В Ярославле скрипач прошел по лезвию бритвы

На грандиозном фестивале Башмета сыграли необычную премьеру

15.05.2015 в 15:56, просмотров: 5823

...Уже сегодня очевидно, что Башмет со своими сподвижниками (скажем, Дмитрием Гринченко из Русского концертного агентства), помимо традиционных аншлаговых концертов, несет по стране совершенно уникальное фестивальное качество, которое еще недавно мы готовы были бы видеть где угодно в «просвещенной Европе», но никак уж не в Хабаровске, Сочи, Ярославле. А сейчас открываем афишу VII ярославского музыкального форума: тут и шумановский «Концертштюк» в исполнении ансамбля солистов Венского филармонического оркестра, и «История солдата» Стравинского в прочтении замечательного Михаила Полицеймако. А также — премьера «Танцовщика на канате» для скрипки и фортепиано Софии Губайдулиной, слушая которую, зал обомлел.

В Ярославле скрипач прошел по лезвию бритвы
фото: Сергей Иванов
София Губайдулина

Башмет давно отмел практику «идти на поводу» у зрителя, предлагая лишь самый нерисковый формат из заезженной классики. Программа год от года всё изысканнее, — чего стоит, например, спецпроект фестиваля «Кто боится барокко?!», в котором принимает участие очень яркий ансамбль Soqquadro Italiano, исполняющий народные песни на традиционных инструментах (вроде теорбы) с подробным рассказом как готовить настоящую пасту! Мало того: по завершении концерта к зрителям вышел музыкальный руководитель Клаудио Борджианни и с удовольствием ответил на вопросы о необычном формате действа (вокалист Винченцо Капеззуто влюбил в себя весь зал, исполняя песню про низкую, горбатую и хромую старуху, которая «настолько плоха, что даже море отступает, только чтобы не коснуться ее ног»...

Отдельная история — вечер замечательной скрипачки Татьяны Самуил «Карт-бланш», решившей продемонстрировать стилистическое и жанровое разнообразие своих интересов, причем, первым прозвучал крайне необычный опус Софии Губайдулиной «Танцовщик на канате». Как всё это было: на сцену выходит Татьяна, за ней — пианистка Ирина Ланькова (Франция). В руках у Ирины вместе с нотами какой-то странный предмет. Несколько резких движений смычка... Игра началась, но пианистка почему-то не садится на стульчик, а наклоняется над открытым роялем, погружаясь в его недра, делая внутри какие-то пассы. Зритель поначалу опешил, не понимая — то ли это настройщик пришел, то ли... но постепенно музыкальная ткань затягивает в свою паутину: Ланькова чем-то водит по струнам рояля, и звук ее делается все чаще и напряженнее... и лишь спустя несколько минут она, наконец, садится за инструмент, продолжая динамичную игру в «традиционном» стиле.

За объяснением столь необычного сочинения мы позвонили лично Софии Губайдулиной (она проживает в деревушке Аппен под Гамбургом), тем более, что слушатели очень заинтересовались авторской задумкой:

— София Асгатовна, расскажите немного о «Танцовщике»...

— Произведение написано лет пять назад и посвящено оно одному известному американскому скрипачу, который на тот момент отмечал юбилей и завершал свою карьеру в рамках квартета. Исполнил же «Танцовщика» на тот момент Гидон Кремер.

— Опус визуально как бы разбивается на две части — этакая модернистская (когда пианист дергает за струны) и «удобоваримая» для уха...

— На самом деле, это одночастная вещь. В ней показана глубокая драма скрипача, драма всей его жизни, когда он хочет (или должен) пройти по канату. То есть опус вращается вокруг судьбы именно скрипача, а фортепиано лишь сопровождает нас в этом путешествии. И тут, правда, есть некие две части: сначала пианист (не дергая!) водит по струнам стеклянным стаканчиком. Глиссандируя с верхнего регистра до самых низких струн. И вот когда доходит до нижнего регистра, эти струны с обмоткой начинают звучать очень грозно. Как что-то очень страшное. То есть скрипач в это время (и это слышно в его игре) идет по канату, по лезвию; идет контрастная партия — с одной стороны неуверенность скрипача, с другой — угроза, идущая от фортепиано. И после этого мучительного противопоставления в один момент наступает кульминация: пианист садится за клавиатуру, продолжая путешествие, напротив, от нижнего регистра к верхнему в стиле этакого хорала... и на этом фоне наш главный герой — скрипач — приходит к... танцу на канате.

— Действо было, скажу вам, завораживающее...

— Это вообще непростое дело — слушать музыку. Причем, не только новую. Нужно иметь талант слушания. И надо очень сильно сосредоточиться, чтобы вникать в звуковую субстанцию. А путеводитель в этом путешествии, конечно, очень помогает.

— Стаканчик пианистка могла взять любой?

— Конечно, лишь бы звуки были глиссандирующими, кстати, поперек струн. И ритм пианиста чем-то должен напоминать ритм того, что делает в этот же момент скрипач. И постепенно эта ритмическая палитра перерастает в угрожающую атмосферу, когда становится страшно... музыкант (или шире — вообще художник) входит в свою судьбу, являющую не что иное как танец на канате. Все мы проходим этот невероятный путь по острию ножа... Передайте исполнителям мою благодарность!

Ян Смирницкий, Ярославль