Фигурное катание: Стена Максима Ковтуна

Чемпион России получил в Братиславе «провальную» бронзу

29 января 2016 в 16:55, просмотров: 4393

Выступление одиночников на чемпионате Европы выдалось на редкость эмоциональным. Хавьер Фернандес продолжил «писать историю Испании», став чемпионом в четвертый раз подряд. Выше собственной головы прыгнул прощающийся с карьерой Флоранс Амодио и безудержно рыдал, как и тренер Николай Морозов. Стоя на коленях, гладил лед Братиславы блеснувший мастерством итальянец Иван Ригини. В шоке пребывал израильтянин Алексей Быченко, впервые в истории страны принесший серебро чемпионата Европы. Поставил себе «пятерку» дебютант сборной России Миша Коляда, завоевав именно пятое место в Европе. Максим Ковтун был в шоке. И во время проката произвольной программы, и после него.

Фигурное катание: Стена Максима Ковтуна
фото: AP

Герой Хави

Хавьер Фернандес удивляет каждый раз. Когда его не видишь, кажется, что обыграть можно. Появляется фигурист на льду и понимаешь: столь легкое катание – удел избранных, к тому же умеющих постоянно идти вперед. «Каждая победа – особенная, и не важно, побеждал ли ты до этого или это твой первый успех. Спортсмены высокого уровня всегда хотят выигрывать медали, это наш приз за ежедневный труд на тренировках. Конечно, я продолжаю творить историю своей страны, но надеюсь, меня еще ждет долгий путь впереди. Хотя бывает по-разному: иногда на моем пути к победе стоит японская стена, а иногда канадская. Я долго прыгал в короткой программе один четверной, но в этом сезоне пришлось изменить это правило. Будут появляться новые молодые фигуристы, они захотят обыграть всех, а ты все равно будешь жаждать быть первым. И чтобы сделать это, придется рисковать».

И это тоже удел избранных – не бояться рисковать.

Трудный Макс

Короткая программа не подтвердила российское ожидание, абсолютно ничем, правда, еще не подкрепленное, но от большого желания все время буквально витающее в воздухе: Максим Ковтун в состоянии обыграть Хавьера Фернандеса. У европейских соперников может появиться этот шанс только в случае – не ошибок, нет, – а полного провала программы Фернандесом.

Максим не был идеален во время исполнения короткой программы, но был настроен на хорошее продолжение. «Могу сказать, что почти доволен, несмотря на падение на акселе. Бывало, что у меня «выскакивали» проблемы с дорожкой или вращениями, и я не мог получить четвертые уровни за все элементы. Сейчас сделал все на плюс, кроме вращения. А что касается акселя, то не первый старт подряд у меня идут ошибки на этом элементе. Мы его сейчас переучиваем, он получается уже более стабильно, но на это тоже нужно какое-то время».

Произвольная программа была Максимом провалена: ошибка на четверном сальхове, падение с четверного тулупа и вместо второго сальхова в четыре оборота - бабочка, только шестое место. Но запаса хватило: медаль все-таки получена, а расстраиваться хочется больше, чем радоваться.

«Если бы вырезать первую половину программу и вставить чистую, то все было бы прекрасно: я бы и ехал совершенно с другим настроением, и были бы выше компоненты, и не было бы наказания в баллах, и было бы три четверных прыжка – это огромная сумма баллов».

Он пытался анализировать ситуацию по горячим следам (и, кстати, спасибо спортсмену за это, хотя многие сочтут, что Максим всегда слишком много говорит после неудач), - но рассуждения эти невольно ложатся на другое «если бы». Все наши проблемы, принято считать, родом из детства. У Ковтуна было трудное вхождение во взрослый спорт. Сегодня ему – двадцать лет. Это для фигурного катания и много, и мало. Много – потому что мы видим спортсмена на стартах уже который год, и нет ни одного сезона, когда бы «не штормило». Мало – потому что каждый фигурист набирает силу в свое время, а его стрелки на соревновательных часах в силу сложившейся ситуации чересчур частили.

Когда на чемпионате мира в канадском Лондоне перед Олимпийскими играми в Сочи Ковтун сорвал короткую программу, вместо него к журналистам вышла Татьяна Тарасова, заметившая, что юному фигуристу нужно учиться еще многому – даже разговаривать с журналистами о неудачах (кстати, с тех пор, Макс никогда больше не игнорировал выход к прессе). «За восемь минут разминки перед прокатом у Максима потерялась энергия. Это все можно долго объяснять, но – зашел на прыжок, надо просто делать его, и все! Он нормально зашел, не сделал никакой ошибки, а его просто как светом ослепило! Раз – и все. И дальше элементы, конечно, он делал без настроения. Ну, что его теперь за это – линчевать? Нет, он и сам в плохом виде. Есть вещи, над которыми надо работать. Важно понять - как сам будет из этого выкарабкиваться. Сможет ли? Захочет ли? То есть захотеть-то захочет, а сможет или нет?», - говорила Тарасова.

Прошло несколько сезонов. Максим ощутимо прибавил в мастерстве, не заметить, как он прогрессирует невозможно. Но «ошибки молодости» вылезают все время. В Братиславе «вновь потерялась энергия».

«Я очень расстроен, потому что много работал перед этим чемпионатом. Обычно мне сложно исполнять короткую программу, а когда я катаю короткую хорошо, потом легко исполнять и произвольную. Это словно стена, через которую я прохожу, и там уже становится легче. После проката произвольной думал: что же случилось? Очень важно было преодолеть порог в чистые программы, ведь на чемпионате России у меня это уже получилось. У меня нет особых проблем, я умею кататься, мне просто надо начать катать чисто мои программы. Я очень много занимаюсь общефизической подготовкой, я стал по-другому тренироваться, и это дает свои плюсы. В прошлом году я бы, наверное, просто не встал после того, что случилось в первой половине программы. Сегодня я боролся до конца Видимо, мне еще не хватило времени выйти на уровень тренировок, как у Хавьера. Я думаю, он работает гораздо больше, чем я. Сегодня у меня все шло наперекосяк. Вернее, даже со вчерашнего вечера: я не спал всю ночь, кашлял. Но я думал, что это как всегда – мозг все делает назло тебе. Такое уже часто бывало, и я с этим справлялся. Сегодня не справился».

Есть риторический вопрос - что было бы, если бы Максим «вызревал» в спокойной обстановке, подтягиваясь за старшими товарищами и не таща весь этот груз ожиданий целой страны «за того парня и за себя»? Но более важен, конечно, практический вопрос, который остается тем же, что и в Лондоне: сможет ли он выкарабкаться из этого?

Дебютанты в плюсе

Михаил Коляда вышел на лед сразу после француза Амодио. Это было не очень просто. Эмоции наэлектризовали зал донельзя. Но чемпионат такие «мелочи» не учитывает. Миша допустил две ошибки, которые, если сопоставить баллы, и стоили ему медали. Но, как принято сегодня говорить – зачетное выступление, без сомнения.

Фигуристу тоже двадцать лет. Но опыта – еще маловато. Пока Максим сражался на международных аренах, Михаил лечил переломы. Опыт наберет, уверенность появится. Конкуренцию Ковтуну в сборной составит. Вывод в Братиславе Миша сделал правильный: «надо еще больше работать, всегда есть, куда расти».

А Александру Петрову – всего шестнадцать. Восьмое место на чемпионате Европы для столь молодого дебютанта, к тому же волею тренера решившего не показывать пока четверной прыжок (дабы не позорить себя и мастера недостаточно красивым исполнением) – это хорошо. Он показал в выступлениях все, что умеет. Как говорит Алексей Мишин, наработанные на тренировках навыки.

…Эти трое должны помочь друг другу. У каждого спортсмена – свои стены. Надо вытягивать из Максима любыми способами вот это – «мне просто надо начать катать чисто мои программы». Его час, не сомневаюсь, все равно придет. Но лучше – все же не затягивать. А Михаилу и Саше надо просто входить в соревновательную жизнь «по уши». И получать от этого удовольствие.



Партнеры