Лебединая песнь Костюка

Цирку на Вернадского — 40: праздник в предвкушении бури

С одной стороны, всё лучезарно: сегодня Большой цирк на проспекте Вернадского открывает сезон новым грандиозным спектаклем “Юбилейный экспресс”. Тут тебе львы и медведи, обезьяны да голубоглазые хаски, билеты сметаются… Но вне манежа по тому же адресу закручивается еще одно шоу с несколькими неизвестными: по договоренности с министром культуры Авдеевым с 1 января 2011 года директор цирка Леонид Костюк должен покинуть свой пост, оставшись лишь худруком.
Цирку на Вернадского — 40: праздник в предвкушении бури
Леонид Костюк. Анатолий Марчевский.

В последнее время в стране сложилась уникальная ситуация с цирковыми учреждениями: есть Росгосцирк с главком в Москве и сорока цирками по стране; есть частный цирк Никулина; есть государственный, но не подконтрольный Цирковой компании цирк на Вернадского — он подчиняется напрямую Минкульту. Минкульт же в который раз пытается Костюка сбросить, но труппа стеной встает на его защиту: оно и понятно — Леонид Леонидович за много лет превратил цирк в чуть ли не самое коммерчески успешное в России цирковое образование, и артисты попросту не хотят терять то насиженное, что имеют. Тем более если нависает угроза возможного слияния “Вернадского” с махиной Росгосцирка, который и средства оттянет, и артистов по-иному распределит…


Как бы то ни было, но Авдеев заручился джентльменским соглашением с Костюком: до конца года сидите, а потом директором к вам приходит Марчевский. Анатолий Марчевский, народный артист, бывший клоун, является сегодня весьма успешным директором Екатеринбургского цирка, входящего в Цирковую компанию. Но, похоже, на Вернадского его не очень ждут. Да и побаиваются, если честно. Тут, во-первых, с возрастом нестыковка: Костюку — 69, Марчевский всего лет на пять моложе. Как это вяжется с политикой омоложения кадров, не вполне понятно. Во-вторых, кивают на то, что у Марчевского никогда не было собственной труппы, а лишь прокатная площадка. В-третьих, идиоту ясно, что, если Марчевский появится на Вернадского, Костюк там уже остаться не сможет — два медведя в одной берлоге не усидят. А Марчевский — хозяин жесткий. И честолюбивый.


Костюк готов уйти, но ему обидно, что цирк, по сути, им сотканный в своем нынешнем статусе, перейдет к человеку, который враз все изменит. Он пытался и до сих пор пытается достучаться до Минкульта с предложением новых, исключительно молодых кандидатур в директора, которые по крайней мере сохранят прежний курс на финансовую независимость. Думается, впрочем, что до января никто уж его кандидатурами не озаботится. Ну и что будет? Опять бунт на корабле? Этого никто не исключает (притом что в цирке реально есть люди, не только боготворящие Костюка, но и недовольные им). “Надо будет — выведем животных, — услышал корр. “МК” мнение одного из представителей “Вернадского”, — дело не в том, что мы за Костюка или против Марчевского, — мы боремся за свои интересы, интересы цирка в конечном счете!”. По данным “МК”, из 1100 работников “Вернадского” где-то 400 могут реально выйти на борьбу.