Правосудие с дырками

23 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 1151

Худенький, невысокого роста, за всю жизнь не сказавший громкого слова молодой человек, который хотел стать врачом. Три первых класса в школе он окончил экстерном, в институт поступил без репетиторов и знакомств: он всегда легко и с наслаждением учился.

30 июня 2003 года Быченко вместе с однокурсниками возвращался из Краснодарской больницы. Там проходили практику девочки из их группы, вот ребята и пошли узнать, в какое отделение проситься, где интересней.

Около одиннадцати часов вечера Д.Быченко, С.Стариков, Н.Абдашев и С.Беркоз проходили мимо кафе “Зоя” на улице 1 Мая.

Возле кафе стояла группа молодых людей. Люди эти были изрядно навеселе. И вот гражданину Аракеляну, 21 года от роду, окончившему 6 классов, не работающему и ранее не судимому, показалось, что проходившие мимо студенты толкнули его. Разумеется, никто никого не толкал и никому ничего не показалось, просто захотелось покуражиться. И.Аракелян, Е.Молчанов, А.Капуста и другие молодые люди окликнули проходивших мимо студентов, остановили их и начали бить. Просто так.

Продолжалось это минут десять, пока на улицу не выскочили двое мужчин. Скорей всего это были владельцы кафе, хорошо знакомые с привычками напавших на студентов хулиганов.

После того как нападавших оттащили, студенты побежали в больницу, надеясь там укрыться. Но их догнали. Больничная охрана и пальцем не пошевелила — даром, что на территории больницы оказались посторонние люди, а те, на кого они напали, просили о помощи! Дима Быченко успел позвонить домой и сказал, что их избивают. Хулиганы повалили ребят на землю, и “развлечение” возобновилось. Быченко и Старикова били ногами и кулаками. Девушки, наблюдавшие драку, без устали подзуживали налетчиков. Было очень весело.

Из протокола допроса потерпевшего Никиты Абдашева: “1 июля 2003 г. на улице 1 Мая около кафе стояли шесть ранее незнакомых парней и две девушки. Отойдя примерно на 10 метров, Диму Быченко толкнул незнакомый парень (Арам Аракелян. — О.Б.), и потребовал, чтобы Д.Быченко подошел к нему и объяснил, почему он его толкнул. Я обернулся и сказал, что нам неприятности не нужны, и мы пошли дальше. Этот парень с тремя другими парнями пошел за нами. Парень кавказской национальности подошел к Быченко, схватил его за руку и стал разговаривать с ним в грубой форме, выражаясь при этом нецензурной бранью. В это время ко мне подошли двое парней, один из них нанес мне более трех раз удары кулаками по голове. Одновременно парень, которого друзья называли по имени Арам, начал избивать Д.Быченко, а именно наносить удары кулаками по лицу... Мы вырвались и стали убегать на территорию больницы. По дороге Быченко позвонил родителям и сообщил о случившемся. Спустя 5 минут к нам опять подошли парень по имени Арам и парень, который избивал меня, он был одет в синюю майку, они насильно вывели меня и Быченко Д. за территорию больницы под предлогом поговорить. Выйдя за территорию больницы, эти парни опять начали нас избивать. Быченко упал на землю, к нему подошел С.Стариков и пытался его поднять, в это время его тоже начали избивать. Парень по имени Арам и парень в синей майке начали наносить мне удары по голове и туловищу, в результате чего я упал на землю, а они продолжали избивать меня ногами. Я закрыл голову руками, поэтому, кто конкретно меня бил ногами, я не видел. Повернув голову, я заметил, что лежащего на земле Д.Быченко и С.Старикова избивают руками и ногами парень по имени Арам и рыжеволосый парень с татуировкой на руке. Избивали нас примерно 10 минут, после чего с территории больницы вышли люди и начали кричать этим парням, чтобы они прекратили. Избивавшие нас парни прекратили нас бить, в это время я со Стариковым подняли Д.Быченко на руки и отнесли в больницу...”

Дима уже был без сознания. Ему проломили череп. Драка закончилась победой нападавших, девчонкам понравилось.

* * *

На другой день Молчанова, Капусту и Аракеляна взяли под стражу. 10 июля им предъявили обвинение в том, что они в составе группы причинили тяжелые телесные повреждения Дмитрию Быченко (статья 111, ч. III, п. а). Почему-то лишь троим, хотя потерпевшие заявили, что били их все, то есть человек восемь-девять.

А спустя еще пять дней происходит необъяснимое: Прикубанская прокуратура изменила меру пресечения А.Капусте. Выпустили и Молчанова. Однако по решению суда они вновь были взяты под стражу. Краснодарская краевая прокуратура оказывается перед необходимостью передать дело в прокуратуру Центрального округа Краснодара. Вышестоящей инстанции показалось странным, что дело в отношении Капусты и Молчанова прекратили...

Однако Аракеляну по-прежнему вменяли статью 111, ч. III, п. “а” — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору. А вот те же действия Капусты и Молчанова прокуратура почему-то переквалифицировала на злостное хулиганство, ст. 213, ч. II. Никаким разумным объяснением эти удивительные изменения не поддаются. А в декабре 2003 года Госдума внесла изменения в УК. В частности, полностью изменилась редакция 213 статьи УК. И вот что вышло. По новому закону ответственность за хулиганство теперь наступает, только если оно совершено с использованием оружия или предметов, которые использовали в качестве оружия.

В то же время в другие статьи УК, предусматривающие ответственность за преступления против жизни и здоровья людей, тоже были внесены изменения. Изменили редакцию статьи 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 112 (причинение средней тяжести вреда здоровью), 115 (причинение легкого вреда), 116 (побои) — тут законодатель оговорил наступление ответственности в случае совершения всех выше указанных действий из хулиганских побуждений. Казалось бы — все правильно. Но только на бумаге. А на практике получилось, что все действия, оценивавшиеся как хулиганские до 8 декабря 2003 года, не подпадают под новую редакцию статьи 213 и, следовательно, преступлением не являются.

В свою очередь, изменения в редакции статей об ответственности за причинение телесных повреждений из хулиганских побуждений тоже вступили в силу только с декабря 2003 года. Таким образом все люди, до декабря 2003 г. привлекавшиеся к ответственности за злостное хулиганство, совершенное группой лиц, оказались вне действия статей новой редакции УК. Диму Быченко избивали, не зная о законе об ответственности, который вступит в силу лишь в декабре, — выходит, и наказать их по-новому УК нельзя. Закон обратной силы не имеет. Согласно старой редакции статьи 213 им могли дать пять лет — но ее отменили.

В законе образовалась большая зона безответственности. И в эту дыру провалились тысячи преступлений по всей стране. Выходит, их просто не было.

Тяжелые кулаки и ноги — это не оружие и не предметы, которые использовали в качестве оружия. Откровенный абсурд. Настолько откровенный, что в голову приходит единственное объяснение: поправки в закон вносились с учетом неприятностей, случившихся с каким-то высокопоставленным отпрыском. Какого-то “прынца” нужно было во что бы то ни стало освободить от ответственности — и освободили. За неимением других объяснений у меня в запасе осталось только это.

* * *

По делу Быченко провели одну-единственную очную ставку со свидетелем Беркозом.

После тщательной работы следствия место, где искалечили Диму Быченко, стало практически стерильным. Следствие пришло к выводу, что Быченко, Старикова, Абдашева и Беркоза избивал один-единственный человек — Арам Аракелян. Молчанов и Капуста в результате какой-то сложной химической реакции превратились в свидетелей. В меру вашей испорченности можете сами нарисовать картину. Скажем, такую: Аракелян избивал потерпевших по очереди, и они покорно ждали, пока дело дойдет до них, а “свидетели” Молчанов и Капуста находились, стало быть, на противоположной трибуне. Они просто любовались поединком Аракеляна с этой странной, очень странной очередью. Не забудьте, кулаки и ноги — не оружие и не предметы, которые можно использовать в качестве оружия. Использовать-то можно, а обзывать оружием нельзя.

25 февраля 2004 года Прикубанский районный суд Краснодарского края приговорил Арама Аракеляна к лишению свободы на шесть лет.

А прокурор А.Г.Бердникова просила пять. Ну в самом деле: Диму Быченко не убили, он просто находится в коме — 6 лет за это, конечно, многовато... Она обиделась (за себя? за “шалуна” Аракеляна?) и принесла кассационное представление на приговор. Больно суров, ваши высокопревосходительства, нельзя ли отменить и назначить другое наказание, помягче?

* * *

Несколько месяцев назад Диму Быченко привезли в Москву.

На его лечение требовались огромные деньги, которых у его родителей не было. Елизавета Алексеевна Быченко обратилась за помощью через Интернет. Без всякой надежды, от безысходности. Но на ее мольбу неожиданно откликнулся московский предприниматель Игорь Рудинский: он заплатил за Димино лечение 800 тысяч рублей. Дай бог ему здоровья.

Но состояние Дмитрия остается прежним.

Он уже десять месяцев в коме.

Его мать находится на пределе человеческих возможностей. Она врач и отдает себе отчет в том, что даже если Дима когда-нибудь придет в себя, он навсегда останется глубоким инвалидом. Того Димы, который за 19 лет не сказал ей грубого слова, который с таким наслаждением учился, — его уже на свете нет и никогда не будет. Есть другой, и она ему иногда, боюсь, завидует. Он ведь не знает, что с ним, а Елизавета Алексеевна Быченко знает.

А еще она знает, что люди, изувечившие Диму, — всего лишь “свидетели”, а за Аракеляна вступился прокурор.

Может, и правда конец света уже наступил, а мы его просто не заметили?

* * *

Скажите, что делать?

Именем государства, которое в незапамятные времена и создали люди в надежде на то, что оно их защитит, — именем этого государства существа, вооруженные самым смертоносным из всех видов оружия — безнаказанностью, признаны невиновными. Теперь они смогут нападать на всякого, кто в недобрый час окажется у них на пути, отчетливо сознавая, что им за это ничего не будет. И ведь именно эти люди сделали нашу жизнь такой страшной: они налетают на нас озверевшими стаями, и хорошо, если убьют — нет, искалечат, а следствие будет работать над единственной загадкой: с кого сколько взять? Это и есть реформа правосудия? Если об этом пекся наш гарант — все получилось. Разваливали долго, на нашем веку, до другого нам уже не дожить.

И вы простите меня, что я повторяю опостылевшее: прошу Генеральную прокуратуру считать эту публикацию официальным заявлением об истребовании этого уголовного дела для тщательной проверки и принятия законного юридического решения.

Не может же Димина мама, Елизавета Алексеевна Быченко, драться за сына одна.

Я не хочу, чтобы меня записали в свидетели...




Партнеры