Между шахматами и покером

Гроссмейстер спасает девушку

26 января 2007 в 00:00, просмотров: 715
  Среди гроссмейстеров с суперрейтингом выше 2700 в мире лишь пятеро россиян. Владимир Крамник живет в Париже, Гарри Каспаров — в политике, Петр Свидлер — в Питере. Остаются два москвича, два Александра — Грищук и Морозевич. Первый из них — кстати, самый молодой из пятерки, ему всего 23 — на прошлой неделе побывал в “МК” и провел прямую линию с читателями. Звонки Грищуку следовали так часто, что я даже не сумел вклиниться со своими вопросами.
     
     — Здравствуйте, это Александр?
     — Вы угадали.
     — А я Ольга, у меня серьезная проблема в личной жизни.
     — И я могу вам помочь?
     — Вы — моя последняя надежда. Мы с мужем часто играем в шахматы, и он всегда выигрывает, после чего смеется и издевается надо мной. Можете посоветовать какую-нибудь книжку, чтобы я справилась с мужем?
     — Легко. Найдите где-нибудь “Путешествие в шахматное королевство” Авербаха и Бейлина, — мой первый и любимый учебник. Гарантирую, прочитав его, вы поставите своего мужа на место.
     — А в каком возрасте вы увлеклись игрой?
     — Отец научил меня в 6 лет. И произошла та же история, что с вами. Целый год я не мог обыграть его, расстраивался, плакал. Правда, потом уже он не мог обыграть меня.
     
     — Добрый день! Поздравляю вас с наступившим Новым годом.
     — Спасибо, взаимно.
     — Александр, вы рано добились выдающихся результатов, были вундеркиндом?
     — Нет, что вы, я стал гроссмейстером в 16 — юношей преклонных лет. А вот Раджабов завоевал титул в 14, Карлсен — в 13, а Карякин — вообще в 12.
     
     — Вас беспокоит Юрий Григорьевич. Я знаю, что вы родились в семье потомственных физиков. Не расскажете немного о ней?
     — Мои дедушка и бабушка (по маминой линии) познакомились студентами в физтехе. Прошли годы, и там же встретились мама с папой. Дедушка, Александр Федорович Андреев, между прочим, академик, вице-президент Академии наук и директор Института физических проблем им. П.Л.Капицы. Рейтинг у него очень высокий, он “играет” в силу нобелевского лауреата… Бабушка тоже на высоте, она доктор физико-математических наук.
     — Как же вам позволили нарушить семейные традиции и предпочесть физике шахматы?
     — У нас всегда считалось, что, если что-то хорошо получается, надо продолжать работать в этом направлении. А ведь мне к 15 годам, когда я закончил школу, удалось побывать чемпионом России среди мальчиков до 10 лет, 12, 14, 16.
     
     — Говорит Игорь Курков. В прошлом году вы завоевали титул чемпиона мира по блицу. А стать классическим чемпионом мира — слабо?
     — В мае состоятся претендентские матчи, они покажут, насколько я готов к подвигу…
     
     — Александр, вы, наверное, чувствуете по голосу, что я старый человек. Будете смеяться, через год мне исполнится 100 лет.
     — Ого! Заранее поздравляю.
     — Так вот, я хорошо помню 50-е годы, 60-е, 70-е и т. д. Популярность шахмат была поразительной. Ботвинника, Смыслова, Таля, Тайманова знали все. А сейчас соседские мальчишки имя Крамника даже не слышали.
     — В СССР популярность шахмат была искусственно раздута, поскольку они составляли часть идеологии — вместе с космосом и фигурным катанием. Да и возможностей заняться чем-то увлекательным было намного меньше. Надеюсь, интерес к древней игре еще возрастет, хотя прежней популярности уже никогда не достичь. Скажу афористично: раньше шахматы были незаслуженно популярны, а сейчас незаслуженно непопулярны.
     
     — Это Вячеслав Кашаев. В прошлом году писали, что Топалов во время игры подсматривает в компьютер, потом он сам перешел в контрнаступление и обвинил в этом Крамника. Что вы скажете по этому поводу?
     — Проблема очень важная, ведь известны случаи, когда на турнирах ловили шахматистов, пользовавшихся компьютерной подсказкой. Но как раз в Элисте был установлен серьезный антикомпьютерный контроль. Поскольку ничего не доказано, говорить тут не о чем.
     
     — Вы предпочитаете играть с машиной или человеком?
     — Я с машиной вообще не играю, чтобы не расстраиваться.
     — В будущем человеку по силам бороться с машиной?
     — Конечно, нет. Человек сильнее не становится, а компьютеры продолжают усиливаться. Правда, возможны разные формы взаимодействия. Например, своеобразный шахматный фристайл, так называемые продвинутые шахматы. Два гроссмейстера, вооруженные своими компьютерами, играют друг против друга. Состязание напоминает “Формулу-1”, ведь и там результат зависит и от пилота, и от машины, причем она может быть одной фирмы, а ее мотор — другой. В нашем случае и компьютеры, и программы тоже могут иметь разных разработчиков. Полагаю, это перспективное коммерческое направление, поскольку возникает двойной рекламный рынок.
     
     — Состоится ли матч-реванш Крамник — Топалов?
     — Намного логичнее было бы несколько лет назад провести матч-реванш Крамник — Каспаров, поскольку к коронации Крамника, получившего тогда поединок с Гарри в качестве подарка, многие относились скептически. Сейчас же повторная встреча не очень логична. Крамник явно превзошел Топалова, и, если не состоится новый поединок, жалеть особенно не о чем. Если же матч состоится, Володя снова будет фаворитом, поскольку у Веселина имеются психологические проблемы в игре с Крамником.
     
     — Как вы относитесь к уходу Каспарова в политику и надеетесь ли на его возвращение в большие шахматы?
     — У Каспарова такой характер, что ему скучно на одном месте, он все время в поиске. В шахматах он уже все видел-перевидел, политика же для него какой-то новый вызов. Гарри сделал свой выбор, и все, точка. К тому же он не тот человек, который согласится на понижение своего прежнего уровня, для него это стало бы травмой. Но ведь, пропустив несколько лет, трудно наверстать упущенное. Поэтому, я думаю, Каспаров никогда не вернется.
     
     — Кого из корифеев вы считаете лучшим игроком всех времен?
     — Я бы выбирал между Фишером и Каспаровым. Наверное, все-таки Каспаров, потому что у него дольше длилась карьера, а Фишер ушел в самом расцвете.
     
     — Вашим тренером и наставником многие годы был Анатолий Быховский. Вы общаетесь с ним и есть ли у вас своя команда?
     — С Анатолием Абрамовичем общаемся, вот он и сейчас сидит рядом, в редакции. А постоянной команды у меня нет, и это насущный вопрос. К претендентским матчам я был бы рад привлечь своих друзей Петра Свидлера или Этьена Бакро, но ведь они сами претенденты…
     
     — Турниры вы выбираете из материальных соображений или из творческих?
     — Так вопрос не стоит. Интереснее играть в более сильных, престижных турнирах. Но в них и призы выше.
     
     — Меня зовут Леонид Баяхчев, я заведую покерным отделом на одном игровом сайте. Давно ли вы увлекаетесь покером?
     — Года четыре, сначала играл в Интернете, теперь участвую даже в международных турнирах.
     — Читали что-нибудь по покеру?
     — Да, кучу литературы.
     — Вам больше нравится играть на полный стол или один на один?
     — Предпочитаю играть на полный стол, впрочем, мне нравятся любые разновидности покера.
     — Где результаты выше — в шахматах или в покере?
     — Все-таки в “МК” меня пригласили как шахматиста, а не как покериста… Другое дело, что призы в покере значительно выше. Даже сравнивать нечего…


    Партнеры