16+

Наш Женя, кажется, женился

Обозреватель “МК” Артур Гаспарян передает с церемонии бракосочетания: на свадьбу Рудковской и Плющенко артисты рвались, как на “Евровидение”

13 сентября 2009 в 17:51, просмотров: 25644 В субботу вечером выезд из Москвы на Рублевку разросся до километровой пробки. Блатное и хорошо заасфальтированное, но узкое шоссе не справлялось с потоком рвавшихся не столько за город на природу горожан, сколько с вереницей гостей, направлявшихся на “свадьбу года” в бутиковый SPA-отель в Барвихе. Яна Рудковская 34 лет и 28-летний Евгений Плющенко вступали в брак, наполняя тезис “невозможное возможно”, изложенный некогда в качестве программной парадигмы их соратником Биланом, очередным доказательством несокрушимой правоты. Ведь в свадьбу многие не верили до последней минуты так же, как и в их победу на “Евровидении”. Произошедшее — и то и другое — ошеломило многих своей очевидностью.

Самым последним из ошеломленных оказался Филипп Киркоров. Он нисколько не сомневался в том, что Рудковская устроила “очередное пиар-шоу”, поэтому с изрядной долей иронии, хитро прищурив глаз, наблюдал, как Тина Канделаки, изображавшая тетеньку из загса, торжественно зачитывала поздравительную речь. Просверлив Яну и Евгения по-грузински проникновенным взглядом, Тина вкрадчиво спросила потом, хорошо ли обдуман их выбор. Оба ответили утвердительно, и г-жа Канделаки, облегченно выдохнув, пожелала им долгой и счастливой любви в совместной жизни, после чего позвала расписаться в журнальчике, украшенном аппликациями из розочек. “Обменяйтесь кольцами”, — торжественно произнесла сияющая Канделаки и объявила брачащихся мужем и женой. “А теперь вы можете поцеловаться!” — под аплодисменты и ликующие возгласы гостей “горько!” молодые поцеловались.  

Импровизированная церемония бракосочетания проходила во внутреннем дворике дизайнерского отеля. Все было украшено и обустроено ровно так, как мы не один раз видели в голливудских киношках, — сиреневая ковровая дорожка, белые ажурные деревянные воротца, символизирующие вход в семейный рай, аккуратные букетики, святой отец в расшитой золотом торжественной рясе, счастливые родители молодоженов, гости и свидетели, подружки невесты и друзья жениха. Из гостей монументальностью выделялся Николай Валуев, а особой торжественностью и шиком врожденного стиля — чета Бондарчук, Федор и Светлана. Среди подружек — Оксана Федорова, Лена Кулецкая, Саша Савельева, Олеся Судзиловская. В друзьях — Дима Билан, Эдвин Мартон и даже Сергей Лазарев. Официальными свидетелями выступали Лера Кудрявцева и Николай Басков.  

Сами виновники торжества являли собой не только смысловую, но и эстетическую кульминацию церемонии. Евгений Плющенко в безупречного кроя стальном костюме и Яна Рудковская в ошеломительном сиреневом платье, расшитом цветами (оттого и дорожка была сиреневой), вызвали у собравшихся коллективный вздох восхищения.  

И вот Киркоров, сам не уступая новобрачным в шике и блеске наряда — модно приталенного серого костюма в игривую черную полосочку, — оглядев с высоты двух метров торжество, задался вопросом о юридической ничтожности происходящего: мол, это же не по-настоящему! Оказывается, всезнающий Филипп не знал главного — прежде чем порадовать гостей потешным и трогательным шоу, Рудковская и Плющенко тремя часами ранее в “узком кругу” зарегистрировали свой брак, как и положено по закону, в Кутузовском загсе Москвы. Не ведая об этой тонкости происходящего, Фил выкатил глаза: “Я до последней минуты был уверен, что этого не случится!” Возбужденного столь резкой и неожиданной для него новостью из жизни близкой подруги, партнерши и соперницы в одном лице — Яны Рудковской, Филиппа начало не по-детски колбасить. “Ну, надо же, какой праздник! — вещал он, вращая головой на все 360 градусов. — Все пришли со своими половинками, все наши натуралы, один я один. Разрешите я буду ухаживать за вами, Милена”, — обрушился он на ближайшую и давнюю подругу Яны. Из этой филиппики Филиппа, правда, так осталось и непонятно, как и кому надо было прийти — то ли без половинок, то ли всем не натуралам?  

Позже, когда торжество было в самом разгаре, заезжую кобылу сомнений оседлала еще и Ксения Собчак. Завалившись на праздник во всем леопардовом, с демоническим начесом на голове, она по-хозяйски овладела микрофоном и, словно не заметив, что прошло уже два месяца, как бы продолжила речь, начатую еще на сцене “Новой Волны” в Юрмале: мол, какая радость, что вы единственная настоящая пара из сплошных “ненастоящих”. Под раздачу тут же попали Оксана Федорова с Басковым и свидетельница Кудрявцева с Сергеем Лазаревым. “Ты еще Билана с Кулецкой забыла”, — подвывал со своего стула Киркоров. За соседним столиком ехидно прыснули: “У Ксюши-то вообще ни с кем не получается, ни всерьез, ни понарошку, вот она и бесится”.  

Впрочем, в отличие от Собчак с Киркоровым остальным 150 гостям не было решительно никакого дела до праздных сомнений. Все радовались, веселились, сыпали поздравлениями и пожеланиями счастья и от души восхищались красотой брачащейся пары — не только внешней, но и внутренней. Яна и Евгений и впрямь светились изнутри каким-то особенным счастьем, одновременно и трогательным, и выстраданным. У каждого из них в жизни был драматический опыт предыдущего брака, и казалось, то были ниспосланные свыше испытания ради постижения смысла подлинного счастья, которое они нашли друг в друге. Владыка Сергий, благословляя молодых, вручил им иконы, которые уберегут счастливый союз от напастей.  

Ни в чем не сомневались и радовались за счастье детей, разумеется, родители — Светлана и Александр Рудковские, Татьяна и Виктор Плющенко. Поздравляя детей, все они по очереди всплакнули, молодые держались, но, как призналась свидетельница Лера Кудрявцева, Яна отрыдала свое еще в загсе. На постоянно раздававшиеся в течение вечера возгласы “горько!” молодые поначалу отвечали стеснительно-нежными поцелуями, но потом, плюнув на условности, целовались на радость публике смачно и долго. Яна время от времени с нежностью поглаживала кольцо и кулончик с изящными бриллиантами — свадебный подарок Евгения.  

Но по-настоящему она гордилась другим подарком молодого мужа — его победой на последнем турнире в Петербурге, где Женя подтвердил квалификацию, блистательно показав свои коронные тройные и четвертной тулупы. Впереди Олимпиада, и гости, конечно, только и шутили, как бы страстный медовый месяц не помешал физической форме прославленного фигуриста. “А медового месяца не будет”, — отрезала Яна.  

Мама олимпийского чемпиона Татьяна Васильевна призналась, что Жене, с которым она шла рука об руку в его спортивной карьере с детских лет, очень не хватало адреналина борьбы, когда он на три года ушел из большого спорта, и поэтому его решение вновь бороться за олимпийское “золото” она одобряет. “В тебе я тоже вижу бойцовскую породу, — сказала она своему теперь почти родственнику Диме Билану, — и могу дать совет: если хочешь вновь бороться на “Евровидении”, то борись”. Диме это напутствие, кажется, пролилось бальзамом на душу. “Я буду”, — твердо сказал он и крепко прижал к себе, словно кубок победителя, подружку Кулецкую.  

Многие артисты, кстати, пытались прорваться, чтобы выступить на этой свадьбе, всеми правдами и неправдами. Рудковская хваталась за голову: “Если бы они все выступали, это уже не свадьба была бы, а какое-то “Евровидение”. Поэтому пришлось многим отказать, решила, что должны быть только близкие друзья”. В итоге концертная часть торжества состояла из выступлений все-таки прорвавшихся Кати Лель с Анжеликой Агурбаш, скетчей “Клуба комедии”, виртуоза-аккордеониста Петра Дранги и уже совершенно понятных в данном контексте Димы Билана, Сергея Лазарева, Николая Баскова, который на правах свидетеля и тамады не покидал сцену в течение всего вечера, ублажая слух гостей не только собственными трелями, но и дуэтом с титулованной красавицей Оксаной Федоровой.  

“Нет, свою свадьбу я все-таки сыграю по-другому”, — запыхавшись после очередного сета, выпалил Николя, плюхнувшись за стол и прижав к груди мадам Федорову. “Но ведь Оксана еще замужем за этим немцем, Филиппом?” — удивились собеседники. “Разведется! Мы сейчас этим и занимаемся!” “А по-другому — это как?” — заинтересовались за столом. “Не хочу в ресторане, хочу на Красной площади! Я же — народный артист!” — петушился золотой соловей нашей эстрады. “Коля, но там же — кладбище!” — возразили собеседники. “Да, Коля, как-то действительно не очень!” — задумчиво протянула Оксана. “Значит, будем думать”, — согласился Николай. К тяжелым его раздумьям как раз подоспел жалостливый романс, исполнить который со сцены лично возжелал миллионер Умар Джабраилов.  

Какие бы личные сомнения и разочарования ни съедали израненную душу Филиппа Киркорова, он, профессионал высшей пробы, отмел прочь все личное и, выйдя на сцену, предстал во всем великолепии — большой, красивый, пушистый, добрый, внимательный, обаятельный, дружелюбный. С полоборота завел весь зал, и 150 пар ног селебритис, медиамагнатов, бизнесменов, спортсменов, солидных миллионеров, их спутниц и легкомысленной молодежи пустились в пляс. “Боже, храни короля!” — вопил в микрофон Николай Басков. “Филипп Киркоров!” — голосом Левитана напоминал в другой микрофон “комедиант” Александр Ревва. “Они знают”, — снисходительно парировал поп-король.  

Милена, давняя подруга и соратница Яны Рудковской, оставленная “ухажером” Киркоровым на время его поздравительного выступления, с упоением пустилась в воспоминания о том, как они с Яной выискивали в Париже свадебное платье:  

— Пошли к Роберто Кавалли, мы ведь с ним работаем. Он нам выкатил платьице — за 50 тыщ евро. Я на Яну посмотрела в этом платье — ну как брошенка из приюта. Говорю, пойдем-ка, я тебя с одним человеком познакомлю. Я о нем давно знала, но не была лично знакома. Араб Зухар Мураб. Мы его дверь по каким-то закоулкам выискивали, нашли — ни вывески, ни витрины. Просто звонок. Яна вся в недоумении. Но когда он нам свой каталог показал, все сомнения отпали. И зачем ему эта витрина, если у него и так обшиваются Бийонсе, Кристина Агилера, Иванна Трамп?  

Изумительное сиреневое свадебное платье г-жи Рудковской и впрямь было произведением искусства. Оно наверняка получит какие-нибудь награды специализированных модных журналов. Впрочем, свою главную награду Яна Рудковская и Евгений Плющенко уже получили, сделав невозможное возможным и обретя личное счастье. И хотя Яна исполнена пониманием глубокой ответственности за физическую форму молодого мужа накануне Олимпийских игр, они покинули вечеринку, удалившись в шикарный президентский люкс отеля за 10 000 евро, где их ждало брачное ложе шириной в 5 метров…  

Барвиха—Москва.




Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Партнеры