Дядя Степа — полиционер?

Вручены премии и медали имени Сергея Михалкова

20.12.2010 в 17:43, просмотров: 5033

В вечер воспоминаний превратилась в минувшую субботу церемония вручения второго литературного конкурса имени Михалкова на лучшее произведение для подростков. Конкурс этот начинал Сергей Владимирович — еще в 2008-м, на первом конкурсе, он пожимал лауреатам руки. Теперь, когда главного Михалкова не стало, поздравляют победителей, вспоминают отца и напоминают о роли литературы Никита Михалков и Андрей Михалков-Кончаловский.

Дядя Степа — полиционер?
Георгий Данелия и Никита Михалков.

“Роль литературы” — скучные слова. Но каждый, кто только прикасался к микрофону в этот вечер, вспоминал о событиях на Манежной площади. “Сегодня — дети, завтра — народ…” — эти слова Сергея Михалкова стали эпиграфом к конкурсу.

— Это гениальный слоган, — сказал Никита Михалков. — Сегодня это настолько актуально! Дети, которые проходят мимо детской литературы, доходят до Манежной площади с арматурой в руках.

— Эти дети шли мимо Пушкина, Достоевского, Цветаевой, шли бить морду другим, у которых не такой цвет глаз или которые не так хорошо говорят по-русски, — слова Андрея Максимова. — Мы и не заметили, как у нас отняли литературу. Вот поэтому люди детской литературы — святые.

— Надо быть отважным человеком, чтобы быть сегодня детским писателем, — говорит Андрей Михалков-Кончаловский. — Те, кто надеется сохранить в детях желание мыслить образами, а не только кнопки нажимать, достойны всяческого поощрения.

— Эдуард, вы согласитесь со словами Андрея Кончаловского? — обратился “МК” к лауреату этого года, писателю из Иванова Эдуарду Веркину.

— Это, конечно, не в атаку ходить, но что-то героическое в этом есть. Ведь при всем при этом надо на что-то жить, кормить семью. Много бытовых сложностей. Жить на тиражи — возможно, но очень сложно. Мне, живущему в провинции, почти хватает, а вот столичным детским писателям совсем тяжело.

Эдуард Веркин. фото: Наталия Губернаторова

Премия состоит из трех частей, каждая — очень важна. Деньги — раз. Золотая медаль с изображением Сергея Михалкова в исполнении автора арбатского Окуджавы Георгия Франгуляна — два. И издание книги — три. Вместе с Российским фондом культуры над конкурсом работают теперь Правительство РФ, МИД, РАО, Агентство по печати. Конкурс основал целую собственную серию книг — “Лауреаты Международного конкурса им. С.Михалкова”. Медаль появилась только в этом году, поэтому ее “довручили” лауреатам первого конкурса (Николай и Светлана Пономаревы, “Фото на развалинах”; Тамара Михеева, “Юркины бумеранги”; Геннадий Киселев, “Кулисы или… Посторонним вход разрешен!”) и, вместе со всем прочим, вручили лауреатам этого года: Эдуард Веркин, повесть “Друг апрель”, Ирина Дегтярева, сборник рассказов “Цветущий репейник” и Анна Никольская, повесть “Кадын — владычица гор”. Именно эти книжки стоит найти и купить… чтобы не увидеть потом своего ребенка на Манежной площади.

А большая золотая медаль вручается “за гуманистический вклад в воспитание молодого поколения”.

Ее первыми лауреатами стали Георгий Данелия, Людмила Максакова и Виктор Чижиков.

— Если бы не Сергей Михалков, я бы сейчас выглядел совсем иначе, — рассказывает Георгий Данелия. — Я учился в архитектурном институте, что-то свое показывал Сергею Владимировичу и однажды, почувствовав, что начинается у меня новая жизнь, сбрил усы. Встречаю Сергея Владимировича. “Что ты наделал! Ты знаешь, что если человек отпустил усы, он всю жизнь не имеет права их сбривать!” Я был в полном осознании, что я похож на голую попу. Потом я попал на кинопробы на роль Остапа Бендера, которая лучше всего получалась у Никиты Михалкова. Гайдай сказал: “Если Никита сбреет усы, я его сниму”. Но я сразу понял: Никита никогда не сбреет усы!

— Я 50 лет рисовал картинки к книжкам Сергея Михалкова, — вспоминает замечательный художник Виктор Чижиков, — и я помню, как с ним встретился в первый раз. Я зашел в кабинет, где сидел Михалков, и увидел: с потолка капает вода, а по всему полу стоят тазы, указывающие, куда нельзя ступить. “Ты иди так, так, потом сюда…” Целый план мне показал, как обходить воду. Когда мы прощались, он сказал: “Как идти, ты помнишь…”

Отсмеявшись, Никита Михалков рассказал, как в перестроечное время Михалков отвечал на вопросы журналистов о подозрительно удачных отношениях с самыми разными властями: “Волга течет при всех властях”. А если бы сегодня появилась вторая книга про дядю Степу, пошутил Никита Сергеевич, она бы, по последним событиям, называлась “Дядя Степа — полиционер”.