«Влюбить в себя подростков просто»

Психолог: в особой зоне риска — дети, не находящие понимания в семье

7 сентября 2016 в 18:28, просмотров: 10595

Скандал вокруг описанных в соцсетях отношений учителей и учеников в 57 московской школе вызвал в общество недоумение и ужас. Одни уверены, что дыма без огня не бывает и обвинения подтвердятся, другие считают, что такого быть не может, что учебное заведение пытаются очернить, и порочащие факты на деле окажутся клеветой. В том, что произошло, сейчас предстоит разбираться следователям.

Как поступить, если вы подозреваете, что у ребенка «роман» с педагогом? Или что педагог оказывает ребенку сомнительные знаки внимания?

На эти и другие вопросы отвечает психолог Ирина МЛОДИК.

«Влюбить в себя подростков просто»
фото: pixabay.com

- Не все взрослые, как выясняется, знают о табуированности сексуальной связи учителя с учениками вне зависимости от того, сколько тем лет — 16, 17... Кроме того, в школах вообще не любят «выносить сор из избы», тем самым создается прецедент для подобных случаев.

Полагаю, руководители школ боятся скандалов, разбора в вышестоящих организациях, потому что именно руководителю не поздоровится, если на высшем уровне узнают о таких нарушениях, это будет означать, что руководитель допустил серьезную ошибку в наборе персонала или в работе с ним. Из-за этого подобные преступления становятся возможными.

- Почему сейчас они все чаще стали выходить наружу?

- Количество подобных историй, рассказанных мне моими клиентами в самое разное время, огромно. Полагаю, флешмоб «я не боюсь сказать», который вскрыл большое количество случаев самых разных нарушений на сексуальной почве, домогательств и насилия, позволил людям говорить более открыто. Именно огласка и понимание того, что же является запрещенным, останавливает многих людей, не желающих контролировать свои сексуальные импульсы, направленные на детей в случае, если они уверены в своей безнаказанности.

- Если школа становится для ребенка "домом родным", второй семьей, не опасно ли это? Ведь школа все-таки учебное заведение, и должна быть некая дистанция?

- Школа, разумеется, не должна быть «вторым домом» для ребенка. Потому что это место, где дети всего лишь получают образование, а семья – место, где формируются ценности в соответствии с теми требованиями и ожиданиями, которые родители направляют на ребенка. Если в сознании учителя или родителя функции образования и воспитания начинаются смешиваться, то происходит путаница в том, кто для ребенка является кем: кто родитель, кто учитель, кто семья. Это впоследствии может привести к самым разным нарушениям.

- Люди, склонные к педофилии или «западающие» на подростков, скорее стараются устроиться на работу, связанную с детьми, или наоборот, обходят ее?

- Может быть по-разному. Педофилия может быть давно проявленной и осознанной болезнью, и тогда люди могут специально искать работу, связанную с детьми. А может быть вытесняемой или неосознаваемой потребностью, внезапно захватывающей человека, давно работавшего с детьми и ранее не замеченного в таких действиях. Возможно, раньше он хорошо контролировал свои импульсы, но в какой-то момент они вышли из-под контроля.

- Как распознать учителя, склонного к отношениям с учениками, заметно ли это? Как отличить дружбу и заботу от сексуального желания?

- Разумеется, со стороны не всегда это бывает заметно. Дети, в чей адрес направлены совращающие действия, это, как правило, быстро опознают. Но если родители детей приучили их терпеть дискомфорт, безоговорочно слушаться старших, то ребенку трудно представить, что такой важный взрослый, как учитель может делать что-то во вред.

Многие родители с самого начала приучают детей терпеть телесный дискомфорт: например, подставлять щеку для поцелуя нелюбимой тете. И тогда, даже если детям неприятно прикосновение учителя, они привычным образом терпят. Отличить одно от другого (заботу от сексуализированного контакта) можно по ощущению, которое рождается в теле. Учитель – это фигура по сути своей родительская. Он не родитель, но доверие к нему ребенка такое же, как к родителю. Он от него зависит, подчиняется, доверяет. И это означает, что на него распространяется табу на инцест.

И когда происходит нарушение этого табу, любой более-менее психически здоровый ребенок это ощущает как сильный дискомфорт, психический и телесный, как стыд, и ощущение, что происходит что-то запретное, неправильное.

Впоследствии с такими детьми приходится работать как с жертвами инцеста, и симптоматика у них будет похожа: от полного неприятия своего тела и страха перед возбуждением до расторможенного сексуального поведения.

- Как родителям понять, что у ребенка складываются нестандартные отношения с учителем?

- Прежде всего важно, чтобы он мог добровольно делиться с родителем своими сомнениями и неприятностями. Потому что если что-то подобное уже происходит, то дети часто это скрывают, поскольку ощущают стыд, иногда страх, в том числе потому, что совратитель им запрещает озвучивать то, что происходит. Часто дети боятся, что родитель либо не поверит, либо обвинит самого ребенка и привычно встанет на сторону учителя, особенно, если это бывало уже в каких-то других ситуациях.

- Есть случаи, когда учитель влюбляется ученицу, потом они женятся и живут счастливо. Где грань нормального и ненормального поведения учителя?

- Учителю как минимум стоит подождать того времени, когда он перестать быть ее учителем. Но даже тогда он не становится для нее фигурой, совсем свободной от переноса на него как бы родительских функций.

- Проще ли учителю влюбить в себя подростка, чем любому другому человеку?

- Конечно, проще. И если ребенок живет в дефиците любви и признания от родителей, то получение всего этого от как бы родительской фигуры учителя будет очень важным. Это заставляет его быть очень зависимым от учительского участия. Влюбить в себя подростка, который так нуждается во всем этом, да еще переживает гормональные бури, очень просто.