких стариков.

— Один из наших читателей дал себе слово не пить после Нового года. Как удержаться?

— Нужно придумать для себя набор мотиваций, которые позволят сказать «нет» именно в данный момент. Всегда можно сказать: «У меня масса дел, и сейчас выпить просто не могу». И потом: не надо никому обещать и уговаривать себя: вот после Нового года пить не буду. Это ложная идея. Часто опасаются: друзья отвернутся, и не с кем будет общаться. Истинные друзья не разбегутся, они привыкнут, что вы при них не пьете, но можете общаться. Хотя и общаться нужно уметь — это большая наука. Своих пациентов мы учим общаться без алкоголя. Есть целая программа, как жить после того, как бросишь пить, как общаться, как получать удовольствие не химическим путем.

— Но есть же и так называемые тихие пьяницы, которые пьют в одиночку, без друзей. Зачастую дома...

— Да, конечно. Но это уже клинические случаи. Надо искать причину такого пьянства: как правило, это депрессивные, тревожные люди. В наше время тревожные депрессии — не редкость. Те, кто подвержен «бытовому» пьянству, считают, что таким образом они занимаются самолечением. Некоторые выпивают, чтобы привести свое состояние в психическую норму, и другого пути они часто не знают. Но процесс затягивает, вызывает зависимость. Последствия — алкоголизм. Таким людям не надо стесняться, надо идти к наркологам, к психиатрам и решать свои проблемы. Ведь алкоголизм, злоупотребление спиртным возникает не на пустом месте. За нем всегда есть проблема: социальная, психологическая, либо у человека есть какие-то хронические депрессии. А может — одиночество. Неудачи на работе. И человеку всегда доступно попытаться решить свою проблему через алкоголь. В таких случаях алкоголизм формируется довольно быстро: за год, за два. И мы всегда должны помнить, что будущее всех злоупотребляющих алкоголем — это слабоумие и припадки. Но, думаю, не каждый захочет закончить свою жизнь в сумасшедшем доме или в доме-интернате для психохроников в слабоумном состоянии. Поэтому должно быть ответственное отношение к алкоголю и к своей жизни: если есть проблема, в одиночку ее решить невозможно. Нужно идти к врачам и получать помощь там, а не в винном магазине.

— Алкоголь — это тормоз для мозга?

— Безусловно. Причем не только тормоз, но и отрава для мозга. Помните, у Жванецкого: «150 с утра — и весь день свободен». Лично я понимаю это так: если пить, никакой работы не получится. Никаких ни перед кем не будет обязательств.

— Есть выражение: белое на красное — голова ужасная, красное на белое — голова трезвая. Речь идет о вине, как понимаете. Правда ли это?

— С вином все очень непросто. Как виноделы мне объясняли: вино, изготовленное по всем технологиям, не может стоить меньше 1200–1400 рублей. А вино, которое стоит 300–400 рублей, — это все порошковые вина или дешевые купажные вина, сделанные с нарушением технологии. Поэтому, если выбирать наименее вредное вино, нужно смотреть на выдержку, год его изготовления, какая фирма это сделала. Но, к сожалению, в России нет достаточно серьезной информации о качестве алкогольной продукции. А в крепких напитках самое дорогое — это очистка продукта. Основная цена в последующем продукте заложена именно в системе очистки.

Поэтому я обращаюсь к производителям алкогольной продукции: не делайте дешевой водки. А людей прошу: не пейте дешевых спиртных напитков. То же самое касается и пива. Пока регламент изготовления пива позволяет добавлять сахарсодержащие продукты и дрожжи, мы не будем знать, пиво мы пьем или брагу. А брага и содержит всю сумму сивушных масел. Надо очень внимательно смотреть на этикетку, не покупать дешевых спиртных напитков и уменьшать дозу.

Есть очень простые гигиенические правила по употреблению алкоголя — доза должна быть маленькой, промежутки между питием большими, а сам алкоголь — качественным и дорогим. К сожалению, другой формулы нет. Правда, не значит, что если вы купили дорогой алкоголь, то не отравитесь. Можно нарваться на фальсификат, на контрафактный алкоголь. Но цена все-таки — один из показателей того, что продукт более-менее качественный.

фото: Кирилл Искольдский

«Не пейте водки — не женский это напиток»

— С точки зрения медика, как правильно рассчитать норму крепкого спиртного для женщин?

— Не пейте водки — не женский это напиток. Ферментативная система женской печени устроена немного по-другому: крепкие напитки для нее более ядовиты, чем для мужчины. Ферментов, которые перерабатывает этанол, у женщин мало, поэтому у них опьянение более грубое и последствия более тяжелые. Если вы выпили водки, то чуть-чуть, 20 мл, не более. И запить надо водой. Есть еще одна тонкость: любой алкоголь задерживает воду, появляется отечность лица, а затем и мозга. Поэтому у женщин, злоупотребляющих алкоголем, лицо становится одутловатым, похожим на мужское. Женщина от этого очень быстро теряет красоту и здоровье.

— Достаточно ли в России наркологических клиник, помогающих алкоголикам снова стать нормальными людьми? Наверняка люди, у которых есть проблемы с алкоголем, в праздники срываются. Есть ли на этот счет статистические данные?

— В январе у наркологических клиник аншлаг, госпитализация и число визитов увеличиваются на 20%. Есть еще частные фирмы, оказывающие помощь пьяным на дому. Вот они-то с наслаждением ждут праздников, есть возможность получить сверхприбыль. Давайте не будем обогащать эти фирмы.

— Через сколько часов после активного празднования можно садиться за руль?

— Каждый человек, имеющий машину, должен иметь личный алкометр, т.к. у каждого из них своя фармакокинетика алкоголя. У одних он выводится быстро, у других медленнее. Надо проверять. Законодательно введена норма 0,16 промилле в выдыхаемом воздухе, что по сути равно 0. Но после серьезного возлияния на следующий день нельзя садиться за руль. Почему? Иногда похмельное состояние или состояние остаточной интоксикации для моторики хуже, нежели легкая степень опьянения. И иногда гораздо опаснее: голова дурная, не соображает, психические реакции замедлены, моторика не координирована. Все это действие нервного яда — отравления. Лучше выждать 3 дня после серьезного возлияния, и тогда уже точно будете знать, что основная доля алкоголя уже переработалась и выведена почками. И контролировать свое состояние алкометром. Близкие всегда могут определить по выдыхаемому воздуху, очистился человек или нет. В роли алкометра может выступить жена, мать и другие родственники. Запах остаточной интоксикации слышен от человека долго и даже на расстоянии.

— Алкоголизм стремительно молодеет. Со скольких лет допустимо разрешить дочке (сыну) бокал вина под присмотром родителей: с 13, с 15 или с 17? И до какого возраста еще можно выпивать, если говорить о старшем поколении?

— Детский алкоголизм — довольно частое явление в подростковом возрасте. Первые пробы начинаются с 12–13 лет. Злоупотребление формируется к 15–16 годам. Сам алкоголизм как заболевание формируется позже и у детей встречается редко. Если молодой человек начинает употреблять алкоголь с 18 лет, то алкоголизм будет формироваться в течение 10 лет, и к 30 годам он станет больным. Если начать пить с 12 лет, то будет болен к 18–20 годам. Наша наука говорит о том, что надо разрешать употребление алкоголя только лицам с 21 года. Так как полностью формирование структур, ответственных за переработку алкоголя, начинается с 21 года. И лично я не приветствовал бы употребление алкоголя до 21 года. Но пока Госдума отклонила этот законопроект.

Приобщение к алкоголю происходит в семье. Праздник, счастливые родители, водка. И у ребенка на всю жизнь закрепляется эта формула: праздник, счастливые родители, водка. Не важно, пьет он или нет вначале, в будущем будет употреблять алкоголь обязательно. Мы всегда вспоминаем счастливые мгновения детства и стараемся это повторить. Пьянствовать на глазах детей нельзя.

Отмечена вторая волна алкоголизма — после выхода на пенсию. Часто в пожилом возрасте возникают депрессии, и от безделья люди начинают пить. Старики до гробовой доски должны что-то делать. Замечено: при занятости старики дольше живут и в более хорошем состоянии здоровья. Любая творческая деятельность — это плюс здоровье и года жизни. К 40 годам ферменты, перерабатывающие алкоголь, падают. В норме человек после 40 лет сокращает употребление алкоголя, если он не болен алкоголизмом. Запрета как такового на употребление алкоголя нет, весь вопрос в дозах. Я видел много пожилых людей, выпивающих маленькими дозами. Они не спиваются, лишь когда употребляют маленькие дозы. Южные народы пьют по-другому, они пьют слабые домашние напитки 9–10 градусов, у нас пиво бывает крепче. А в северных районах страны пьют крепкие напитки разовыми большими дозами. Это очень вредно.

фото: Александр Корнющенко

«Малые дозы психотропиков лечат, а большие способны ухудшить наркологическое состояние»

— Евгений Алексеевич, вот некий человек решил «завязать», как в России говорят. Как опытнейший нарколог, скажите, с чего начать?

— Начать, как в церкви, с покаяния. Сказать себе: «Я не могу и не хочу так жить». Человек должен понять: он сам бессилен прекратить пить, не может побороть тягу и должен начать сотрудничать с нашими врачами и психологами, начать лечиться. Другого пути нет. А лечение — это целая технология и начинается с детоксикации (с очищения) организма. Есть целый набор лекарственных средств. Это самая простая часть нашей работы. Затем более сложная: выявляются какие-то психические расстройства. Человек должен пройти психиатрическое лечение. Есть соответствующие препараты.

— Психотропики?

— Да, в том числе. Нейтролептики, антидепрессанты.

— А такие лекарства разве не влияют на мужскую потенцию?

— Есть те, что влияют, а есть и не влияющие. Мы стараемся использовать препараты, которые безвредны и в дозах минимальных, не в тех, что используют в психиатрии для купирования состояния. Малые дозы психотропиков лечат, а большие способны даже ухудшить наркологическое состояние.

Плюс программа психотерапии. Если у человека есть проблемы с коммуникацией или внутренние комплексы, человек проходит программу реабилитации. А это и обучающий цикл: человек должен понять механизм этого заболевания, вовремя увидеть приближение рецидива. Не бывает такого, что вдруг ни с того ни с сего он начал пьянствовать или употреблять наркотики. Всегда есть время «вхождения» — от нескольких часов до нескольких дней. Он должен научиться определять у себя симптомы приближающегося срыва.

Мы должны научить его общаться с людьми, осознавать свою проблему. И «встроить» его в так называемую лечебную «субкультуру» — это группы самопомощи. Бывшие алкоголики туда ходят и помогают друг другу. Среди них есть «старшие», кто может оказать помощь в любое время суток и поддержать.

Ведь алкоголизм — хроническое заболевание. Оно дает обострение. Когда перед нами ставят задачу: «Вот вы его пролечили, и он не должен пить» — это нелепо. Это то же самое, если приказать больному диабетом: у тебя не должно быть в крови сахара. Процесс длительный. Болезнь дает обострение как минимум 2 раза в год.

Но мы знаем, чем дольше человек будет трезвым, тем обострения будут тише и тише. А потом совсем сходят на нет. У кого-то это занимает год, у кого-то 5 лет.

И как при любом заболевании, есть случаи легкой, средней тяжести и неизлечимые. Неизлечимых примерно четверть от общего числа алкоголиков. Не поддаются лечению только те, у кого произошли необратимые биохимические изменения головного мозга. Минздрав сейчас внедряет эту практику в России.

— Лечиться можно только в стационаре или амбулаторно?

— Можно и амбулаторно. Сейчас вся московская наркология объединена в единый центр. Есть головное предприятие и филиалы (10 филиалов диспансерных — амбулаторных, два клинических филиала и загородный реабилитационный центр).

— А зашивания, торпедо и др. Насколько они эффективны?

— Это разновидность психотерапии: сговор больного с наркологом. Это внедрение в подсознание комплекса страха. Некоторых спасает, и если человек активно просит ее провести, мы сделаем. Но в любом случае рекомендуем развивающие программы реабилитации. Есть такие, кто 3–5 лет зашивался, а потом совсем перестал пить. К сожалению, любая, даже самая хорошая программа помогает в 2–3–5 случаях. Программ должно быть много и разных — на разные типы больных. И человек должен захотеть.

— Как пить, чтобы не спиться?

— К сожалению, у нас нет науки, и никто не учит, как употреблять алкоголь. Есть инструкции ко всем бытовым вещам — к стиральным машинам, микроволновым печам и т.д. На телеканалах масса программ, как готовить пищу, красиво одеваться. Но нет ни одной образовательной программы, что такое алкоголь, какие он несет опасности. И в связи с этим все знания человек приобретает или в семье, или в подъезде. У каждого человека своя норма, она индивидуальна. Один больной мне жаловался: «Водку не могу пить, душа не принимает. Но что-то я должен употреблять. Начал курить траву». Ему вовремя не объяснили, что есть люди, кому алкоголь нельзя принимать в принципе, — это генетически запрограммировано.



Партнеры