Больше Доминика, меньше Джокера

Артист перешел от меланхолии к танцам

21.05.2015 в 18:33, просмотров: 3896

Он все чаще повторяет, что сейчас ему гораздо приятнее исполнять ласкающие слух мелодические партии, чем речитативы, но если говорить об эмоциональной окраске его песен, то они становятся все радужнее и светлее. Подтверждение тому — новый альбом «Дежавю», записанный спустя шесть лет с момента выхода дебютной пластинки «Реальные люди».

Больше Доминика, меньше Джокера
Фото: пресс-служба артиста

Доминик Джокер называет новую работу «синтезом старого и нового в одном прочтении». Есть в ней и интерпретация его любимой детской песни «Луч солнца золотого», названная «Солнце взойдет», и известная любовная трилогия «Если ты со мной», «Дышу тобой», «Лишь небо знает», и целый букет дуэтов: со Стасом Сацура, Самоелем, Джиганом и другими музыкантами. Альбом «Дежавю» получился насыщенным и многогранным, а главное — более жизнеутверждающим, чем первый. Артист рассказал «ЗД», почему он больше не оправдывает прозвище «царь-медляк», которое дал ему когда-то Влад Соколовский, как сочетать в себе качества двух знаков зодиака — Рака и Льва, а также из-за чего ему не дают покоя лавры классиков.

— Доминик, ваша первая пластинка вышла в 2009 году. Почему до выхода следующей продлилась такая большая пауза?

— Все эти годы я записывал синглы, и в какой-то момент их набралось такое количество, что логичным шагом стало выпустить второй полноценный альбом, в котором, по нашему внутреннему подсчету, есть пять потенциальных синглов. Они будут выходить в течение года в поддержку пластинки. В будущем я отойду от привычного формата выпуска альбома. У меня есть другие хитрые планы. (Смеется.)

— Почему решили сменить тактику?

— Время идет, все меняется, сетевые технологии набирают обороты. Информация распространяется с огромной скоростью. Радиостанции и телеканалы хотя и остаются одними из главных медиарупоров для массовой аудитории, тем не менее сами всё внимательнее следят за Интернетом. Все больше людей покупают музыку на различных сайтах, поэтому сейчас раз в полгода или в год целесообразно выпускать EP — мини-альбомы с небольшим количеством композиций. На них можно совмещать и синглы, и экспериментальные вещи, и какие-то интересные дуэты.

— Какая общая линия объединяет треки на пластинке?

— Это лиричный альбом. Неожиданно в моем творчестве появилась и танцевальная лирика, которая, кстати, сейчас достаточно прочно вошла в нашу жизнь как актуальное и востребованное публикой направление. Если говорить о смысле песен, в любом творчестве есть место и романтике, и социальной тематике, и просто легким композициям. То, что в России называется попсой, можно определить английским словосочетанием easy listening — «легко прослушиваемое». Я считаю, что такая музыка должна существовать. Люди слушают ее, чтобы расслабиться, отвлечься от повседневных забот. Когда человеку хочется поплакать, подумать о жизни или когда человек переживает какое-то непростое событие, он слушает грустную лирическую балладу, например. Когда ему хочется кричать от радости, делиться со всеми своим счастьем, он выберет, например, трек «Дышу тобой» — это радостная, светлая лирика. А если человек просто хочет потанцевать или почувствовать весеннее настроение, я думаю, он поставит песню Amaretto с моего нового альбома. Мы даже подумываем снять на нее яркий летний клип. Веселая танцевальная музыка для меня — неожиданный выбор направления, но почему бы нет? Наше творчество все-таки считается модным. (Смеется.)

— Какой бы легкой ни была музыка, при ее создании всегда есть критерии качества. Какие они для вас?

— Я всегда иронизирую над собой по поводу того, что я перфекционист. Именно поэтому у меня возникают длинные промежутки между выходом альбомов или синглов, пока я не доведу работу до того состояния, чтобы она нравилась даже мне, — это самое сложное. Я никогда не превозношу себя, любимого, и у меня нет мании величия. Конечно, я говорю на концертах, что мои отличительные черты — это умопомрачительная красота и фантастическая скромность, но это не более чем шутка. Я очень критичен к себе. Мне бы хотелось, чтобы песня нравилась мне с точки зрения и текста, и музыки, и качества. Я готов затрачивать огромные усилия, финансы и человеческие ресурсы, подключая к работе всю свою команду, чтобы добиться максимально лучшего результата. Это мой главный критерий при создании любого музыкального произведения.

— А как вы относитесь к критике со стороны? Прислушиваетесь к советам?

— Естественно. Я люблю конструктивную критику, когда человек может аргументировать свое мнение и предложить альтернативу: ты знаешь, мне это не нравится, и здесь бы я сделал так! А когда «баба-яга против» просто так — вот этого я не приемлю. Никогда не реагирую на подобные замечания.

— Как формировались дуэты на пластинке?

— По наитию. Например, мне позвонил Джиган и сказал: «Дом, у меня есть интересная идея, давай реализуем ее вместе — я прочту свою часть композиции, а ты споешь. Не буду кривить душой: я уже придумал текстовую основу и приблизительную мелодическую линию. Но ты можешь исполнить ее, как сам чувствуешь». И мы в итоге записали совместный трек. Дуэт с Самоелем появился в результате большой радости: он посвящен рождению дочки у его друзей. Песня со Стасиком Сацура стала данью нашей многолетней дружбе: я просто услышал какую-то минусовку, над которой он работал, начал напевать на нее мелодию, и вдруг мы стали спорить, как сделать лучше. Заранее мы и не договаривались ни о каком дуэте, но, придя к общему знаменателю, решили сделать его. На песню, которую написал мой друг Randi, лидер известной румынской группы Morandi, он попросил меня сочинить и исполнить текст на русском, тем более что она в стиле ритм-н-блюз, а по их мнению, я именно ритм-н-блюзовый артист. В общем, все складывалось спонтанно и одновременно очень органично. Ну и, безусловно, я верю в силу неба. Самое главное — не проходить мимо своей удачи и не упускать возможностей, которые предоставляет тебе жизнь, замечать их. Пока — тьфу-тьфу-тьфу, я даже постучу по дереву — моя удача меня не подводила.

— Вас устраивает та ниша, которую вы занимаете сейчас на современной сцене?

— Мне кажется, что творческого человека, а мне хотелось бы себя таковым считать, никогда не может полностью устраивать положение вещей на сегодняшний день. Мы на днях увиделись с моим старым другом Стасиком Пьехой, и он показал мне брелок с надписью «Общество спокойствия и душевного равновесия» и пошутил: «Ношу его с собой как напоминание. Сам уже не справляюсь». Я говорю это к тому, что, конечно, я всегда чем-то недоволен, хотя и отдаю себе отчет в том, что лучшее — враг хорошего.

— А как вы оцениваете общий уровень поп-сцены в России?

— Здесь я могу судить лишь субъективно. Если вы попросите меня абстрагироваться и представить себя простым слушателем, я отвечу. Мне кажется, общий уровень поп-музыки в России вырос в несколько раз. И даже не потому, что мы созрели, мы старались, мы мучились, просто время и конкуренция заставляют двигаться вперед, что-то создавать и уже не равняться на западные образцы, а придумывать новое, отличное от них. Раньше поп-машина была поставлена на рельсы и работала по принципу «главное — вовремя повторить». Следуя такому принципу, мне надо было просто петь, образно говоря, какую-то одну песню, зная, что это хит, и повторять ее из раза в раз — «Если ты со мной», например. Но, понимаете, мне не дают покоя лавры классиков. (Смеется.) Я решил усложнить себе задачу и написать музыкальную любовную трилогию. Она началась с композиции «Если ты со мной», продолжилась песней «Дышу тобой» и закончилась треком «Лишь небо знает».

— Есть ли у вас рецепты написания хитов?

— Мне проще писать для кого-то, а не для себя. Сейчас я параллельно работаю над несколькими проектами: один женский, другой мальчиковый, и там мне легче решить, как должно быть. Здесь играет роль не столько профессионализм, сколько вечные сомнения. Я родился на границе двух знаков зодиака — Рака и Льва. Когда я веду какие-то проекты, во мне преобладают качества Льва: я четко знаю, куда идти, что делать и о чем с кем говорить. Когда же я работаю над своими синглами или альбомами, мне очень сложно определиться с тем, как нужно действовать. Было нелегко отходить от первого альбома 2009 года. Он полон какой-то мрачной социальной лирики. Я переслушивал его в записи несколько раз. Там очень много безысходности, грусти, мало открытого счастья, такого, чтобы хотелось смеяться и кричать о нем на весь мир. Влад Соколовский как-то шутил надо мной, он говорил: «Есть царь-пушка, а есть царь-медляк — это ты». Сейчас стало гораздо больше радужных композиций. Если мой первый альбом можно было назвать «бежать и плакать», то новый — «смеяться и скакать». И, конечно, мне очень повезло, что моя публика растет и меняется вместе со мной: мы мыслим с ней одинаково.