Андрей Лавров: за три месяца сын вырос на 18 сантиметров!

Величайший гандбольный вратарь в истории рассказал «МК», как отпраздновал 50-летие

29 марта 2012 в 20:26, просмотров: 17822

Его фамилия до сих пор в первую очередь всплывает в памяти людей, когда речь заходит о гандболе. Хотя единственный в мировой истории трехкратный олимпийский чемпион по ручному мячу Андрей Лавров уже давно на площадку не выходит.

Андрей Лавров: за три месяца сын вырос на 18 сантиметров!
фото: Геннадий Черкасов

На днях легендарный вратарь отметил серьезный юбилей — 50-летие. Отмечал во Франции — с женой и детьми. Журналисты «МК» побеседовали с Лавровым уже после его возвращения в Россию. И еще раз убедились: какой же большой человек Андрей Иваныч! Большой — во всех смыслах этого слова...

Справка МК ИЗ ДОСЬЕ “МК”

Андрей Иванович ЛАВРОВ родился 26 марта 1962 года в Краснодаре.
Единственный в истории трехкратный олимпийский чемпион по гандболу (1988, 1992, 2000).

Единственный в истории мужского гандбола спортсмен, принявший участие в пяти Олимпийских играх.

Играл за краснодарский СКИФ, клубы Германии, Франции и Хорватии.

С июня 2005 года — представитель в Совете Федерации Федерального Собрания РФ от Рязанской областной Думы, член Комитета Совета Федерации по бюджету, заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и спорту.

В феврале 2011 года был избран первым вице-президентом Союза гандболистов России.

— Мы вас от души поздравляем! Как отпраздновали?

— Спасибо большое! Отпраздновал с семьей, ездил в Страсбург. Там дети учатся. Сходили вчетвером в ресторан. Когда живешь далеко друг от друга, такие минуты выпадают нечасто — чтобы вместе посидеть, поговорить.

— Что семья подарила?

— Симпатичную кожаную сумку для документов. Их так много в последнее время! Когда, например, нового тренера мужской сборной выбирали, приходилось с собой носить толстые пачки с программами, которые присылал каждый кандидат.

— Поздравления, наверное, поступали каждую минуту в день рождения? Были какие-то неожиданно приятные звонки?

— Да я вообще не ожидал, что поздравит столько людей! Когда я вернулся в Москву, на счету было минус восемь тысяч рублей, хотя я туда немаленькую сумму перед отъездом положил — вот сколько народу позвонило... Телефон начал звонить в 9 утра, а последний вызов был за четыре минуты до полуночи. И я хотел бы через вашу газету сказать всем огромное спасибо, всем друзьям, близким, знакомым, коллегам по предыдущей работе, по Совету Федерации. Приятно, что и первые тренеры позвонили, и ребята, с которыми начинал играть, хотя жизнь нас, конечно, сильно разбросала.

— Какое-то празднование юбилея планируете в Москве?

— На самом деле я не люблю или скорее не привык праздновать свой день рождения. Еще в школе с этим как-то не задалось, потому что 26 марта всегда были каникулы. Одноклассники в свой день рождения обычно приносили пирожные или тортик, мамой испеченный, а я из-за каникул этого сделать не мог. Плюс на каникулах всегда соревнования проводились, а там особо не поешь. Когда старше стал, то в марте вообще как раз самый разгар всех соревнований. И, кстати, всегда на все матчи, выпадавшие на этот день, выходил с хорошим настроением, и складывались они обычно удачно. А в этом году Борис Алёшин (президент Союза гандболистов России. — «МК») попросил потерпеть, забыть о моей нелюбви к празднованиям, так что планируются какие-то официальные торжества. Может быть, это будет на «финале четырех» Кубка России, уж не знаю...

— Может быть, есть смысл какой-то матч провести специальный?

— Честно вам скажу, что в любую игру — будь то футбол, волейбол, баскетбол — можно выйти просто поиграть, но не в гандбол. Тут специфическая работа мышц происходит, которые в обычной жизни ты не тренируешь. Я эти эксперименты закончил где-то два года назад. Есть ветеранская сборная мира. И вот в одном из ее матчей был момент, когда мяч у меня в руках, человек убегает в отрыв, и надо-то было всего дать пас на 10 метров. Я думаю, сейчас как брошу! И как бросил... Ощущение было, что рука тоже вперед полетела. Свой тайм я, конечно, доиграл, но потом неделю рука не поднималась. Так что к этим матчам надо действительно долго готовиться, иначе большой риск получить травму. Организм ведь перестраивается, когда ты перестаешь каждый день нагружать профессионально мышцы, не только большие, но и маленькие, связочки. В футбол играть можно, потому что ты же ходишь все время, мышцы работают. И даже бросок футбольного вратаря отличается от нашего, я же играл в футбол на воротах, так что знаю, там ты как веслом загребаешь. По технике к гандболу, может быть, теннис близок...

— Кстати, у вас же младший сын Сергей в теннис играет на неплохом уровне!

— Да, играет. Вот буквально на днях он сделал папе подарок, проиграл в полуфинале одного турнира. Но проиграл в свои 19 лет человеку, который входит в первую тысячу в мировой квалификации, очень достойно — 3:6, 4:6, так что по поводу подарка я не иронизирую.

— Но надежды есть, что когда-нибудь он выиграет «Ролан Гаррос»?

— Я оптимист и считаю, что таких, как Надаль и Федерер, — единицы. Про всех остальных сразу не скажешь, получится из него что-то или нет. Тем более младший сын наш довольно долго не рос. Я под два метра, старший сын Иван — 195 сантиметров, жена тоже немаленькая. А он сидел такой клоп невысокий. А в сентябре, когда мы вернулись с отдыха в Краснодаре и Хорватии, жена стала примерять ему старую школьную одежду, и выяснилось, что за лето он махнул вверх сразу на 18 сантиметров! Это очень много, и первые полгода после этого мы учились теннису заново, потому что координация движений нарушилась немного. И мы специально не давали ему сильных физических нагрузок, чтобы он спокойно вырос. Я так думаю, что в итоге он будет под 190 см, а в теннисе это большой плюс. С ним тренируется в клубе француз, рост которого 2,08. И недавно на турнире в Лионе он поставил рекорд подачи — 256 км/ч!

— А гандболом ваши дети занимались?

— Старший да, а младший просто в школе на физкультуре.

— Вид спорта для детей вы выбирали?

— Нет, мы с женой просто сказали, что спортом они заниматься обязаны, но вид спорта не навязывали. В городе, где мы жили во Франции, было порядка сорока спортивных секций, от конной до регби. Выбирай какую хочешь.

— Родители за это платят?

— За теннис младшего сына мы платим 300 евро в год, за то, что он член клуба. За гандбол старшего тоже платили какую-то символическую сумму, которую распределяли на закупку формы. Все остальное — поездки, залы — все бесплатно. Детский спорт во Франции — социальный проект. И очень хотелось бы, чтобы в России дела обстояли так же. Когда-нибудь.

— Андрей Иванович, мы вас еще раз поздравляем! И, конечно, желаем вам, чтобы и эта, и другие ваши мечты — сбылись...

— Спасибо!




Партнеры