«Или творчество, или смерть в подворотне»

Теперь дирижер Аркадьев вынужден всем доказывать, что он не грузин

Середина сентября ознаменовалась чередой довольно пустых скандалов – начиная с информационной войны вокруг персоны Марка Горенштейна и заканчивая переливанием из пустого в порожнее – уедет ли дирижер Аркадьев на пожизненную ссылку в Грузию.

Теперь дирижер Аркадьев вынужден всем доказывать, что он не грузин

Кроме «газирования» ситуации, никакого здравого зерна в этих «скандалах» нет. Что в случае с ГАСО проблема не исчерпывается увольнением Горенштейна (все равно пол-оркестра пойдет под замену с новым худруком), что в случае с Аркадьевым, увы, потонула всуе реальная проблема нищенского прозябания Тихоокеанского оркестра при полном отсутствии в регионе какой-либо музыкальной инфраструктуры… Что же, касается самого дирижера, то он прислал по мэйлу письмо следующего содержания.

 

«Всем моим друзьям и недругам – ответ на возможные вопросы о Грузии: ничего особенного не произошло.

Я сыграл и продирижировал успешный концерт в консерватории с замечательным Грузинским государственным камерным оркестром.

Приехал в Тбилиси по приглашению их администрации, так как еще во Владике, в июне этого года, ДО всей истории с ОГФ и увольнением, отправил им письмо, что буду рад работать и жить в Грузии, чью поэзию и музыку страстно люблю с юности.

Речь шла не о «жить» вообще, а только о жизни в процессе творческой работы, если она, эта работа и творчество, будет.

Физическое выживание само по себе – не моя задача, никогда не была, и, надеюсь, не будет. Президент все понял правильно, и мне после концерта был вручен паспорт Грузии (я до последнего момента до конца не знал, как, и что произойдет).

Важно: это ни в коем случае не политическое убежище, а просто второе гражданство, плюс к основному российскому, за что я искренне благодарен. Это знак того, что в будущем «гражданство мира» – не пустой звук.

Оказывается, возможна индивидуальная свободная и бескорыстная дипломатия, ради сохранения древней связи России и Грузии, чтобы не происходило в сфере политических манипуляций и военно-полевых игр с обеих сторон.

По крайней мере, я в ответе сам за себя. Пусть манипулируют другие. Это не меняет моей профессиональной и творческой ситуации. Я был и остаюсь безработным. И мне наплевать. Я не буду выживать ради выживания. Или весь мир и творчество, или ничего, и смерть в подворотне. Точка».