Маруся с гусем против Симпсонов

Режиссер Михаил Алдашин обещал никого не убивать

07.03.2013 в 18:06, просмотров: 2580

Бывают крылья у сапожников,

Портных и железнодорожников,

Но лишь художники открыли,

Как прорастают эти крылья.

А прорастают они так,

Из ничего, из ниоткуда,


Нет объяснения у чуда,

И я на это не мастак.

 

Маруся с гусем против Симпсонов
"Бессмертный"

Эти волшебные строчки Геннадия Шпаликова звучали со сцены перед награждением победителей 18-го Открытого Российского анимационного фестиваля. В минувший понедельник из главного призывного пункта отечественных мультфильмов — Суздаля разъехались последние участники. Изучить ингредиенты сложносоставного продукта под названием «российская анимация-2013» взялся корр. «МК».

Общий вид

Что такое фестиваль анимации в Суздале? Событие уникальное и важное: здесь почетно показать свое кино и получить критичную оценку зрителя (помимо наград жюри большой вес имеет «профессиональный рейтинг», когда за фильмы голосуют все участники смотра), можно зараз отсмотреть анимационный срез за год, завести полезные связи, набраться впечатлений и идей для работы.

Здесь видна демократия в действии: не обязательно «входить в тусовку» и иметь официальное приглашение на фестиваль — можно забронировать номер в отеле самостоятельно и участвовать во многих мероприятиях фестиваля просто по зову сердца, из любви к искусству. Во всяком случае стайки «зеленых» студентов-киношников снимают номера вскладчину и приобщаются к высокой анимации 24 часа в сутки. Часто приезжают семьи с детьми: где ж еще показать ребенку, что современная анимация не ограничивается сериальными мультиками «made in China» и американским полным метром в 3D с попкорном в нагрузку?

Дерзкие инновации

Статус Суздаля-2013 — фестиваль-прорыв. Надо думать, связано это с совершеннолетием мультсмотра: в нынешнем году ему стукнуло 18. Смелые реформаторские порывы чувствуются во всем, начиная с неизменного символа фестиваля — девочки Маруси с гусем, в этот раз парящей на сноуборде.

"Алдар и серый волк"

Заставка фестиваля. Честно говоря, такого здесь еще не было: компьютерный ролик с кислотных цветов девочкой в стиле азиатских аниме и неоновой птичкой, появляющиеся перед каждым кинопоказом, поверг в шок мэтров классической анимации. Авторы — здесь же, студенты ВГИКа: трое молодых бородачей в клетчатых рубахах, человек-пират и человек-с-ирокезом. Рассказывают, что делали заставку практически на коленках, за месяц, пересылая сцены друг другу по скайпу. Вызывающе? Определенно. Безвкусно? Возможно. Любопытно будет посмотреть на работы этой компании лет через 5—10.

Профессиональный питчинг (pitching). Презентация и защита анимационных проектов в присутствии жюри и зрителей состоялась впервые в отечественной анимации. Повезло студенческому м/ф «Жирная-жирная» — трагикомичная история толстой девочки, мечтающей о друзьях, приглянулась продюсеру Сергею Сельянову. Интересно, что деньги на авторский 6-минутный проект «Жирной» режиссер Евгения Жиркова начала собирать в Интернете. Теперь к накопленным 60 тысячам рублей добавится еще около сотни — от Сельянова. Также жюри отметило полнометражный проект «Мультконцерт» (реж. Сергей Меринов) — анимационные клипы на основе детских песен, сериал о загробном мире «Там, за рекой Стикс» (реж. Сергей Гордеев) и комедийный сериал про капризную принцессу «Хочу принца» (реж. Ольга Коршунова, Соня Соло).

— Кино для взрослых. Еще один эксперимент фестиваля. Причина тому — у западного продукта появился отечественный конкурент. Как и положено, экранные персонажи бухают, рыгают и стебаются друг над другом. Отрубленные головы и вытекающие мозги прилагаются. Примечательно, что в зале аншлаг: сидит в основном молодежь. Время — второй час ночи. Кинопроектор в конце показа перегрелся и отказался работать. Его можно понять. После показа — обсуждение. Но как это обсуждать и с кем — непонятно.

— Я настраивалась и привыкала к этому проекту месяца три, — говорит Елена Чернова, отборщик «взрослой» программы и руководитель анимационной команды «2х2». — По нашим планам, проект канала «2х2» должен охватить аудиторию от 18 до 36 лет, где предположительно 60% — мужская часть и 40% — женская. До сих пор подобного отечественного продукта на ТВ не наблюдалось. Но от «Бивиса с Батхедом» и «Симпсонов» уже невмоготу даже телевизионщикам.

Мэтры открестились от альтернативного продукта сразу, отойдя от кинозала на безопасное расстояние, и предпочли отмечать выход шикарной анимационной энциклопедии Ларисы Малюковой. И их тоже можно понять. Но закрыть глаза на то, что анимация подростковой субкультуры набирает обороты (хотя бы в виде флеша в Интернете), уже не получится.

"Моя мама самолет"

Экспертные мнения

Жюри Суздаля подобралось нестандартное: к компании спецов от анимации (режиссер, художник, мультипликатор) прилили «свежую кровь» — писателя, композитора и режиссера-игровика. Смесь получилась бурная: как они договорились между собой и все выжили — удивительно. Писатель Марина Москвина так и призналась «МК», что обычно в жюри она идет с опаской — включается инстинкт самосохранения.

— Теперь я как переполненный кувшин: закроешь глаза, а во всем тебе бушует одна сплошная мультипликация, — говорит член жюри Москвина. — Фильмы, которые задевают за живое, глубокие, сильные, говорящие о любви, жизни, смерти, судьбе, отмечались сразу и единодушно, независимо от того, кому это адресовано — детям или взрослым. Особенно для меня ценны фильмы, как и книги, в которых дети поймут одно, а взрослому они откроют и еще что-то. Такие работы по большей части принадлежали «перу» мастеров. Но счастье я испытала от фильмов, сделанных молодыми авторами: «Моя мама самолет» Юлии Ароновой (приз за лучший детский фильм), «Перелетные» Веры Мякишевой (диплом «За победу над гравитацией») и — полный восторг — «Друзья» Романа Соколова (приз за лучший дебют). Радости хочется, понимаете? Света, смеха, поэзии, любви — особенно в разработке «вечных» тем...

Несколько с другой стороны подходит к искусству анимации режиссер Борис Хлебников («Коктебель», «Сумасшедшая помощь», «Пока ночь не разлучит»):

— Я ничего плохого не вижу в, скажем так, мрачном кино. Ну почему все мультфильмы должны быть смешными? Что за такое убогое искусство? Это ретроградское мышление. Обычно так говорят люди с очень плохим вкусом, которые хотят, чтобы их развлекали. Вы никогда при всей мрачности не назовете чернухой Шекспира, Достоевского, Гоголя. И часто бывает дело не в теме, количестве крови и кишок на экране, а в невнятности самого рассказа.

— А как впечатления от работы в анимационном жюри?

— Из глобальных впечатлений — подтверждение того, что киноформат в 5—7 минут гораздо более емкий и интересный, чем вымученные полтора-два часа, которые нас заставляют делать. А второе потрясение — что анимация, которую никто не покупает, не использует и ничего про нее не знает, находится в такой профессиональной сохранности. Как такая дорогая и кропотливая вещь сохранилась как профессия — удивительно и необъяснимо.

— Вам было комфортно в судейском кресле?

— Да. Мне показалось, что то, как проходит фестиваль, абсолютно адекватно своему смыслу: видно, что все очень небогато по-правильному — и церемония, и разные посиделки; все очень похоже на какую-то лабораторию, где люди раз в год встречаются, разговаривают, обнуляются, смотрят друг друга и разъезжаются. И в этом смысле получается всем комфортно — в отличие от «Кинотавра», где как раз совсем не лаборатория, а скорее парад.

Программа

Мультфильмы в кинозале — нон-стопом, с утра до позднего вечера. Сначала работы детских студий — «Утренняя зарядка», затем — студенческие, дебюты, коммерческий полный метр, сериалы (с их качеством — беда, но выбраковать из конкурса нельзя: зрители должен увидеть, на что пошли бюджетные деньги), короткометражки. Каждый режиссер выходит к сцене перед показом: зал должен знать своих героев в лицо (и антигероев тоже). Процесс волнительный.

Фанат классической мультипликации Рим Шарафутдинов признается, что если выбирать между кино веселым и мрачным, то он выберет веселое. И результаты профессионального рейтинга говорят о том же — зрители предпочитают кино позитивное: 3-е место занял его «Алдар и серый волк» — азартный сплав Диснея 30-х годов и анимации Дежкина под задорный баян и бубен-маракасы. Второе место рейтинга — у «Друзей» Романа Соколова («погремушечную» музыку написали композиторы Васильев и Ланда, известные по «Смешарикам»). Первое место зрительских симпатий отдано «Снежинке» — обаятельной и стильной фантазии Натальи Чернышевой. Из Франции, где девушка сейчас учится анимации, она вернется уже в статусе президента фестиваля: таков регламент Суздаля.

А мастер изысканного кино Дмитрий Геллер, снявший с китайскими студентами «Маленький пруд у подножия великой стены», говорит, что за время работы научился понимать своих учеников без переводчика. Процесс самообразования во время создания кино коснулся и Степана Бирюкова, рассказавшего мудрую грузинскую сказку про черного ворона (цикл «Гора самоцветов», приз за режиссуру), — теперь режиссер может писать витиеватые дарственные надписи на дисках со своим мультфильмом, как настоящий генацвале.

Алексей Туркус язык не учил, зато открыл в своем кино тайну «Зашкафа» — места, куда отправляют ненужные вещи и откуда никто не возвращается. И это серьезный повод для детских переживаний и догадок: а что, если после смерти всех отправляют в «зашкаф»?

Кстати, обладатель Гран-при фестиваля Михаил Алдашин (притча «Бессмертный») загадал, что если его работа получит приз, убивать в своем кино он больше никого не будет. В какую сторону двинется наша анимация — упражняться в лиричности или одушевлять жесткач современности, покажет время.