Чернобыльскую АЭС взорвал агент ЦРУ

Такой поворот событий предложили сценаристы нового сериала об аварии на станции

15 января 2014 в 17:35, просмотров: 10215

Из чернобыльской трагедии хотят сделать блокбастер. В 12-серийном фильме, который собираются снимать по книге бывшего сотрудника ФСБ Анатолия Ткачука, два главных героя: агенты ЦРУ и КГБ. Миссия первого — взорвать реактор. Второй, понятно, безуспешно пытается предотвратить трагедию. Спустя 20 лет американский разведчик приезжает в Россию, но теперь уже... в образе директора фонда помощи детям Чернобыля. В конце душераздирающего сюжета он встречается со своим советским «коллегой» и просит прощения от имени всего американского народа.

В новом телесериале есть все, чтобы он стал кассовым: любовная линия, сцены с погонями, трагические судьбы героев. Нет только правды.

Чернобыльскую АЭС взорвал агент ЦРУ
фото: Светлана Самоделова
Так выглядит четвертый энергоблок ЧАЭС в наши дни. Станет ли он декорацией для новой шпионской телесаги?

Для ликвидаторов и тех, кто потерял на станции родных и близких, подобный сериал как нож в сердце. «Нельзя в угоду зрительскому интересу так нагло перекраивать историю», — говорят члены общественной организации «Союз «Чернобыль Москвы», в руки которых случайно попал сценарий сериала. Новая трактовка событий настолько возмутила общественников, что они передали в редакцию «МК» открытое письмо против съемок данного фильма.

«Нас, чернобыльцев, взяла оторопь от того, что в будущем телешлягере главным спасителем станет чекист, противостоящий проникшим в «зону» американским разведчикам... На наш взгляд, сценарий фильма — не просто неудача. Это провокационная работа. Тем более что причины аварии на ЧАЭС давно известны. Но правда авторам сценария, видимо, неинтересна...» — обращаются в послании руководитель работ Министерства энергетического машиностроения СССР на Чернобыльской АЭС, профессор Игорь Острецов и председатель комитета «За безопасный ядерный мир» «Союза «Чернобыль Москвы» Валерий Волков.

«Для нас, да и для всех чернобыльцев то, как предстанут в глазах миллионов телезрителей участники тех событий, — вопрос принципиальный».

Игорь Острецов.

О том, почему этот фильм не имеет права попасть на экран, «МК» поговорил с одним из авторов письма.

— Игорь Николаевич, как вы узнали о съемках данного сериала?

— Съемок пока нет, надеюсь, и не будет. А сценарий к нам в руки попал случайно. Его передали председателю московского союза «Чернобыль» Андрею Грушенкову. Он попросил взглянуть нас. Дело в том, что мы с Валерой (Волковым. — «МК») достаточно хорошо знаем реальную ситуацию на станции. Я приехал туда в первые дни после аварии в качестве одного из участников комиссии по безопасности атомных электростанций СССР и оставался на станции до июля 1987 года, когда были закончены основные работы по возведению саркофага и запущены три блока. Валера, который был моим заместителем, оставался там дольше. Он жил в Припяти и работал на АЭС вместе с женой. В ночь на 26 апреля 1986 года сам он уехал в командировку, но супруга была на смене. Она получила огромную дозу радиации и впоследствии умерла от тяжелейшей формы рака. Для нас все, что происходило на станции, носит глубоко личный характер. Поэтому мы не можем допустить, чтобы фильм по такому сценарию попал в эфир.

— Какой из поворотов телесаги удивил вас больше всего?

— Сериал весь строится на фантастических предположениях. Но говорить о том, что аварию спровоцировали американские шпионы, — уже за гранью. Ведь кто виноват в трагедии, давно известно. Была типичная недоработка главного конструктора реактора и научного руководителя работ академика Александрова. Сейчас говорить о конструктивных недостатках РБМК не имеет смысла, но по факту реактор был «сырым», трудным в управлении. За десять лет до Чернобыля подобное ЧП уже случалось на Ленинградской АЭС, где были установлены такие же блоки. Масштабной трагедии удалось избежать: взрыва не было, но был выброс, хоть и небольшой. После того происшествия разработали перечень мер по доработке этих реакторов. К сожалению, авторитет Александрова задавил здравые предложения. Дождались нового инцидента, уже более мощного. Наша комиссия должна была определить судьбу остальных 16 реакторов подобного типа, функционировавших на территории СССР. В заключении, которое мы составили, совершенно определенно говорилось, что к аварии привели конструкторские недоработки. Но этот вывод руководство страны приняло в штыки: «Вы что, хотите, чтобы были остановлены все 16,5 млн киловатт? Тогда на всей промышленности в Европейской части СССР можно ставить крест...» Нам закрыли рты, а аварию списали на стрелочников. Поэтому-то и суд проводили в местном, чернобыльском, ДК — чтобы не было неугодных свидетелей.

— Кстати, эти реакторы потом все же остановили?

— Что вы, до сих пор почти все работают. Из 16 остановили только два в Литве и три в Чернобыле. В России все 11 реакторов остались. На той же Ленинградской АЭС до сих пор функционируют четыре блока. Они уже сыплются. В 2003 году, когда закончился ресурс первого энергоблока, мы даже подавали иск в Страсбургский суд на Владимира Путина — он тогда был первый срок на посту президента. Нам, конечно, отказали. Зато если теперь на ЛАЭС рванет и Европу засыплет радиоактивным пеплом, мы покажем им решение Страсбурга. Конечно, после взрыва в Чернобыле все рекомендации внедрили, конструкцию реакторов улучшили. Но они не вечны. А сегодня они продолжают работать сверх ресурса. Графит просто-напросто рассыпается. Сейчас, например, на Ленинградской АЭС уже второй блок выработал ресурс. Но в северо-восточном регионе с энергетикой дефицит. Поэтому время работы продлевают.

— Но вернемся к фильму. Ведь версия о том, что взрыв подстроили американские шпионы, действительно существует. По крайней мере, на просторах Интернета...

— Версий огромное количество высказывалось: и сейсмика виновата, и удар молнии. Дурь все это. Был плохой реактор — и он взорвался. Точка. Показывать на многомиллионную аудиторию домыслы некомпетентных людей нельзя.

— А вообще, на ваш взгляд, могут существовать художественные фильмы о событиях на ЧАЭС?

— Почему нет. Но лишь в том случае, если будет сохранена историческая правда. Пока таких фильмов я не видел. Например, не так давно меня пригласили на передачу Гордона. Обсуждали украинский фильм «Мотыльки» — душераздирающую историю любви мальчика и девочки на фоне чернобыльских событий. И опять фильм полностью построен на домыслах. Показывают, как все плохо было организовано, какая была паника. Это типичное вранье. Уж где-где, а в Союзе в случае тяжелой ситуации все умели организовать на высшем уровне. Все было сделано быстро и четко. Японцы со своей «Фукусимой» будут ковыряться еще неизвестно сколько, а в Чернобыле в апреле произошел взрыв, а в ноябре уже стоял саркофаг. Эвакуацию населения объявили на следующий день. Да, первое время была неясность по части способов ликвидации последствий катастрофы: сыпали мешки с песком с вертолетов, хотели рыть тоннель под реактором — думали, что там осталось топливо. Но поймите, подобных инцидентов до этого не случалось не только в СССР, в мире. Была авария на Три-Майл-Айленд в США. Но там обошлось без выброса, все осталось под оболочкой. Да, было много метаний с точки зрения науки, сложно было ученым. Взять хотя бы академика Легасова...

— Кстати, по поводу реальных персонажей. Они в сериале есть?

— В том-то и проблема, что есть. Но так как события фильма родились в голове сценариста, то и поведение реальных людей тоже решено было «подправить». Например, в сценарии присутствует зампред правительства, руководитель комиссии по ликвидации последствий аварии Борис Щербина. В сценарии он представлен как человек, готовый безжалостно жертвовать тысячами человеческих жизней. А ведь он несчетное количество раз прилетал в чернобыльскую зону и умер от облучения. Да, Борис Щербина — личность противоречивая, многие его критикуют. Но писать его только черной краской нельзя. Это могут подтвердить многие работавшие в те дни на станции. Есть в фильме и другие персонажи, известные на весь мир, например академик Легасов. Но в фильм попал лишь небольшой отрезок из его биографии. О трагическом же исходе его жизни — он, напомню, покончил жизнь самоубийством, предварительно записав пять кассет с предположениями о реальных причинах аварии, — ни слова. Так было выгодно сценаристам. А академика Александрова в фильме и вовсе нет. Зачем усложнять фильм лишними персонажами, если по сценарию в трагедии виноваты американские шпионы?

— Есть в фильме и еще один эпизод, который вас возмутил. Я имею в виду сюжет с флагом, установленным между реакторами в честь окончания работ. Это тоже вымысел?

— К сожалению, нет. После того как работы по возведению саркофага были закончены, кому-то в голову пришла идея водрузить на трубе между третьим и четвертым реакторами знамя. Это был далеко не однозначный акт. С одной стороны, простые ликвидаторы были воодушевлены чувством выполненного долга. С другой, добровольцы тогда не понимали, что фактически идут на верную гибель. Ведь на крыше человека поджидала мощность дозы до нескольких тысяч рентген в час. Поэтому руководству, безусловно, необходимо было запретить эту акцию. Сейчас многие из руководителей работ на ЧАЭС вспоминают о ней с глубочайшим стыдом. На самом деле осознание глупости этого шага ко многим из них пришло почти сразу. Флаг сняли. Эту сцену можно трактовать по-разному. Но авторы сценария посчитали, что этот эпизод станет в финале фильма апофеозом героизма.

— Как вы думаете, зачем сценаристы так перемалывают историю?

— В реалистичном сериале пришлось бы углубляться в причины, показать характеры реальных персонажей с нескольких сторон. Для сценаристов это сложно, а для простых телезрителей — неинтересно. Нужен экшен. Но, как нам кажется, если бы они сняли фильм, например, о судьбе жены Валеры Волкова или врача Гуськовой, спасшей тысячи жизней, он был бы не менее интересен зрителям. Но правдив.



Партнеры