Гнесинке посулили место в автобусе с туалетом

Зачем Авдеев ликвидировал старейшее музучилище?

19 сентября с.г. министр культуры все-таки подписал приказ о том, что колледж им. Гнесиных как юрлицо прекращает свое существование, будучи присоединенным к гнесинской Академии. Шаг, мягко говоря, недальновидный. Академия празднует победу: ей не хватало классов, теперь же она весело вселится в училищный «небоскребчик» на Поварской. А вот преподаватели и студенты теперь уже бывшего колледжа, шатаясь по коридорам, никак не оправятся от шока… «МК» без эмоций разбирает ситуацию.

Зачем Авдеев ликвидировал старейшее музучилище?

Напрягают два момента в этой истории. Колледж бурно готовился к выборам нового директора (ибо правящая с 1996 года г-жа Петрова кредит доверия исчерпала), которые должны были состояться 16 сентября. Однако неделю назад на Совете училища официально объявили, что выборы переносятся на 9 ноября. Ну и для чего Минкульту (где полгода вынашивали планы ликвидации и заранее знали, что никаких выборов быть не может) столь некрасиво играть с людьми в кошки-мышки?

Второе. Вечером 20-го, на экстренное собрание гнесинского актива зачитать приказ Авдеева приехал не сам Авдеев, и даже не глава департамента образования Олег Неретин, и даже не зам Неретина г-жа Аракелова. А лишь зам. начальника профильного отдела Анна Григорьева. Люди расценили это как полное неуважение к учебному заведению, которому, на минуточку, 116 лет. И вспомнили Швыдкого, который всегда разруливал подобные конфликты лично.

Теперь о самом собрании. Полный сюр. Общий минкультовский лейтмотив – «мы вас спасаем!». Достаточно привести несколько цитат, которые эксклюзивно попали к «МК». Вот, например, выступает г-жа Маяровская, руководитель гнесинской Академии: «Уважаемые друзья! У нас вами много общего, мы из одного яйца. Никто не собирается никого увольнять». Впрочем, позже она уточнила, что сокращения коснутся бухгалтерии и отдела кадров, а остальные продолжат работать, если их «устроят условия, которые Академия предложит».

Но чем вызвана реорганизация? – задалась вопросом Маяровская. «Напомню, что принят закон о полиции. Это легло на федеральный бюджет. В нем образовалась дыра в 420 млрд. рублей. Потому было поручение правительству вернуть эти деньги любым путем. Думаю, каким? Отдать регионам то, что сегодняшняя политика считает не очень нужным – учреждения культуры и образования…». То есть гнесинцы поняли мысль Маяровской так: смена ментов на пентов стоила колледжу независимости. Главная «умасливающая» сентенция, после которой все отпали, прозвучала в конце: «нам (Академии) удалось купить автобус на 57 мест с холодильником и туалетом; и если вам (бывш. училищу) нужно будет выехать за пределы Москвы – с удовольствием поедете!».

Были и слова, слегка отдающие шантажом. Так представитель Минкульта заметила, что «колледж был бы лишен тех этажей в общежитии, которые сейчас имеет, если бы не было присоединения; а сейчас мы можем вам дать финансирование на эти этажи, так что вы имеете прием студентов в прежнем объеме». Также г-жа Григорьева призвала гнесинцев «быть достойными реорганизации» (а можно быть достойным места на кладбище?), ибо училище уже пятый суз, сливаемый Минкультом с вузом. Первые четыре – кино-технические колледжи, присоединенные ко ВГИКу.

Нынешний директор г-жа Петрова, полномочия которой продлены на 9-месячный период реорганизации (а потом она просто станет проректором Академии), пообещала, что никаких изменений не будет и призвала педагогов «сосредоточиться на профессиональной деятельности», а то, мол, студенты и их родители нервничают.

Они занервничают еще больше, когда узнают о главных минусах слияния, о которых «МК» рассказали сторонние эксперты.

Во-первых, по всем морально-нравственным нормам 14-летние талантливые юноши и девушки, еще не оперившиеся, только приехавшие в столицу, не должны в одних коридорах обучаться вместе с матерыми 20-летними «академиками», у которых на жизнь и на профессию совсем иные, подчас циничные, воззрения. Это как дважды два.

Во-вторых, есть опасность структурных преобразований среднего звена. До сего времени в училище брали ребят либо после 9-го, либо после 11-го классов и обучали 4 года. То есть они выходили из суза с готовой профессией. Колледж традиционно силен теоретиками и дирижерами, и московская консерватория, зная, сколь целостно там образование, с удовольствием зачисляла гнесинцев к себе.

Теперь поговаривают о возможном сокращении среднего звена до двух лет (и якобы брать будут только после 9 класса), а все дальнейшее образование (4 года на бакалавриат и далее на магистратуру) подпадет уже под ранг Академии. То есть корочка о среднем образовании обесценится донельзя, консе такие «выпускники» будут не нужны.

В-третьих, училищный коллектив рассыплется окончательно; да, там много возрастных педагогов, кому-то и под 80 лет. Для музыки это не порок. Старики – носители традиций. Ведь училище училище существует с конца XIX века, методики подросткового воспитания как дорогое вино выстаивались десятилетиями. И что будет теперь, когда многие педагоги, не имеющие звания, останутся явно на вторых ролях по сравнению с «академиками»? Это профнеравенство окончательно уничтожит лицо прежней Гнесинки. А что такое – выпускники колледжа? Это те же учителя в детских музшколах. Пойдет цепная реакция, уровень упадет и там.

Что делать? Гнесинские педагоги пока в ступоре. «Поймите, мы не так пассионарны как наши коллеги в театральных вузах, на забастовку вряд ли решимся, – откровенно рассказали нам в бывш. колледже, – но протест обязательно последует, так это не оставим. В настоящее время мы консультируемся с юристами – как повести себя грамотнее». События разворачиваются, и о дальнейших поворотах «МК» будет знать первым.