Когда вернутся «золотые» времена?

Наш обозреватель Ирина Стеапнцева передает с чемпионата мира по фигурному катанию

1 апреля 2012 в 21:29, просмотров: 4478

Как оценивать этот чемпионат мира? По протоколам — выступили лучше, чем в прошлом году в Москве. Там было  «серебро» у пар и «бронза» у одиночников. А в Ницце — два «серебра», в парах и у одиночниц. По восприятию — это чемпионат нереализованных возможностей. Абсолютно у всех, кроме Алены Леоновой.

Когда вернутся «золотые» времена?
фото: Геннадий Черкасов
Алена Леонова.

Танцы для нас в последние годы — тема весьма болезненная. Пресловутый вопрос, кто у нас первая пара, теперь уже, наверное, закрыт, но от этого не легче. Что имеем? Пятое место у Елены Ильиных — Никиты Кацалапова. Ощущение затянувшегося взросления потрясающей пары. И — долгоиграющий и стремительно нарастающий кошмар в лице теперь уже двух тренерских дуэтов, готовящих высококлассных танцоров-соперников: Марины Зуевой — Игоря Шпильбанда и Паскуале Камерленго — Анжелики Крыловой (первые четыре места чемпионата мира в Ницце).

— Спортсмены у нас, как в биатлоне, — вольницу имеют. И катаемся мы, как в биатлоне. Только стреляем еще хуже, — Елена Чайковская даже не пыталась пригасить резкость высказываний. Когда шестерка сильнейших такова, как в Ницце, спрос со своих суров. — Танцы — это наш вид, мы его ввели в Олимпийские игры. А теперь что? Мы потеряли соль, смысл танца. И ничего не понимаем из того, что сейчас должно играть и на чем нужно выигрывать. Должен быть человек, который будет очень жестко следить за танцами. Его нет. У нас всегда была дисциплина. Спортсмены обязаны быть готовы к старту, обязаны обладать всем современным техническим арсеналом. Вот чудесные Ильиных—Кацалапов, но их произвольная — абсолютно не то. Хотя всех все устраивает. Начинают говорить: мы молодые, ну, тут немного ошиблись... А так вообще-то — идем вперед.

...Не знаю, ведут ли авторитетные тренеры очные споры, но заочные при ответах на вопросы журналистов — весьма ясно прорисовываются.

— Я знаю, куда надо двигаться, — Николай Морозов абсолютно спокоен. — Тут еще многое зависит от того, кому какое направление внушили. В танцах перестали обращать внимание на линии, на красоту, стали смотреть больше на скорость твиззлов, например. Это все сидит в голове, и если следовать всему, что тебе навязывают, можно идти только на поводу у тенденций, а можно пытаться делать что-то свое. Надо быть мудрыми и сохранить и то, и другое. Я не очень понимаю роль тренеров-консультантов: если даешь совет — объясни, как это сделать. А если просто сказать: мне не нравится, это плохо, — такой подход всем мешает. Тренеры уже не уверены в том, что делают. Спортсмены расстраиваются.

Для Ильиных—Кацалапова все произошло удачно, они — лучшая пара России. Если Лена с Никитой будут кататься как могут, им вообще не будет соперников. Сезон был удачный, хотя я вижу, что та же произвольная программа у них могла бы быть и более интересная. Но на нынешний день они сделали все, что могли. И даже если бы они откатались еще лучше, все равно были на том же месте, на котором есть. Очень тяжело, когда приезжаешь — и борются не за твою пару, а за других. Спортсмену нужно ведь дать какое-то движение по всем направлениям. Я уверен, что за оставшиеся два года они преодолеют разрыв с лидерами. За счет чего — объяснять не буду, для этого я и приехал в Москву.

Морозов говорил еще, что жаждет медалей для России, что совершенно не взваливает на себя непосильную нагрузку, тренируя сразу многих спортсменов, что раньше у него было по шесть пар и шесть одиночников, плюс он успевал поставить 60 программ за сезон. А Елена Ильиных в комментариях после своего выступления сказала, что в Ницце поняла, как много надо работать. Обычные слова в таких случаях. Правда, все думали, что она поняла это еще раньше. Программа может нравиться или нет, а сил им явно не хватило. И этот год не стал для них все же движением вперед. Не зря в спорте часто говорят, что помимо таланта надо уметь брать свое. Причем вовремя. Не взял — берут другие. Например, еще одни канадцы — Кейтлин Уивер — Эндрю Поже, за два года до Игр практически прилепившие конек к третьей ступеньке пьедестала.

* * *

Артур Гачинский сорвал чемпионат мира. Восемнадцатое место бронзового призера прошлогоднего чемпионата — еще один кошмар Ниццы. (Сергей Воронов — 17-й.)

А Патрику Чану, говорят все, безбожно завышают оценки. Пока мы не соревнуемся с ним напрямую, это всего лишь вызывает шутки — даже если проползет, получит бонусы за красивое ползание. Что будет, когда на следующий год с ним и ударной компанией лидеров должен будет встретиться Евгений Плющенко? Главное, чтобы встретились. И на это в очередной раз — хоть смейся, хоть плачь — все надежды нашего одиночного мужского катания. Россия имеет право теперь выставить на чемпионат мира только одного фигуриста. Слава богу, как страна-организатор, одно представительство в Сочи мы иметь будем по-любому.

— Если посмотреть на лучшее катание Гачинского, то оно не хуже катания кого бы то ни было. Просто надо, чтобы он это показывал на стартах. Пока это не получается, — говорит Алексей Мишин и намекает на личные обстоятельства фигуриста. — Артур боролся изо всех сил. Он даже плохо понимает сейчас, что происходит. Объективно говоря, нам стоило сняться с чемпионата мира, и не только из-за личных причин. На нас сразу столько всего навалилось: я болел, Артур ходил с окровавленными ногами из-за новых ботинок. Но сниматься за считанные дни перед чемпионатом было уже непорядочно.

* * *

Татьяна Волосожар и Максим Траньков — малая золотая медаль чемпионата. Они выиграли произвольную программу, фантастически откатав ее после шокового падения на тодесе в короткой. В итоге уступили Алене Савченко и Робину Шолковы столь жалкие сотые, что это даже на взмах мизинца не тянет. Но, несмотря на бешеную радость, Максим признал: чемпионат мира мы провалили.

После падения же в короткой очень трогательно исполнили произвольную программу и Кавагути—Смирнов. Да, вместо поддержки был проезд Юко у Саши на плече... Честно говоря, не хочется рассуждать сейчас о чьей-то готовности или неготовности, случайности падений или закономерности. «Саша спас Юко», — это писали японские газеты. А мы все свое бубним — не упади, были бы в призах! Были бы. И еще будут. Только аппендицит, который подкосил на время Смирнова, не насморк. Это все же надо помнить.

Конкуренция в парах растет стремительно. Но здесь и нам есть чем ответить.

* * *

Алена Леонова сотворила нечто. «Да, кайфанула я здорово», — признается она уже после завершения выступлений. Малая золотая медаль в короткой программе — восторга полные компьютеры. Перед произвольной программой все понимали — предсказать что-то невозможно. Как и у кого пойдут определяющие итог программы прыжки, причем это касалось абсолютно всех участниц, неизвестно. Да и не случайно сегодня у одиночниц в отсутствие Ю На Ким и Мики Андо нет явного лидера.

В победу Алены верить хотелось, но очень мешали три японки и Каролина Костнер. Победила Костнер, воздушная, с мягкой грацией, с хорошими прыжками. Опытнейшая Каролина, прошедшая через множество падений в карьере, трижды становившаяся чемпионкой Европы и ни разу — мира. Леонова — вторая, позади грозные японки Акико Сузуки, Канако Мураками, Мао Асада...

— Говорили, что ее потолок в Лос-Анджелесе, на пятом месте? Да у нас чего только не говорят! А результаты надо смотреть на арене. Сильная она очень, Алена. И уже превратилась в самостоятельную, взрослую спортсменку, которая знает, чего хочет. Выросла во всех отношениях. — И снова тренер Николай Морозов — в смешанной зоне. — Леонова готова работать 24 часа в сутки. Кому-то из фигуристов надо доказывать необходимость того-то и того-то, ей — нет.

На пресс-конференции Алена скажет, что надеялась на «бронзу», но «серебро» — конечно же, лучше. И еще скажет, что о малой золотой медали старалась не вспоминать, потому что знает — произвольная начинается с каждого захода на новый элемент. И улыбнется словам чемпионки Каролины Костнер, которая не скроет, что предыдущий день прекрасно провела вместе с друзьями в Монако. Наш первый за семь лет (со времен Ирины Слуцкой) призер чемпионата мира весь день была на катке.

* * *

Ницца бросала нас на ледовой арене то в жар, то в холод. В итоге — где-то убыло, где-то прибыло. Максимальный результат, конечно же, не достигнут. Героическое исправление ошибок, конечно, сгладило начальное впечатление. Но сказать, что жизнь России на льду Ниццы удалась, можно вряд ли.



Партнеры