Палач-ресторатор Кабанов настаивает на убийстве в состоянии аффекта

Но суд отказал ему в этой просьбе

11.11.2013 в 16:12, просмотров: 8350

В понедельник в Головинском суде Москвы состоялись предварительные слушания по делу 38-летнего ресторатора Алексея Кабанова, который 3 января этого года убил свою жену и мать троих детей – 39-летнюю журналистку Ирину. Преступление было бы рядовым, если бы не последовавшие за ним драматические события. Садист расчленил тело в присутствии малышей (они спали в соседней комнате), спрятал в ванной, а потом заявил в Интернете об ее исчезновении.

Палач-ресторатор Кабанов настаивает на убийстве в состоянии аффекта
фото: Наталья Мущинкина
Алексей Кабанов

Эта история всколыхнула московский «миддл-класс». Искать супругу убийце помогали сотни обычных людей, блогеров, журналистов. А пока они снимали передачи о пропаже женщины и вешали объявления на улицах и во дворах, части обезображенного трупа лежали на балконе квартиры, где находились трое малышей. Вычислили подонка только на восьмой день после убийства – полиция узнала, что Кабанов, у которого нет своего авто, ездит на машине приятельницы, и попросила разрешения провести в ней обыск. Не дожидаясь, пока полицейские найдут в мусорных пакетах голову и руки Ирины, Кабанов указал на них сам (интервью со следователем по делу Кабанова).

Кстати, за решеткой Кабанов не повинился в злодеянии, а начал требовать переквалифицировать дела с «убийства» на «убийство в состоянии аффекта» - заявил, что жена сама провоцировала его на скандал. Он, дескать, не сдержался и задушил ее, а потом для верности пырнул несколько раз ножом. Ввиду последнего обстоятельства, а также по причине глумления над трупом покойной, прокуратура ходатайство отклонила. Кабанов попросил суд присяжных, но тоже получил отказ – присяжные не рассматривают бытовые убийства. Тогда преступник устами защитника заявил, что рассчитывает на публичное и законное разбирательство. Но на предварительном слушании почему-то о заявлении забыл и на вопросы журналистов отвечать отказался.

Подавленным, растерянным и осунувшимся выглядел на этот раз в свете объективов убийца – совсем не так, когда давал интервью прессе о пропаже супруги 10 месяцев назад. Вместе с адвокатов Кабанов заявил в начале процесса несколько ходатайств – об исключении доказательств (двух протоколов допросов – якобы подписал он их под давлением следствия), вызове свидетелей и об изменении меры пресечения на более мягкую – домашний арест или залог. А также об исследовании в суде результатов медицинского исследования, проведенного в институте им. Сербского. Все были судом отклонены.

фото: Иван Скрипалев

Как пояснил «МК» представитель матери Ирины Елены Дуковой, адвокат Федор Куприянов, медицинские документы защите нужны для того, чтобы доказать незаконность судебно-психиатрической экспертизы, которая опровергла состояние аффекта, и потребовать назначения нового исследования. Правда, Кабанову придется убеждать суд в противоправности и аморальности поведения Ирины, то есть «поливать ее грязью» - как выразился адвокат. По этой причине мать погибшей не захотела присутствовать на процессе - она занята воспитанием младших внуков, опеку над которыми поручили ей и ее сестре (старшего сына Ирины взял на воспитание его отец). И даже отказалась даже от подачи гражданского иска о взыскании морального вреда с бывшего зятя.

- Это было бы подогреванием конфликта, моей доверительнице это не нужно, - объяснил юрист.

Тем не мене, говорит Куприянов, Елена Дукова попросила его добиться для убийцы максимального наказания – по закону ему грозит до 15 лет колонии строго режима.



Партнеры