Евровидение: «путинская блондинка» Гагарина обезоружила австрийцев

«Все как-то по-особенному заботливы, даже чересчур, будто хотят уберечь от чего-то»

18.05.2015 в 18:19, просмотров: 107584

Завтра в Вене стартует почти недельный конкурсный марафон «Евровидение-2015», с двумя полуфиналами и гранд-финалом, на котором нынешняя Queen of Austria/Королева Австрии (как величает ее сама страна, знающая толк в имперском вкусе роскошных монархий прошлого) Кончита Вурст передаст кубок победителя и бразды правления евровидийным королевством следующей королеве или королю.

Евровидение: «путинская блондинка» Гагарина обезоружила австрийцев
фото: Артур Гаспарян

Впрочем, практика, которая, как известно, и есть критерий истины, подсказывает, что ни в прошлом, ни, стало быть, в будущем ни одна страна-победительница «Евровидения» не смогла и не сможет повторить тот несусветный восторг, в который Австрия погрузилась на целый год после прошлогодней победы своей экстравагантной посланницы — «женщины с бородой» Кончиты Вурст, разворошившей наш общий евромузыкальный дом, как косолапый Потапыч пчелиный улей, и разделившей страны «Евровидения» (правда, в пропорции абсолютное большинство и одинокое, хотя и большое по физическому размеру, меньшинство) на непримиримые и враждебные лагеря: за и против «толерантности, творческой и личностной свободы», которые в версии «против» трактуются «торжеством духовной скверны и последней стадией разложения гейропы».

Впрочем, все, кто приехал в Вену, даже из числа брезгливых ненавистников женской волосатости, не могли не заметить, что разлагается все в «гейропе на последней стадии» как-то чистенько, без привычных нам пыли и грязи, уютненько, ухоженно, благостно, хлебосольно, дружелюбно, весело, открыто, расслабленно и часто под радостный детский смех со счастливыми и влюбленными друг в друга молодыми родителями, которых, как ни удивительно, в Вене, кажется, не меньше, чем вездесущих голубей, не говоря уже про геев.

фото: Артур Гаспарян

Детки с родителями в восторге, а то и с иронией (но добродушной, не злой), разглядывают витрины кондитерских лавок процветающего мелкого и среднего бизнеса, тыча пальчиками в роскошные и огромные торты с кремовыми розочками, вензелями и аппетитной, из разных цветов шоколада головой бородатой женщины Кончиты Вурст, которую хочется сразу если не съесть целиком, то хотя бы надкусить.

Крупнейший банк Австрии на каждом углу имперской Вены (надо полагать, и за пределами столицы) именно образом и призывным жестом Кончиты предлагает населению самые привлекательные вклады и кредиты. В книжных витринах на самых видных местах выставлены уже две (!) толстенные книги с портретами бородатой «Королевы Австрии»: одна о ней, другая — ее собственный писательский экзерсис о непростой судьбе и пути к звездам. Жаль, обе на немецком, а то бы зачитал до дыр.

Музыкальные же магазины привлекают покупателей огромными витринными инсталляциями дебютного альбома «Кончита», выпущенного аккурат к «Евровидению», газетные и журнальные обложки пытаются переплюнуть друг друга в глянцевой роскоши бородато-королевского лика, а аккредитованным журналистам организаторы конкурса положили, помимо банальных справочно-сувенирных безделушек, в фирменные сумки еще и по упаковке сосисок. Ведь фамилия Вурст, взятая в качестве сценического псевдонима певцом Томасом Нойвиртом, и есть «сосиска» в переводе. Самоирония — великая вещь!

Это, собственно, я к тому, что ни одна страна не носилась со своим победителем «Евросонга» как с писаной торбой так, как Австрия, а часто даже пытались принизить значение своей победы и ее героя, как, например, было у нас с Биланом. А ведь Вена по большому счету мировая столица музыки, где рождались величайшие шедевры из-под перьев Моцарта, Бетховена, Гайдна, Малера, Шуберта, Штрауса и др. Ретрограды бы у нас, конечно, всплеснули ручками и закудахтали в гневной злобе: мол, чем все закончилось — похабной Кончитой с похабным «Евровидением»! Но, наверное, и не придумать лучшего места для юбилейного, 60-го «Евровидения», а вышеназванные классики, к счастью, творили в Вене, а не в Клину, и знаменитая Венская опера устроила по случаю «Евросонга» фантастический концерт Pop Meets Opera («Поп-музыка встречается с оперой»), где под завораживающий аккомпанемент блистательного оркестра Венской оперы участники из Норвегии, Венгрии, Кипра исполняли свои конкурсные песни, а Кончита Вурст (в соответствующем, разумеется, образе бородатой женщины) — свою уже культовую Rise Like A Phoenix. Потом произнесла прочувствованную речь о «большой чести стоять на этой сцене», утонувшую в овации, а после случились кульминация и катарсис в одном флаконе: мировой тенор №1 Хуан Диего Флорес с одной стороны, наша восходящая оперная дива Аида Гарифуллина — с другой, между ними Кончита, по бокам — все участники ивента, взявшись за руки, так затянули Libiamo ne'lieti calici из «Травиаты» Верди, что публика повскакивала с мест, готовая убиться в обмороках. Кончита, правда, не пела, а только держалась за руки Хуана и нашей Аиды. «У Гарифуллиной звездный час, — промелькнула мысль в голове, — она первой подержалась за Кончиту!», а Полина Гагарина в это время наводила последние штрихи в номере Million Voices на одной из последних репетиций перед ристалищем.

Приезд Гагариной встретили в Вене поначалу настороженно. Местная пресса не без ехидной иронии задавалась вопросом: «Зачем Путин прислал нам блондинку на «Евровидение»? Это его секретное оружие?». Мы же, наблюдатели, помня, как неодобрительно букал, топал и свистел зал при каждом упоминании ведущими слова Russia в прошлом году в Копенгагене, за нашу Полину, конечно, переживали. Она же ангел!

Но Полина, ангел с одной стороны, а с другой — притягательно-сексуальная и безупречно красивая молодая женщина, очень быстро обезоружила и без того достаточно слабые «трепыхания» и сомнения. А песня Million Voices в ее исполнении ничего, кроме похвалы и восторгов, не вызывает, хотя здесь, не зная, кто она, мало понимают, что Гагарина могла бы спеть вещь и покруче. Но что есть, чем богаты, тем и рады. Миротворческий и толерантный посыл вирша, на контрасте с нынешним образом матушки России, тоже вызывает положительную реакцию. Вена расплылась в неге перед Гагариной и даже вечно скептичные журналисты на пресс-конференциях больше хлопали в ладоши, чем пытались задать каверзные вопросы.

Разве что на официальной церемонии открытия «Евровидения» в городской ратуше в воскресенье гей-активисты настырно пытались всучить нашей посланнице на красной дорожке радужный флажок (символ ЛГБТ-движения), чтобы она им помахала. Но Поля как-то изящно увернулась от неловкости, избежав возможного «милоновско-мизулинского» скандала.

Тем временем букмекерские ставки на Россию в этом контексте растут. Уже предсказывают не то что 5-6 места, что и так было подарком, а рассуждают о первой тройке и даже «заявке на победу, которую сделала Россия». Журналистский пул, со своей стороны, поставил Гагарину на первое место по прогнозам на исход сегодняшнего полуфинала. «О, сколько нам открытий чудных готовит «Евросонга» дух», — хочется теперь перефразировать классика.

Накануне первого раунда «евробитвы» Полина поделилась с «МК» настроением момента:

— Полина, насколько оправдались твои ожидания от увиденного и уже пережитого на «Евровидении»?

— То, как нас встречают в Вене, просто невероятно! Столько тепла, внимания! Все готовы помогать, как-то по-особенному заботливы, даже чересчур, будто хотят уберечь от чего-то. Но мне это очень приятно.

— Все с нетерпением ждали твой номер, завеса тайны вокруг постановки разжигала любопытство. Наконец мы увидели: абсолютная статика, но преподнесенная невероятно красивым образом. Хотя ты певица эмоциональная, а тут стоишь три минуты снежной королевой…

— Полное ощущение от номера сложилось, конечно, даже не во время исполнения на сцене на первой репетиции, а на просмотре записи в режиссерской комнате. То, как эта мизансцена — действительно статичная — подана и снята (телевизионной командой «Евровидения») — просто волшебство! Все работает на музыку, на текст, на содержание песни. Конечно, и Леша Голубев (режиссер-постановщик), с которым я давно работаю, большой молодец, и Юрий Аксюта как профессионал, который прошел не одно «Евровидение», очень помог, и все получилось так, как мне представлялось в самых сокровенных мечтах. Мы такую и ставили задачу, чтобы было трогательно, лаконично, просто, понятно и тепло. Мне кажется, мы добились этого эффекта даже при внешней статичности постановки.

— Получилась такая принцесса мира с посланием добра и любви многоликому человечеству в годину суровых испытаний…

— Ха-ха! Короны еще нет, но я надеюсь…

 

03:12

— Нынешний девиз конкурса – Building Bridges («Наводить мосты»). Ты уже навела мосты с другими конкурсантами, подружилась ли с кем-то? Здесь же такая движуха, тусовки…

Буквально вчера мы познакомились с Деброй Скарлетт, необыкновенной рыжеволосой девочкой из норвежского дуэта. Они оба (с Кетилом Морландом) очень позитивные, невероятно интеллигентные. А ее огненные волосы, конечно, вообще что-то необыкновенное! К своему стыду, я еще не увидела все номера в этой гонке, нет особо времени. Но видела белоруссов (дуэт Uzari & Maimuna). Совершенно невероятно поет парень из Азербайджана Эльнур! Я его спрашиваю: «Как ты так умеешь пищать? Даже я так не умею!» Феноменальный диапазон! Вообще все, с кем я встречалась, даже мимолетом, очень позитивные, все приехали получить удовольствие, а не вырвать, что называется, с мясом победу любой ценой.

Вот итальянцы (трио Il Volo) только какие-то самодовольные, я бы сказала. Но это, наверное, у них в крови. Они в восторге от себя, а мы от них, ха-ха-ха!

В общем, никакой остервенелой конкуренции я не чувствую, все занимаются своими делами, а если есть возможность отдохнуть, то делают это с удовольствием и самозабвенно.

Два дня назад мы были на грандиозном балу Life Ball (благотворительный фонд помощи больным СПИДом под патронажем Билла Клинтона. — Прим. «МК»). Все очень веселились, всех разглядывали: эти роскошные, невероятные, фантазийные золотые карнавальные костюмы, иногда даже шокирующие. Красивый праздник, и место сказочное — это ратуша, настоящий средневековый замок для принцессы!

— На этом балу вы с Анной Нетребко общелкались селфи, игриво и радостно хохоча. Что она тебе сказала, как напутствовала?

Она сама прямо как подбежала: давай-давай, давай скорее фотографироваться! А я же пела с Юсифом (нынешний муж оперной дивы, азербайджанский тенор. — Прим. «МК»), и они так восторженно: мы за тебя болеем, агитируем, если что надо, обращайся за любой помощью! Аня невероятно открытая… У меня здесь даже возникают какие-то ощущения детства, когда я была окружена вниманием, любовью со стороны самых разных людей.

Эту любовь я чувствую и вижу здесь буквально везде — и на улице, когда подбегают болельщики и прямо «отчитываются», кто сколько эсэмэсок за меня отправит, и сами, и их родственники, и со стороны коллег эту любовь чувствую.

Вот греки особенно меня ею как-то невероятно окружили — и сама Мария-Елена (Кириаку), и вся команда. Там же, в Греции, культ детей и культ любви, и они такие теплые, предупредительные, обходительные. Чувствуется, что это не наигранно, такое отношение невозможно сыграть. Какая-то сказка! Действительно атмосфера праздника.

— В первом интервью «МК» в день твоего «назначения» евроделегатом от России ты говорила, что намерена первым делом пожать руку хозяйке нынешнего евробала Кончите Вурст и даже расцеловаться с ней…

— Мне это еще не удалось! Такая суета! Хотела как раз на Life Ball это сделать, думала, мы все будем в одном помещении. А нас по разным отсекам развели. В общем, не удалось. Я помню, что ты просил…

— Просил?! Я спрашивал…

— Да нет, я бы и сама с удовольствием! Я ее не нашла просто, она исчезла! Никого не нашла — ни Шарлиз Терон, ни Шона Пенна, ни Мэри Джей Блайдж, блин!

— Ну и будут потом кусать локти! Когда ты победишь «Евровидение»…

Ха-ха-ха! Держите кулачки и ругайте меня, только не «безголосой дурой», о чем я уже просила (в прошлом интервью «МК»).

Вена.