Эксперимент над «Людьми-XXI»

Интересно, чем он закончится

30 марта 2014 в 15:34, просмотров: 29805
Эксперимент над «Людьми-XXI»
фото: PhotoXPress

Нынешнее состояние российского общества — очень интересный эксперимент на огромной массе людей. Причем я хотел бы уточнить, что слово «эксперимент» носит буквальный, психологический, а то и психиатрический характер.

Прежде всего хочу напомнить, что в 2000-е годы материальные стандарты практически всех слоев нашего общества зримо возросли. И дело не только в росте пенсий и зарплат, расходов на образование и здравоохранение. Несколько лет назад Фонд «Общественное мнение» ввел понятие «людей-XXI», которых «следует рассматривать в качестве особой группы социальных активистов, по своим характеристикам существенно отличающихся от остального населения России. Они проектируют свое будущее и проявляют способность к осознанному накоплению и мобилизации социальных и материальных ресурсов, демонстрируют самостоятельность и социальную устойчивость». Выявить этих людей, как предложили социологи, можно просто: достаточно совершать на практике за последние 2–3 года 7 из приведенных ниже 17 действий:

1. брать кредит в банке;

2. покупать товары в кредит;

3. работать за компьютером;

4. пользоваться Интернетом, вести переписку по электронной почте;

5. водить автомобиль;

6. ездить за границу;

7. расплачиваться за товары и/или услуги при помощи пластиковой карточки;

8. иметь дело с иностранной валютой;

9. пользоваться услугами косметических салонов;

10. пользоваться услугами домработницы, помощницы по хозяйству, няни, сиделки;

11. летать самолетами;

12. приобретать спортивные товары и/или туристическое снаряжение;

13. заниматься в фитнес-центре/спортивном клубе;

14. вкладывать деньги в акции, ценные бумаги;

15. пользоваться услугой доставки товаров на дом;

16. получать дополнительное образование, повышать квалификацию;

17. пользоваться мобильным телефоном.

Сколько в России «людей-XXI»? Если считать, что они составляют костяк среднего класса, то не менее 15–20%. Важно отметить, что для большинства остального населения (особенно для молодежи) попадание в средний класс является основой их жизненной стратегии.

А теперь представим себе, что хотя бы некоторые, а может быть, и многие из перечисленных выше 17 пунктов становятся не такими привычными в реальной жизни:

— процентная ставка по банковскому кредиту резко взлетает вверх из-за инфляции, что ограничивает и покупку товаров в кредит;

— интернет-пространство подвергается законодательной и прочей цензуре, электронная почта теряет свою конфиденциальность;

— ездить за границу в качестве туриста, пользоваться фитнес-центрами, получать дополнительное образование становится обременительно из-за падения семейных доходов;

— фондовый рынок практически теряет свой изначальный смысл и т.п.

Вместо всего этого телевидение предлагает утешиться тем, что «Россия встает с колен», «мы окружены врагами и среди нас действует «пятая колонна». Короче говоря: граждане, затяните ремни ради спасения Родины. Такая постановка вопроса вполне оправдана в военное время, но если настоящих фронтов нет, то вспоминаются примеры из нашего недавнего прошлого. В позднесоветское время людей лишали возможности пользоваться тогдашними благами типичной развитой страны: выбирать в магазине из хотя бы десяти сортов колбасы или сыра, свободно выезжать за границу, без специального разрешения пользоваться копировальными устройствами и т.п. В обмен предлагались программа «Время», а также партийный контроль над умами. И что в сухом остатке? Наутро после той декабрьской ночи 1991 года, когда с Кремля спустили советский флаг и на его место водрузили российский триколор, на Красную площадь не вышел ни один человек с требованием вернуть все обратно.

Но если в начале 1990-х подавляющей части советских граждан было нечего терять, то весьма вероятный удар по сложившимся за последние 20 лет уже естественным стандартам будничной жизни «людей-XXI» может быть нанесен оглушительный. И вот тут начинается психология. Конечно, кто-то душевно перелицуется и найдет другие точки опоры, органически встроившись в новые порядки. Но уверен, что далеко не все из них успокоятся, напившись пропагандистского зелья. Кто-то всерьез задумается об отъезде из страны, кто-то уйдет в хорошо знакомую старшим поколениям «внутреннюю эмиграцию», которая часто приводила к личностной и физической деградации. Возможно, что кто-то будет и в открытую сопротивляться, бросив перчатку власти.

Вот только складывающиеся пропорции между этими «кто-то» сейчас никому неизвестны — и о них можно будет судить лишь через какое-то время. Результаты начавшегося психологического эксперимента над десятками миллионов людей можно будет оценить и по конкретным событиям: масштабам выезда из страны и оттока капитала, размаху протестов, векторам трансформации политической системы.

Но нынешняя ситуация, как я уже говорил, начинает приобретать и черты психиатрического эксперимента. Общественное мнение доведено до массовой истерии по поводу долгожданных успехов страны. Агрессивно-послушное большинство (термин, введенный на исходе советского времени Юрием Афанасьевым) не слушает никаких аргументов даже не в смысле «нужно было присоединять Крым или нет». Достаточно, например, просто обратить внимание на отсутствие понимания того, как решать появившиеся проблемы обустройства этой территории по российским лекалам, чтобы тут же получить кличку «национал-предателя». Сохранившиеся кое-где независимые экспертные площадки будут, судя по всему, морально, а то и физически уничтожены. Почитайте недавно опубликованный доклад Российского института стратегических исследований «Методы и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских центров, а также исследовательских структур и вузов, получающих финансирование из зарубежных источников: анализ и обобщение». В частности, подробно расписывая деятельность Института социологии Российской академии наук, авторы доклада предлагают расширить понятие «иностранного агента» и на исследовательские центры. А также считают, что «международное сотрудничество института и его структур, а также направления проводимых исследований и объем передаваемой иностранным партнерам информации должны контролироваться государственными надзорными органами». Остается только добавить, что это написано не какой-то маргинальной конторой, а сотрудниками федерального государственного(!) научного бюджетного(!) учреждения.

Но этот эксперимент над общественным сознанием куда глубже, чем просто верноподданничество отдельно взятых администраторов (случай с увольнением из МГИМО профессора Зубова) или различных «экспертов» и «знатоков» проблем. Бацилла ненависти быстро распространяется на межличностные и даже внутрисемейные проблемы.

Еще несколько месяцев назад невозможно было себе представить, чтобы родители ссорились с детьми, мужья с женами, одни коллеги по работе с другими из-за политики в том масштабе, который уже начинает выплескиваться наружу. Посмотрите социальные сети, обратите внимание на то, что происходит со многими вашими соседями, знакомыми, сослуживцами. Причем эти ссоры — не вялое переругивание или подтрунивание над другим, а реальные конфликты с навешиванием ярлыков, криками, оскорблениями. Часто дело доходит до разрыва личных отношений. Сколько из-за этого психоза распадается самых низовых (а значит, и самых главных) ячеек общества! А спусковым крючком этого стала даже не крымская ситуация сама по себе, а самая настоящая психическая атака пропагандистской машины. У людей, включивших телевизор, не выдерживают нервы, и они теряют контроль над собой. Очень похоже на башни-излучатели «Обитаемого острова» братьев Стругацких. Если такая ситуация провоцируется специально — это, на мой взгляд, действия, направленные против общества; если события развиваются независимо от тех, кто в нашем государстве принимает решения, то это вариант еще худший — бардак внутри самой системы власти.

Ведь политики, пропагандисты, «эксперты» приходят и уходят, а простые люди остаются с накопленным грузом ненависти, который мешает им продуктивно созидать и работать, любить друг друга, радоваться жизни. Такое общество начинает очень сильно болеть, и если процесс будет развиваться в этом же направлении, то, боюсь, в себя его может привести только шоковая терапия — либо война с бессмысленными жертвами, либо крупные социальные потрясения.

И все-таки я надеюсь, что тот эксперимент, который сейчас ставится над российским обществом, отрезвит всех нас и без шоковой терапии. А с Крымом госпожа История рано или поздно разберется сама.



Партнеры