Жизнь как Шапито-шоу

Сергей Лобан: “Каждый день я думал, что все, сил больше нет. Даже сегодня”

28.06.2011 в 15:38, просмотров: 4496

На ММКФ случилось небольшое помешательство: вот уже три дня прошло с премьерного показа “Шапито-шоу”, а он все не сходит с языка фестивальной публики. Фильм разобрали на цитаты, забросали хвалебными эпитетами и уже пообещали друг другу притащить на него всех своих друзей. “МК” поговорил с режиссером Сергеем Лобаном и сценаристом Мариной Потаповой, придумавшими и снимавшими все это великолепие долгие шесть лет.

Жизнь как Шапито-шоу

— Сергей, критик Шпагин жаловался, что вы с ним в сцене танца сделали шестьдесят дублей. За что вы так?

— Он гад потому что! Никак не хотел репетировать. Мы его с хореографом помучили какое-то время, чтобы понять пластику, на что он способен. Его собственные хаотичные движения привели в строгую последовательность и отправили репетировать. Конечно, он ничего не репетировал и к съемкам оказался неготов. В итоге в фильме он получился немного нескладным. Впрочем, как и все остальные. Но в этом и кайф! Еще он сильно возмущался: “Зачем мне сниматься под своей фамилией? Это уже было в 50-е годы!” Я говорю: “Шпагин, но нет же лучше твоей фамилии для этого героя. Она идеальна!”

— Еще у вас Стас Барецкий очень органично выглядит.

— Стас — величайший, добрейшей человек. Мы познакомились, когда он еще не был звездой ни малейшей. Наши друзья встретились с ним в Питере, сфотографировались и показали нам. Мы офигели. Мы как раз ехали туда искать “Цоя”, заодно встретились с Барецким. А он же красоты неземной — мы сразу предложили ему сниматься. Он отнекивался поначалу: “Зачем? А что мне это даст?” Потом посмотрел наш фильм “Пыль”, звонил, орал в трубку: “Это ваще! Это про меня! Это лучший фильм на свете” Согласился не раздумывая. Вообще Стас невероятный. Танец свой репетировал до посинения. С него за это время сто потов сошло, но он ни на минуту не снимал свой малиновый пиджак. Так в нем и фигарил.

— “Цоя” вы в итоге нашли не в Питере, а в Интернете?

— Да, хотя у нас уже был утвержден на тот момент другой двойник, как раз из Питера. Нияз его зовут. Он снимался в “Грузе 200” в сцене, где они приходят на концерт Цоя. Он хороший, но с нашим не сравнить. Наш настоящий артист. Он несет этот образ, его олицетворяет.

— Петр Николаевич Мамонов как себя вел? Не капризничал?

— Капризничал только потому, что хотел все сделать как лучше. Это мы в поиске находились постоянном, а он тем более. Он не может участвовать в ерунде. Ему нужно почувствовать какие-то основания, чтобы что-то исполнить. Он их искал, и это ощущалось всеми как конфликт. И им тоже. Но как только он начинал чувствовать себя в образе, все было прекрасно.

Марина Потапова: Когда он приехал в Крым, оказалось, что график у нас составлен неправильно — и Мамонова начали снимать гораздо позже, чем планировали. И он заскучал. А пока скучал, загордился немножко. Потом пришел с таким недовольством на съемки, мол, мы все тут такие непрофессионалы.

Сергей Лобан: Еще бы! Он тогда только что с “Царя” приехал. Но он понимает, что мы такие же, как и он. Что мы никто, но при этом имеем право заниматься самореализацией. И он нас за это очень уважает и всячески поддерживает.

— А Никиту Михалкова с “Утомленными солнцем-2” вы за что приложили?

— В этой сцене разговора сына с отцом изначально были не “Утомленные солнцем”, а “Трудно быть богом” Германа.

— Так вы хотели на Германа наехать?

М.П.: Никто ни на кого не наезжал. Это должен был быть не просто фильм, а что-то значительное, но при этом такое, чтобы у сына могли быть какие-то основания его критиковать.

С.Л.: Он находится в таком статусе в этот момент — ниже некуда. И чтобы как-то вернуть к себе уважение, он заводит разговор на тему, которая, как ему кажется, отцу понравится. Ну вы видели, чем все закончилось.

— У вас был такой переломный момент, когда казалось, что все, сил больше нет?

С.Л.: Да каждый день. Даже сегодня.

— Ваша жизнь, наверное, тоже похоже на шапито-шоу?

М.П.: Ну да. Мне вот какая фраза из фильма очень нравится: “Где-то есть кто-то, кто является тобой больше, чем ты сам”. Сам ты постоянно теряешь силу, волю, можешь исчезнуть. Но этот кто-то обязательно где-то существует. На него нужно равняться, и его нужно искать, иначе можно сильно зазнаться.

— У вас огромная съемочная группа. И все — ваши друзья?

С.Л.: Да, дружим очень плотно. Мы за них отвечаем теперь. Будем растить новую плеяду голливудских звезд. Чистых. Без всяких примесей.

М.П.: Это хорошая стратегия: с кем-нибудь объединиться и вместе выступить против чего-нибудь дурацкого.

Материалы по теме: "Елена в Шапито-шоу", "Мишень как секретный объект".