Золото последнего выстрела

Наш спецкор Ирина Степанцева передает из Сочи

23 февраля 2014 в 15:20, просмотров: 2469

 Первое российское олимпийское золото в мужской биатлонной эстафете! В последний раз на высшую ступень поднималась еще сборная СССР в 1988 году – Дмитрий Васильев, Сергей Чепиков, Александр Попов и Валерий Медведцев.

 

Золото последнего выстрела
<a href="http://ria.ru">РИА Новости</a>

…Олимпийский чемпион Евгений Устюгов «сильно переживал». И решил отвлечься - во время стрельбы Антона Шипулина он говорил по телефону с супругой. «Не мог думать о гонке, не мог смотреть на табло».

А мы – испили всю эстафетную чашу полностью, переживали и смотрели. После стольких неудач на домашних Играх эстафета была уже единственной надеждой на то, что увидим мужскую сборную, если и не во всей красе, то хотя бы просто увидим – сильной и бьющейся за победу.

Надежд было не то чтобы мало, они были какими-то невнятными. И, положа руку на сердце, мы совсем уже не знали, что можем ожидать: от провала до триумфа расстояние большое. И именно на этой дистанции метались мысли: смогут – не смогут, достойно или удручающе, и главное: почему все так?

Алексей Волков, Евгений Устюгов, Дмитрий Малышко и Антон Шипулин принесли сборной России 11-ю золотую медаль. Восемь огневых рубежей потребовали восемь дополнительных патронов. Впрочем, какая теперь разница? Одно золото из двух запланированных биатлонисты «на флажке» ухватили. Нет, вырвали в красивой борьбе. Уже подуставшая за насыщенные дни Игр нервная система болельщика вздрагивала, и, наконец, отчаянно ликовала весь последний этап: Шипулин! Что творит!

Алексей Волков будет честен:

- Мне уже не впервой быть забойщиком, стратегию отработал. У меня была задача отстрелять из пяти и не проиграть больше 15 секунд. Я не справился, но в целом выступил неплохо. Никогда в жизни так не волновался, как во время последней стрельбы Антона Шипулина. Возможно, так больше никогда уже и не буду волноваться. 

Евгений Устюгов конкретизирует:

- Все поставили задачу больше на ход гонки, независимо от промахов. Если ты стреляешь - стреляй быстрее, если промахиваешься - стреляй еще быстрее и догоняй по трассе. Удивительно, что Свендсен, такой именитый спортсмен и… такое сделал. Но это Олимпийские игры и давление здесь намного выше, чем в любых Кубках мира. Как спортсмен я его понимаю.

Дмитрий Малышко, который, наконец, стал в Сочи «тем самым Малышко», признается:

- Я на своем этапе был спокоен. Настраивался привезти Антону Шипулину максимальный отрыв. Скажу честно, не получилось. У таких сильных соперников непросто вырвать преимущество. Антон отметил, что я смог привезти ему хорошую позицию для работы. Пока еще не знаю, каково это - быть олимпийским чемпионом. Норвежцы нас удивили – Эмиль Хегле Свендсен сделал нам подарок, уйдя на штрафные круги. В этом момент мы выдохнули – знали, что Антон сможет побороться с немцем в створе.

А Антон Шипулин, с которого и началось в Сочи наше долгожданное ожидание золота – злополучный выстрел злополучного спринта – последние круги думал о… Доминике Ландертингере. Ничего личного – сугубо национальный интерес.

- По сравнению с Ванкувером я совсем другой спортсмен. Думаю, что Олимпиада меня закалила. И теперь моя главная цель в будущем – личное олимпийское золото. Мне было тяжело стрелять на последнем рубеже, но я постарался уйти в работу. Меня так учили тренеры. Рад, что все получилось с последним выстрелом – это принесло нам победу.  Я себя очень хорошо чувствовал, прекрасно катили лыжи. Понимал, что в финишном створе я сильнее немца Симона Шемппа. Больше всего опасался австрийца Доминика Ландертингера. Он сильный финишер. На последнем круге я оборачивался, чтобы посмотреть, не приближается ли к нам Доминик. Было очень большее напряжение. Вся страна смотрела на меня. Настраивался бороться в финишном створе до конца. Но Германия подарила победу без борьбы.

Тренер Николай Лопухов даст оценку всем выступлениям мужской сборной на Олимпийских играх:

- Эта Олимпиада для нас неудачная. Мы должны были больше завоевать медалей. Шипулин должен был брать золото или хотя бы бронзу, Устюгов в пасьюте должен был брать медаль, из-за лыж он проиграл, ну и в масс-старте нельзя было так стрелять. Подготовка была на хорошем уровне, нам есть над чем работать. Перспектива? На мой взгляд, радужная. У меня есть мысли и мечты. Да, я тренер-максималист и считаю, что мы могли бы лучше выступить. Но я вижу, как дальше работать в биатлоне, вижу это соединение - гонки и стрельбы. Я, наблюдая, как на сборах работали братья Фуркад, как Бьорндален готовился, делаю вывод: мы проигрываем в психологическом настрое на стрельбу.

… «Пока путаюсь в своих эмоциях, не осознал», - скажет Дмитрий Малышко в ответ на то, что выглядит не столько счастливым, сколько растерянным. И это будет понятно. Помните его фразу в начале Игр: хорошо бы разобраться с самочувствием не только к эстафете? «От старта к старту я чувствовал, что идет улучшение». Хорошо, что пришло.

Антон Шипулин расскажет еще, как засыпал по два часа, бередя душу воспоминаниями о первой гонке. Сергей Кущенко сравнит победу биатлонистов с лондонской победой волейболистов. А Евгений Устюгов – поблагодарит министерство спорта, СБР и «русскую речь болельщиков, которая добавляла тонуса и сил»…

«Мы доказали, что мы сильные. И что мы можем. В душе покой воцарился». Это, конечно, женские слова – Ольги Зайцевой. Мужчины просто сказали – удалось. Это было действительно здорово – здесь и сейчас. Столь красиво и желанно. Столь выстрадано и долгожданно. Единственное лекарство от изматывающей боли.

…А подведение итогов всеми заинтересованными, ответственными и отвечающими за биатлон лицами будет бурным. «Почему все так?», положительное и отрицательное домашних выступлений потребуют не эмоций, а детализации.



Партнеры