Оживленный обман новостями

Прибитая мошонка как самое серьезное политическое событие

14.11.2013 в 18:21, просмотров: 26366
Оживленный обман новостями

Все мы, конечно, знаем про мощную художественную акцию художника Петра Павленского, который намедни прибил себе мошонку гвоздем к брусчатке Красной площади. Ее смысл пояснил он сам: подчеркнуть политическую апатию и фатализм нашего нынешнего существования.

Акция Павленского активно обсуждалась СМИ и широкими слоями прогрессивно-реакционной общественности.

Я хотел было побрюзжать. Ну, дескать, что за новость! Ну ведь опять развели нас, как лохов, и купили задешево! Какова на самом деле ценность прибитой художественной мошонки? А если вся моя жизнь — символ апатии и политического фатализма, значит ли это, что меня надо прославить как ведущего мастера современного искусства?

Но я временно отложил дежурное брюзжание — потому что проанализировал весь остальной поток новостей, которым жили мы последние дни.

Вот, например, депутат Государственной думы от ЛДПР Михаил Дегтярев внес законопроект о полном запрете в России американского доллара. Если такой закон примут, нельзя будет держать вклады в долларах — их придется перевести в рублевые. А если сам так не сделаешь — за тебя все исполнит твой банк, по некоему среднему курсу за недавнее прошлое. И т.п.

Многочисленные политики, администраторы, эксперты, журналисты и приравненные к ним лица немедленно развернули вокруг «закона Дегтярева» бурную обсуждательную кампанию. Дескать, «кровавый режим» совсем озверел, и вся надежда только на то, что не до конца сошедшие с ума либеральные экономисты в окружении Путина дерзостную законодательную инициативу заблокируют. А фракция ЛДПР вынесла своему члену (в хорошем смысле) за проект данного закона форменную благодарность.

Я же, услышав такую новость, раз и навсегда решил для себя следующее.

1. Никто (ну, почти никто) в РФ не хочет избавляться от доллара. В том числе депутат Дегтярев, который, конечно, ни на секунду не верит, что его законопроект кто-то примет.

2. Собственно, законопроект и вносится потому, что на его успех не рассчитывают. Если бы вероятность запрета доллара в РФ составляла хотя бы 20–25%, ни г-н Дегтярев, ни любой другой субъект законодательной инициативы в эту сторону и не рыпнулся бы.

3. Фракция ЛДПР, за минувшие месяцы мощно засветившаяся в обслуживании всяких интересов и «хотелок» (© В.В.Путин, С.Б.Иванов) Кремля, нуждается в воссоздании своего оппозиционного имиджа. Партия хочет напомнить, что она таки «за русских и за бедных». Потому Жириновский срочно оседлал тему изоляции Северного Кавказа. И, надеюсь, мы понимаем, что встреча Путина и Жириновского в Ново-Огареве, на которой президент слегка покритиковал шефа ЛДПР за антикавказский «радикализм», была рекламно-постановочной. С целью легализовать Жириновского и Ко как единственную силу, которой официально дозволено ходить по склизким камушкам, чтобы тема не досталась настоящим яростным националистам. Ведь если бы ВВП был на самом деле недоволен ВВЖ, он передал бы свои претензии заочно и безо всякого участия федерального телевидения.

Ну а младший товарищ Вольфовича бросает кусок дружбы избирателям ЛДПР из числа самых бедных — у кого сам факт существования доллара в нашей материальной реальности вызывает отчетливое раздражение. Не более и не менее того.

4. 32-летний г-н Дегтярев, недавно представлявший ЛДПР на выборах мэра Москвы, с некоторых пор обсуждается как потенциальный преемник Жириновского. Что не есть абсурдная идея: насколько я мог изучить депутата за время его мэрской кампании, он не лишен политических инстинктов и лет через 5–7 вполне мог бы сменить пожилого вождя (если, конечно, ЛДПР до тех времен доживет). А всякому грядущему преемнику яркий пиар нужен чуть более чем воздух.

5. Любое обсуждение «закона Дегтярева», не опирающееся на вышеприведенные пп. 1–4, лишено политического, информационного, физического и всякого иного смысла.

Проще говоря: если мы не хотим, чтобы из нас в очередной раз делали идиотов, не надо вообще обсуждать антидолларовую «законодательную инициативу». Она того совершенно не стоит.

Еще пример.

Коммунисты вроде как собрали 2 млн подписей россиян за отставку правительства Дмитрия Медведева. И собираются теперь поставить соответствующий вопрос в Государственной думе.

Я не знаю, существуют ли в реальности эти мегатонны подписей. Но вот что я — и, к счастью или к сожалению, далеко не только я — знаю точно: отправить кабинет Медведева таким макаром в отставку не удастся.

Если бы я ударился в конспирологию, коей все больше и больше стараюсь сторониться, я бы вообще предположил, что за инициативой КПРФ стоит сам действующий премьер. Ведь теоретически президент Путин может уволить свое правительство, и слухи о столь драматическом развитии событий периодически всплывают то там, то здесь. Но под давлением оппозиции, пусть даже совершенно системной и практически ручной, он этого делать не будет точно — упрямый характер ВВП нам известен. Так что благодаря коммунистам ДАМ, пожалуй, получает несколько лишних месяцев гарантированного спокойствия.

И коммунистические руководители это отлично понимают. Потому-то и городят весь огород. Если бы они полагали, что их акция закончится чем-то, кроме голого пиара, они бы ее и не затевали. КПРФ ведь всегда выступает против Кремля, когда от нее ничего не зависит. А когда зависело — то всегда подыгрывала власти в решающий момент. Так было и в 1996-м, когда Геннадий Зюганов отказался отстаивать свои же собственные, вполне обоснованные претензии на президентский пост. И во все другие времена. Когда коммунисты в решающие моменты давали недостающее количество голосов и за премьера Виктора Черномырдина, и даже за либерально-ненавистного (якобы) им «киндерсюрприза» Сергея Кириенко.

Итак, мы твердо понимаем, что со своей «инициативой» КПРФ отъявленно водит нас за нос. И в такой ситуации остается лишь один актуальный вопрос: почему мы ведемся? Почему обсуждаем всю эту псевдополитику, не имеющую никакого отношения к реальности?

А депутат Алексей Журавлев, еще недавно призывавший лишать гомосексуалов родительских прав? Разве такое возможно в стране, где немалую часть видных чиновников администрации президента, федерального правительства, а заодно топ-менеджеров крупных корпораций типа «Газпрома» (в этом «национальном достоянии» кадровый призыв начала–середины прошлого десятилетия даже получил неформальное название «Голубой поток», типа в честь знаменитого газопровода) составляют адепты однополой любви? «Поправки Журавлева» были, конечно, своевременно отозваны их же автором, но благодаря их бессмысленному и беспощадному обсуждению депутат круто отпиарился. А заодно отвлек общественное внимание от своих гешефтов в Приднестровской Молдавской Республике (ПМР), где при его (и его политического босса, вице-премьера Дмитрия Рогозина) абсолютно бескорыстном участии идет семимильное освоение российской финансовой помощи. И привлек внимание к вроде как возрождаемой партии «Родина», которая вот-вот встанет из гроба и, подобно П.И.Чичикову, поедет в русской политической тройке к новым свершениям и вершинам. Да-да, разумеется, верим очень и сразу.

А депутат Елена Мизулина с идеей запрета суррогатного материнства? Это что, кто-то решил бросить вызов самой Алле Борисовне Пугачевой, символу сразу нескольких музыкально-политических эпох?! Нет, конечно. И г-жа Мизулина сама испугалась собственной смелости и дезавуировала свои слова всего через пару дней после их произнесения. Но зато эту пару дней нам было чем заняться, что пообсуждать.

А Кремль? Он тоже не рыжий. Вот, с позавчерашнего дня нам предложено изойти разномастными эмоциями по поводу возрождения советской системы отбора и продвижения кадров, о чем заявил глава президентской администрации. И уже одни — аплодируют, другие — в порыве отчаяния хватаются за коллективную голову. А почему и зачем? Мы что, должны поверить, что в стране, где на руководящие посты продвигают вороватых троечников, отбираемых по принципу полной лояльности таким же вороватым троечникам, только более высокого звена, возможна советская система кадрового возвышения?

На кого рассчитан весь этот заведомый блеф?

Мы живем в виртуальной общественно-политической реальности, где нет места никакой достоверности. Где слова полностью обесценились, ибо никогда не конвертируются в дела. Где высказывания государственного человека / политика вообще не должны становиться информационными поводами, потому что подчинены идее локального сиюминутного пиара, и более — ничему.

Но раз мы бегаем возбужденными глазами-ушами от одной фиктивной новости к другой — значит, эта виртуальность нас все-таки устраивает?

Да, это приходится признать. На прошлой неделе мы с вами уже обсуждали, что для политического класса нашей РФ нет ничего невыносимее правды. И эта болезнь распространилась на нас всех. Мы не хотим ничего всерьез, нас устраивает такая жизнь — понарошку.

И на этом фоне художник Павленский с его окровавленной мошонкой выглядит уже очень серьезной фигурой. Не только артистической, но и политической.

Никогда не смейтесь над ним.



Партнеры