Ходоки вернулись: как проходит самоочищение легкоатлетов

Что нам с ними делать?

1 марта 2016 в 19:29, просмотров: 4478

Они вновь идут — Ольга Каниськина, Сергей Бакулин, Сергей Кирдяпкин… Звездные, отстраненные, обвиненные. Возвращение на официальную дорожку ходоков, с которых, наверное, и началась вся длинная история российских мытарств с отстранением сборной по легкой атлетике от международных стартов (и на сегодняшний день — от Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро), — событие весьма противоречивое.

Ходоки вернулись: как проходит самоочищение легкоатлетов

Нашим легкоатлетам сказали: сидеть тихо, выполнять указания «старших товарищей» из ВАДА и ИААФ, чистить ряды и всячески доказывать, что достойны возвращения на Игры.

Они ответили (как и должно было, как и положено в сложившейся ситуации выкручивания рук) «есть». И начали себя вычищать.

Но тут явились они: дисквалифицированные Ольга Каниськина, Сергей Бакулин и Сергей Кирдяпкин. Не юные (31, 29, 36 лет), все — титулованные. И выступили на чемпионате России по спортивной ходьбе, который пронесся по трассе «Формулы-1» в сочинском Олимпийском парке.

Город Сочи за последние годы видел много спорта. Фантастического, непредсказуемого, сногсшибательного. Увидел и это.

Все трое уже отбывших наказание — снова с медалями. Все трое хотят доказать, что чисты от допинга, а их дисквалификация и позор придуманы.

Не словами доказать. Поэтому не говорят. Просто идут.

До чего дойдут? Болезненный вопрос.

Наверное, их все же не ждал никто. Не вписываются они ни в какой пейзаж накануне Олимпийских игр, куда россиян еще никто, впрочем, и не пустил.

Но они вернулись и вновь выигрывают. И что с этим делать? Как принимать? И сердцем и умом?

Мы совершенно не понимаем, что там происходило, в этой знаменитой мордовской школе ходоков. Очень просто сказать: «кушали» все, и много. Еще сложнее, почти невозможно, после стольких-то дисквалификаций, представить, что этого не было.

А почему они тогда возвращаются? Зачем?

И главное — на что рассчитывают, делая это накануне пока не «даденной» нам Олимпиады. У нас ведь, по сути, нет сейчас даже сборной.

«Я спортсменка. Решаю свои задачи на трассе, выполняю тренерские установки. Трудно совладать с эмоциями. Начинается новый этап моей спортивной жизни. Я рада, что первый старт удался. Смогла вспомнить атмосферу соревнований — домашнюю, родную атмосферу. Не могу жить без спорта. Было очень сложно тренироваться без команды, было очень скучно без соревнований. Я вернулась и потому, что хочу доказать свою правоту, и потому, что не могу жить без спорта. Для меня спортивная ходьба — это моя жизнь. Огромное спасибо всем, кто поддерживает нас в это очень сложное время. Мы постараемся оправдать ваше доверие», — эти слова произнесла после победы Ольга Каниськина.

О какой именно правоте идет речь? Никто из них ни разу ничего не сказал. Можно сказать, до объяснений не опустились. Только тренер Виктор Чегин как-то сорвался: расскажу все, но после Рио.

Главный тренер сборной Юрий Борзаковский говорит, что рад возвращению лидеров. «Теперь ждем летнего чемпионата страны. Если все будет хорошо в плане восстановления членства Всероссийской федерации легкой атлетики, то на этом турнире ребята будут отбираться на Олимпийские игры».

Вычищать всегда есть что. И кого. Везде — не только у нас. Пресловутый человеческий фактор национальности не имеет.

Вопрос — до какой степени Россия должна принимать требования, поставленные ИААФ и ВАДА в условиях, когда все же многие обвинения так и остались на уровне озвученных подозрений, — витал в воздухе постоянно. Но возвращение в олимпийскую семью столь желанно, а очищение чрезмерным, согласитесь, не бывает. Поэтому вопрос так и остался витать. Дело надо было делать, доказывать.

Возвращение дисквалифицированных лидеров — как расценивать? Кому-то не хватило острых ощущений или им не хватает терпения выносить несправедливость, несмотря на четко обозначенную цель?

Несколько дней назад олимпийская чемпионка 2012 года Юлия Зарипова на слушании в Международном спортивном арбитражном суде вновь настаивала на том, что никогда не использовала ничего запрещенного. «Спорт — мой образ жизни. Все сданные допинг-пробы имеют отрицательный результат». Через неделю суд вынесет свой приговор.

А через десять дней глава Рабочей группы Международной ассоциации легкоатлетических федераций по реформированию Всероссийской федерации легкой атлетики Руне Андерсен, трижды побывав в России с комиссией, впервые сделает доклад о работе группы с ВФЛА. Произойдет это в Монако во время заседания Совета ИААФ.

Ни на решении суда, ни на выводах комиссии возвращение звездных и опальных ходоков не отразится. Все пройдет по сценарию, который, скорее всего, уже написан. Каким он будет — можно только гадать.

То, что произошло с Ванессой Мэй, с нашими спортсменами, увы, не случится. После Сочи FIS обвинила скрипачку и спортсменку в подлоге результатов для квалификации на Олимпиаду, устранила Мэй на 4 года, удалила все ее результаты и убрала имя спортсменки из заключительного протокола гигантского слалома в Сочи, где она оказалась на самой нижней позиции, 67-м месте. А нынче Международная федерация лыжного спорта извинилась и выплатила Мэй компенсацию. То есть не было фальсификации. А скандал, позор и суды — были.

Скандал и позор наши спортсмены прошли. Судов почти не было. Теперь — начались возвращения. Без компенсаций и извинений.

Почему человек так устроен, что хочет всегда до всего докопаться? Вот о какой все же «правоте» говорит Ольга Каниськина?



Партнеры