Иван Черезов: Объясни и убеди, я поверю и пойду

Трехкратный чемпион мира, призер Олимпийских Игр хочет побеждать

25.11.2013 в 12:59, просмотров: 5186

Не хотел Иван Черезов давать интервью. Совсем не хотел. «Я сторонник того, чтобы сначала что-то показать, а потом рассказывать». Но все же поговорили. Ваня в команду отобрался, начинает сезон в Эстерсунде с гонки на 20 километров. Говорит, что это нельзя назвать его возвращением – никуда, мол, и не уходил. Еще говорит – работать стал по-другому.

Иван Черезов: Объясни и убеди, я поверю и пойду
Иван Черезов

- Я готов настолько, насколько мне позволяет ситуация. Нужно было пройти контрольный старт и попасть в команду. Сделано. Уровня набранного хватило, чтобы пройти планку, теперь следующая.

- Знаете прыгуна в высоту Ярослава Рыбакова? Много лет он был в топе, пытался последнее время восстановиться после травмы, не очень получилось, на днях сказал, «хватит себя насиловать, буду искать работу». Где грань, которая разделяет преодоление и насилие?

- А ведь кому-то это нравится – преодолевать себя.

- Вам.

- Мне. Преодолеваешь, значит, проходишь через напряжение всех чувств, мышц. Что-то сверх обычного делаешь. А если нравится, значит, ты вновь и вновь это повторяешь. Пусть иногда и делаешь через «не могу и не хочу».

- Сколько раз за последние годы приходилось через не могу и не хочу перешагивать?

- В прошлом году – много раз. Перелом очень сложный, два месяца в больнице, восстановление – мышцы ног при нагрузках работали по-разному. Пытаешься что-то делать - а все равно продолжаешь жить в расслабленном ритме. Да, есть цель – быстрее восстановиться. Начинаешь заходить в зону перенапряжения: раз, два. А летом прошлого сезона все еще сопровождалось и болевыми ощущениями. Каждый день – испытание. И – непонимание.

-Чего именно?

- Нет никаких критериев, по которым ты себя оцениваешь. Когда начинаются соревнования – есть четкая оценка. И когда не получаешь там желаемого: начинаешь думать, как бы не остановиться совсем, искать. А здесь даже команды рядом нет, чтобы ориентироваться на кого-то.

- А как близки вы были к уходу? Ну, мол, раз так сложилось, значит, судьба сама подсказывает…

- Был близок. Но вокруг меня так много людей, которые поддерживали, несмотря на мои результаты и состояние. Кстати, результаты – одно, а когда ты еще и подавлен… И, несмотря на эти тучи, люди поддерживали и я понимал, что должен идти вперед. Не остановился сам, не бросили другие, значит, сначала маленькие шаги, потом шире, начинаешь выкарабкиваться. Болевая точка пройдена.

- Где же зонтик от туч найти? Поддерживают – хорошо, но делать-то вам?

- Человек, который хочет помочь, не может, конечно, за тебя стрелять или бежать. Но все равно, можно и до старта не дойти, если помощи нет. Знаете, самое сложное, когда гонка сложилась не так, как хотел. Первые часы после нее. Потом немного остываешь и, я не знаю почему, но движешься же вперед? И цели появляются. Декабрь прошлого года – хорошее начало, январь и февраль сложные, концовка сезона была неудачной. Даже не понимаю, что толкало вперед? Вы спрашиваете, если бы у меня отобрали еще и возможность тренироваться в прошлом году. Как это сделать? Лишить финансовой поддержки? Я настолько был поражен и благодарен Тюменской области: несмотря на то, что это еще было в январе, руководители мне сказали, что независимо от результатов, верят и готовы финансово поддержать следующий сезон, олимпийский. Это какой толчок вперед!

- А если бы они, Ваня на это не пошли?

- А зачем сейчас об этом думать? Сложилось так, как сложилось. Здорово, и я им благодарен. Работал в этом году весь тренировочный период, и работой наслаждался.

- Что нового о себе вы узнали за последний год?

- Еще рано судить. Ай да молодец – так хотите, чтобы сказал?

- Между прочим, это наша проблема – радоваться даже за себя не умеем.

- Согласен, наслаждаться не умеем. Насладись, даже малым насладись.

- Умеете?

- Учусь.

- Получается?

- Только начал учиться.

- Отними у человека что-то, и он перестает дышать полной грудью. Вот и вы, возможно, так бы не работали, если бы не травма и восстановление.

- Согласен. Что имеем, не храним, потерявши - плачем.

- Есть еще выражение, которое я всегда считала дурацким, но оно очень жизненное – все, что ни делается, все к лучшему.

- Да, так получается. Сложно его понять. И главное – спустя время только оценишь, почему так произошло, поэтому трудно с ним смириться.

- Три главных качества биатлониста?

- Выдержка, терпение, трудолюбие. Снег пошел, смотрите. Так холодно, минус восемь, да еще влажность.

- Какая оптимальная для вас температура?

- Для выступления - от минус пяти и выше. Хорошая комфортная погода. Руки нормально себя чувствуют.

- Когда у вас не было возможности полноценно тренироваться, что происходило со стрелковой подготовкой? Можно же было восстановить руки, ноги, голову и потерять стрельбу?

- Так голова это и есть стрельба. Навык быстро нарабатывается, сложность в том, при высоких скоростях, стрессе гонки у тебя ощущения меняются, работа пальцев, микромоторика – все проходит намного сложнее. Для боевого состояния много факторов должны в единой точке сойтись. В спокойном состоянии можно и месяц не стрелять, потом – без проблем.

- В этом году сборная тренировалась малыми группами, тренеры тоже, получается, заочно соревновались. Много нового?

- Очень много. Я действительно наслаждался работой. Мы под руководством Валерия Польховского работали рядом с группой Королькевича, который с 90-х годов в Словении жил и работал. Это человек отчасти с русским менталитетом, но что касается тренировочных планов, подходов, очень близок к европейским системам. И тут как происходит, тебе дают информацию, – ты ее осмысливаешь, воплощаешь. Делаешь новое с желанием, хочется прочувствовать. И тебя затягивает помимо воли. Нет прямолинейной задачи – отсюда и до обеда работаем, как всегда. Я много консультировался с Сергеем Чепиковым. Он и в 39 лет выступал в Турине, до личной медали не хватило меньше секунды. Такой опыт накоплен! Мне он очень интересен. Тренировочные планы обсуждаем. Работу, которую я проделал.

- А вы творец или хороший исполнитель?

- Я не могу слепо верить: делай, так надо! Мне объясни и убеди, я поверю и пойду. Кстати, в малой группе всегда есть диалог, может, этим и интересно. Когда под тобой четыре, пять человек, и контролировать проще. А то сидишь на разборах полета в актовом зале - такой аншлаг! И с переездами стало проще.

- Любите ли вы, Ваня, эстафеты, как любим их мы, болельщики?

- Люблю, конечно. Слаженная работа четыре этапа, концентрация мощнейшая, да - психологически к ней надо быть на 200 процентов готовым.

- Вы - самоед? Сколько грызете себя за ошибки – день, месяц?

- Самоед. Очень переживаю обычно. Я скорпион – они или других жалят или себя. Я – себя. Других? Если довести меня до края – хамством, оскорблением, если унизить, терпеть не буду.

- За что я люблю биатлон? Ключевые слова.

- Азарт, победы, соперничество, стремление, цель.

- В олимпийскую сборную должны попасть…

- Я считаю так: сильнейшие должны отобраться не за заслуги прежние или за потенциал, а сегодня. Пора заканчивать с тем, что мы там не смогли, здесь. Для команды сделано действительно очень много. Хватит говорить – с высотой не угадали, тут яма была… Хочется побед, а не отговорок.

- Если вдруг что-то у вас не сложится?

- Будет так, как будет.

- Не пожалеете, что вернулись?

- Я не уходил. Значит, так надо было. Не надо задумываться и обсуждать это. Мне, помню, в позапрошлый сезон очень не нравилось, когда первые этапы у нас не яркие были, и начались оправдания - вот, мы готовились к чемпионату в Ханты-Мансийске. Я не хочу искать отговорки. Я хочу побеждать. Мне это надо.



Партнеры