На равных полюсах

Почему детям-сиротам и инвалидам нужно совершать подвиги

28 марта 2014 в 18:56, просмотров: 5503
На равных полюсах
фото: PhotoXPress

Лет десять назад я разговаривал с заместителем министра образования Еленой Чепурных о поездке в наш карельский спортивно-оздоровительный лагерь «Большое Приключение» воспитанников детских домов из регионов. Елена Евгеньевна идею поддержала и привела свой простой, можно сказать, приземленный аргумент: «Они ведь даже картошку чистить не умеют. В детском доме это запрещено».

Верно, в походе обретается масса навыков, чистить картошку — тоже, но это, конечно, дело побочное. Я сейчас совсем о другом.

Днями мы определили состав команды VII российской молодежной экспедиции «На лыжах — к Северному полюсу!». Согласно положению, которое подписано нами и Росспортом, в экспедицию входят подростки 16–18 лет, имеющие определенные туристические навыки и лыжные достижения. Отдельной строкой приглашены воспитанники детских домов и учащиеся коррекционных школ.

В первых шести экспедициях, в 2008–2013 годах, дети трудной судьбы, по одному-два человека, уже входили в наши полюсные команды. Но нынче, на седьмой год, мы решили перевернуть правило — пригласить в команду этих ребят в первую очередь.

Итог такой: юноша и девушка из детских домов Кемеровской области; двое слабослышащих подростков из Москвы и Ханты-Мансийского АО; приемный ребенок из семьи, которая живет в Нижнем Тагиле; кадет — юный динамовец из Воронежской области и мальчуган из Кирова, у которого своя «северополюсная» история.

О нем — два слова.

Это Александр Петров. Два года назад он уже прошел отборочный тур в Карелии, получив почти максимальную оценку, но не попал в команду, которая пошла на полюс, поскольку ему было всего 14 лет. В марте 2014 года, проявив завидную настойчивость, Саша снова появился на карельском отборе. Видно, горит в нем большое желание, а желание, подтвержденное усилиями, работой, — оно и означает, что человек идет к цели.

Вторым открытием для меня после Саши Петрова стала заявка от Кемеровской области на участие в учебно-тренировочных сборах четверых детдомовцев. Четверо сирот (трое из Новокузнецка) из далекого промышленного региона хотят и готовы идти к Северному полюсу. В чем же причины такой активности? Ищу — и вспоминаю 1992 год. Три спортсмена в инвалидных колясках совершают рейс века — толкая колеса руками, проходят за 208 дней 11 тысяч километров из Владивостока в Санкт-Петербург! Один из этих трех богатырей — Женя Колычков — был из того же Новокузнецка. Аман Тулеев, нынешний губернатор Кемеровской области, а тогда, 22 года назад, председатель облсовета народных депутатов, энергично поддержал супермарафон. Не деньгами — пониманием. Пониманием того, зачем он нужен России и миллионам ее инвалидов.

Все четверо кемеровских ребят показали себя превосходно, но, согласно правилам, от одного региона мы можем взять максимум двух детей. Как быть? Среди четырех претендентов — одна девушка, ее зачисляем, но дальше проблемы выбора только обостряются...

Звоню директорам-опекунам. Директор детского дома №95 из Новокузнецка передает трубку своему заму по воспитательной работе Ярославу Неугодникову. Везет же мне! Ярослав — мастер спорта по спортивному туризму. В «Доме детства» — так называется этот детский дом — пятьсот воспитанников. Ярослав здесь работает с 2001 года и ведет секцию туризма. Он профессионально советует мне, кому из кандидатов отдать предпочтение, а затем потчует своей философией. Она мне не то что понятна — она для меня почти осязаема.

Дети-туристы — ведущие ученики по географии. Да и в целом средний балл их успеваемости не ниже 4,2. Но успех в учебе — мы с Неугодниковым отлично понимаем друг друга — в данном случае не главное. И даже навыки, о чем говорила Лена Чепурных, тоже. Вот монолог Неугодникова — о главном:

— В первый год работы я повел свой шестой класс в поход. Это были самые обычные дети. Кто-то кому-то нравился, а некоторые с трудом могли находиться рядом: вредного Гену Титова не понимал спокойный и вдумчивый Вася Заиграев. Мы были у нас тут недалеко, в Горной Шории, в осенние каникулы. Холодное и сырое межсезонье. Дождь. Снег. Все промокли, поэтому весь вечер сушили одежду у костра. Обувь Гены упала, а Вася заметил это, подошел и молча поправил ее. С такой заботы друг о друге и начинаются добрые дела, которые потом остаются в памяти. Ради таких моментов, изменяющих душу ребенка, и надо ходить в походы, где быстро проявляются положительные и отрицательные черты каждого, приобретается жизненный опыт.

Раз за разом я наблюдал, как пятидневный зимний поход, в котором принимает участие весь класс, сближает ребят. Взаимоотношения на глазах становятся лояльнее, терпимее, у сильных появляется желание заботиться о слабых. Неформальные отрицательные лидеры теряют ведущие позиции — на их место встают ребята, которые проявили в походе стойкость характера и коллективизм...

Эти наблюдения верны для всех детей. Но, поверьте мне, стократ они вернее для подопечных Неугодникова.

В этом году к полюсной молодежной экспедиции подключился уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Он-то и предложил нам «в первую очередь» пригласить в команду ребят с трудной судьбой. Страна будет ими гордиться. Дети, победители полюса, станут путеводной звездой для многих-многих других. Предложения Астахова совпали с желаниями руководителей экспедиции.

Вот я и рассказал все. Но еще раз вернусь в прошлое.

Когда мы организовывали супермарафон в инвалидных колясках Владивосток — Санкт-Петербург, Минобороны России стало нашим сотоварищем. И речь шла, конечно, не о том, чтобы сделать приятное героям-марафонцам Колычкову, Сухану и Шаповалову. Так же и сегодня. Когда президент Путин дал отпуск Астахову на 10 дней, а ФСБ России выделяет самолет, чтобы доставить нашу команду на станцию «Барнео», откуда дети и пойдут на лыжах свои 110 километров к Северному полюсу, речь идет не о семи девушках и юношах, точнее, не только о них. Речь идет о сотнях тысяч ребят, у которых должны быть свои мечты и свои полюса. И дети должны верить, что мечты — сбываются.

В 1988 году после лыжного перехода СССР — Северный полюс — Канада меня пригласили на прямую линию в популярную газету. Первый вопрос от читателей лишил меня энтузиазма, инициативы, воли; мои руки опустились, хорошее настроение улетучилось, я был пришиблен.

Он звучал так: «Сколько детских садов можно было бы построить вместо вашего полярного моста?».

По-моему, это вопрос не морали и не этики. И даже не практический вопрос. Это вопрос, который имеет простой ответ — нисколько.

Ель не может стать березой. Должны быть детские садики — и должны быть полюса. В том числе у детдомовцев и у детей с ограниченными возможностями здоровья, которые должны иметь равные возможности самореализации.

Пожелаем от всего сердца нашей великолепной семерке успешно дойти до Северного полюса! Попутного дрейфа.

За новостями экспедиции следите на сайте pro-camp.ru



Партнеры