«Ученики грушевого сада» умеют петь фальцетом

На Чеховском фестивале показали древнейшую китайскую оперу

27.05.2015 в 17:38, просмотров: 4040

Сцена в красных тонах с золотым шитьем изображает императорский дворец… В центре, на красном же полотнище, золотой иероглиф. Труппа театра фучжоуской оперы начала готовиться к Чеховфесту еще за два года до его начала. До этого во Франции, Японии, Сингапуре, Малайзии артисты показывали только отрывки. И вот впервые «Женщины-генералы семьи Ян» представлены за рубежом в полном виде. Этот спектакль оказался самым древним в самом что ни на есть прямом смысле этого слова, из всех привезенных на Чеховский фестиваль. Ведь история театра фучжоуской оперы насчитывает более четырехсот лет.

«Ученики грушевого сада» умеют петь фальцетом
Фото предоставлено пресс-службой фестиваля.

Хотя утверждать, что спектакль представлен в полном виде можно лишь условно. Фучжоуская опера не имеет границ — может идти хоть целый день. Находясь на этом представлении, будто бы переносишься на столетия назад. Ведь за четырехсотлетнюю историю здесь почти ничего не поменялось…

Вообще-то опера Мин в Фучжоу — одна из разновидностей китайской оперы, и очень похожа на оперу пекинскую: на первый взгляд отличия самые минимальные, и для неискушенного зрителя вовсе неразличимые. Разница в нюансах. Фучжоуская опера поется на местном диалекте и отличается произношением, принятым в этом регионе, а кроме того, немного другой подачей движения. А если погружаться в глубь веков (в случае с китайской оперой это необходимо), то корни такого вида искусства восходят к III веку н.э.

Одной из самых ранних форм китайской оперы была опера Цаньцзюнь времен Троецарствия. Но более-менее оформилось это направление во времена династии Тан, в правление императора Сюань-цзуна (712–755), открывшего первую известную оперную труппу в Китае под названием «Грушевый сад». Эта труппа находилась под личным императорским покровительством. И до сих пор профессиональных оперных исполнителей в Китае называют «ученики грушевого сада».

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля.

У «учеников грушевого сада» все условно: если герой, к примеру, скачет на коне, то артист идет по кругу, помахивая орнаментально разукрашенной плеткой. При этом китайская опера ничем не напоминает европейскую. Традиционная манера пения, часто переходящая в речитатив, показана в опере в очень широком диапазоне — от колоратурного сопрано и просто визжащих для европейского уха нот и фальцета, до баса. В оркестре (расположен за кулисами) всего 14 человек. Из инструментов здесь — гонги, трещотки, сделанные из бамбука, а также китайская флейта. Один из основных инструментов, который и ведет лирическую линию действия, это скрипка: эрху — так называется вторая скрипка, узинку — первая. В «Женщинах-генералах семьи Ян» используется только эрху. Самые же главные инструменты здесь — барабаны разной величины. Главный барабанщик и руководит оркестром, а ориентируются музыканты не на ноты, а на цифры.

Действие пьесы «Женщины-генералы семьи Ян» переносит нас в Китай XII века, на сцене война между династическими княжествами Сун и Ся. Артистов на сцене 45, и они не столько поют, сколько говорят (перевод на электронном табло над сценой):

— Мы слышали печальную весть о кончине сына и мужа. Как страшно, но мы не должны расстраивать матушку! — говорят два появившихся на сцене и похожих друг на друга персонажа. Один с длинной белой бородой в красном расшитом халате, другой — с черной, и халат у него синий… Символика цвета очень важна для китайской оперы. Цвета костюмов из тончайшего шелка с красивейшей орнаментальной вышивкой, а также грим (который накладывается более 2 часов) напрямую связаны с характером и социальным статусом каждого героя: красный цвет символизирует верность и храбрость, зеленый присущ людям пожилого возраста, золотой — цвет вельможи, а желтый — и непременно с изображением дракона — императора.

Очень важно в китайской опере и такое понятие, как амплуа. Оно присутствует и в европейском театре, но не так строго соблюдается. Здесь же это краеугольный камень всего действия. Без знания секретов амплуа действие зачастую сложно понять. Персонажи делятся на четыре основных вида и различаются по принципу пола, возраста, индивидуальных особенностей. Основные типы действующих лиц: шэн, дань, цзин (хуалянь) и чоу. У каждого амплуа кроме грима, наряда и украшения своя манера движения и партии (у одних — более сложные, вокальные, у других — разговорные). Женские амплуа, называемые «дань», как и все роли в китайской опере, исполнялись мужчинами. Исторически это произошло из-за запрета исполнять подобные роли женщинам, наложенного в 1772 году императором Цяньлуном. Карьера актера-дань была коротка, всего какие-то пять лет.

При этом актеры, исполнявшие эти партии в XIX веке, зачастую подрабатывали проституцией и после выступления дань отправлялись к своим любовникам. Любовные отношения между молодыми актерами и знатными патронами рассматривались обществом как форма любви и заботы о первых, столь сильной, что преодолевает классовые различия. Появилась даже промежуточная профессия актера-проститутки — «сянгун». Дань считались идеальными женщинами: юными, скромными, с маленькими ножками (однако мужчины не бинтовали ноги, а надевали маленькие башмачки на пальцы ног, поднимая пятку).

Во времена Мао, в ходе революции традиционная китайская опера подверглась гонениям, и где-то начиная с послевоенного времени эти роли стали переходить к женщинам. Однако слабому полу здесь не позавидуешь: вес некоторых костюмов превышает 10 килограммов! А ведь еще надо двигаться, сопровождать действие мимикой и жестами. Поэтому добрая половина труппы — все же мужчины, которые исполняют теперь только мужские партии. Сцены боев, сконцентрированные в спектакле в основном во втором акте, самые зрелищные.

Естественно, есть в «Женщинах-генералах семьи Ян» и злодеи. Главный из них — царь западного Ся. Амплуа этого героя — Хуалянь — амплуа мужских персонажей с раскрашенным лицом, которые также именуются цзин (в китайской мифологии — оборотни) — злодеи, которые потому и получили второе название «хуалянь» — «раскрашенное лицо». Четвертое амплуа Чоу — комическая второстепенная роль, для людей с невысоким социальным статусом, как и все остальные амплуа, тоже представлена в спектакле.

При этом диалоги в этом патриотическом эпосе проще некуда. Но в китайской опере, как и во всякой, главное — не что говорят герои, а как они говорят. И как поют или владеют мимикой… Форма тут превалирует над содержанием. С этой стороны — работа артистов мастерская: древними техниками пения и жеста овладели в полной мере.

И самое главное… Несмотря на некоторую, вполне очевидную примитивность сюжета, это условное зрелище очень яркое, красочное и захватывающее. Впрочем, как и всякая китайская опера. Особенно хороши традиционные костюмы с четырьмя штандартами за спиной. А головные уборы, украшенные крупным жемчугом и двумя длиннющими, метра по два, фазаньими перьями, — редчайшее произведение искусства. Судя по шквалу оваций и крикам «браво» по окончании этого почти четырех часового представления (при этом никто не ушел), труппе Центра культурного развития оперы Мин в Фучжоу явно удалось передать московской публике все тонкости и красоту древнего китайского театра.