В Каннах показали порно в 3D

Фестиваль охватила меланхолия и сонная болезнь

21.05.2015 в 18:12, просмотров: 209805

На 68-м Каннском кинофестивале в программе «Двухнедельник режиссеров» показали картину литовского режиссера Шарунаса Бартаса «Покой нам только снится». На литовском звучит иначе. Это что-то вроде «Места для нас в наших мечтах». Шарунас учился во ВГИКе, а фильм снял на литовском и русском языках. Еще одна громкая премьера — эротическая драма Гаспара Ноэ «Любовь», в которой интимная близость показана во всех подробностях, да еще и в 3D.

В Каннах показали порно в 3D
Кадр из фильма «Покой нам только снится».

Зрителя, входящего в зал программы «Двухнедельник режиссеров», встречает огромный портрет украинского режиссера из Симферополя Олега Сенцова, арестованного год назад по обвинению в занятии терроризмом. Детали случившегося до сих пор остаются неизвестными. Олег смотрит прямо с экрана в зал. Надпись, в том числе и на русском языке, гласит: «Свободу Олегу Сенцову». Также указано, что он содержится в российской тюрьме с мая 2014 года. В его защиту не раз выступали ведущие кинематографисты мира, а Никита Михалков на закрытии ММКФ год назад пообещал посодействовать его освобождению. Но ничего с тех пор не изменилось.

Картина Шарунаса Бартаса «Покой нам только снится» рассказывает о нем самом. Он сыграл главную роль — 50-летнего мужчины, приехавшего в укромный уголок, в сельский дом с 16-летней дочерью и своей новой подругой. Девочку сыграла дочь Бартаса и русской актрисы Кати Голубевой Ина-Мария Бертаре. Они удивительно похожи с мамой: те же бездонные глаза и овал лица. На экране — портрет Кати Голубевой. И весь фильм словно реквием и посвящение ей. Екатерина Голубева ушла из жизни в августе 2011 года в Париже при странных обстоятельствах. Ее тело обнаружили на окраине города. Ей было 44 года. Версий случившегося было несколько, включая депрессию, которую в Европе называют меланхолией. Похоронена Катя на кладбище Пер-Лашез. С Шарунасом Бартасом она познакомились во ВГИКе, вместе они приезжали на Каннский фестиваль в 1996 году с его картиной «Нас мало». Она снималась у французских режиссеров Клер Дени, Брюно Дюмона, Леоса Каракса, ставшего потом ее мужем и отцом дочери Анастасии. Вместе с Шарунасом она работала у Каракса в картине «Пола Х», а потом приезжала в 1999 году в Канны. Свой фильм «Корпорация «Святые моторы» Каракс посвятил Кате. Теперь ее образ присутствует в новой картине Бартаса. Для него это своего рода терапия, попытка осмыслить пережитое. Становится даже не по себе. В какой-то момент в деревенском доме появляется еще одна женщина из прошлого. Сыграла ее российская актриса Клавдия Коршунова. Ее монолог словно слетает с уст самого Бартаса — все те же размышления о себе и жизни. Зал аплодировал минут десять. Послание было очевидно. А рядом с Шарунасом стояла его дочь, для которой фильм наверняка стал испытанием. Катя Голубева не дает покоя и после своего трагического ухода.

А в первом часу ночи вне конкурса показали картину французского режиссера аргентинского происхождения Гаспара Ноэ («Необратимость») «Любовь», снятую в 3D. Конечно, это не эротика, а чистой воды порнофильм. Но Ноэ не был бы Ноэ, если бы ограничился лишь сценами откровенного секса. Самое смешное, что его герой в исполнении Карла Глусмана — молодой кинорежиссер (если не врет), мечтающий снять фильм о любви и сексе. Напоминает он бездельника. Его простое лицо не обременено проблесками интеллекта, но с женщинами он управляется лихо — в постели, лестничном пролете, туалете. Он проходит все любовные испытания, включая секс втроем и незабываемую встречу с женщиной с мужским достоинством.

3D особого эффекта не дает. Главный фокус — нацеленный в зал мужской детородный орган, орошающий публику влагой. Он как дуло пистолета — стреляет прямо в цель. Кое-кто поспал всласть на этом фильме. Вообще всеобщая дрема — примета нынешнего фестиваля. Люди впадают в странную спячку. Они как солдаты в фильме Апичатпонга Вирасетакула «Великолепное кладбище» из программы «Особый взгляд» — тех тоже охватила сонная болезнь. Перенасыщенная жизнь, просмотр по 5–7 фильмов в день выбьют из привычного ритма любого.