Актер Борис Каморзин: «Чтобы сыграть Чикатило, я не должен убить десять человек»

«Монах и бес» - почти комедия в мужском монастыре

01.09.2015 в 18:39, просмотров: 3024

После перерыва, вызванного отсутствием финансирования, возобновился заветный проект Николая Досталя «Монах и бес». Режиссер вынужден был вернуть часть средств, выделенных на производство фильма, поскольку снимать на них не было возможности, а найти дополнительные источники не было возможности. События этой необычной картины, практически комедии, происходят в России в первой половине XIX века в мужском монастыре. Роль Настоятеля сыграет актер Борис Каморзин.

Актер Борис Каморзин: «Чтобы сыграть Чикатило, я не должен убить десять человек»
Борис Каморзин на съемках фильма "Ледокол". Фото: предоставлено кинокомпанией "ПРОФИТ"

Вместе с монахом в монастырь проникает бес в человеческом обличьи, чтобы искушать главного героя. По словам Николая Досталя, многие события могут показаться неправдоподобными. Однако, почитав жития русских праведников, поверишь и не в такие чудеса. Съемки проходят в Вологодской оласти на территории Кирилло-Белозерского монастыря. Потом группа отправится в Иорданию, к Мертвому морю. Иерусалимский базар и площадь перед Храмом Гроба Господня воспроизведут в Крыму.

Борис Каморзин когда-то снимался у Николая Досталя, о чем и рассказал в нашем интервью, как и о других своих ролях и обстоятельствах жизни. Кого он только не играл: губернатора в картине «Два дня» Авдотьи Смирновой, водителя грузовика в «Счастье моем» Сергея Лозницы, совсем не хрестоматийного Костылева в современной адаптации пьесы Горького «На дне» у Владимира Котта. Недавно мы его увидели в роли главного редактора в «Конце прекрасной эпохи» Станислава Говорухина. Был он вахтанговцем – сам бог велел, поскольку закончил Щукинское театральное училище, работал в Московском ТЮЗе, «Содружестве актеров Таганки». Только что снялся в двух крупных кинопроектах - «Ледоколе» Николая Хомерики, с которым работал еще в «Сказке про темноту», и военной драме «Учитель» Сергея Мокрицкого. «Ледокол» основан на реальных событиях 1985 года, когда судно «Михаил Сомов» застряло во льдах, и экипажу пришлось выбираться из природного плена. Съемки проходили в Мурманске. Борис Каморзин сыграл полярника Беляева. «Учитель» снимался под Феодосией и посвящен событиям 1943 года. С этой работы мы и начали наш разговор.

«Сейчас уже нет такого, чтобы кто-то подходил и говорил: «Иди-ка сюда! Какой ты плохой. Зачем бабушку убил?»

– Ваш герой - предатель, гадина...

– Он — полицай, стал сотрудничать с немцами, но он - не то, что гадина, скорее слабый человек. По-своему любит односельчан, хорошо относится к главному герою — учителю Павлу. Они когда-то дружили, вместе играли в футбол. Мой герой хочет спасти людей и в то же время выслуживается перед немцами. Пытается угодить и нашим, и вашим. Мы с режиссером Сергеем Мокрицким решили не делать из него откровенного подонка. Он приспосабливается к обстоятельствам, для него это способ выживания.

– Можете такого человека понять и оправдать?

– Честно говоря, могу. Не судите да не судимы будете. Никто из нас не знает, как себя поведет в той или иной ситуации. Легко говорить: «Да я бы на его месте! Как он мог?» Подожди, дорогой, вначале окажись в подобных обстоятельствах, а мы посмотрим, как как ты проявишь себя.

– Актеру Виктору Павлову, игравшему предателей и малоприятных людей, частенько кричали вслед: «Ах, ты предатель!»

– Я переиграл множество отрицательных персонажей. Но сейчас уже нет такого, чтобы кто-то подходил и говорил: «Иди-ка сюда! Какой ты плохой. Зачем бабушку убил?». Люди другие, время другое. Если узнают на улице, то просто здороваются. Но так, чтобы в лоб кто-то отождествлял актера с его персонажем, с этим я не сталкивался.

– В жизни вы - другой? Актер же ищет в себя черты персонажей, которых предстоит сыграть.

– По-моему, в жизни я — простой и бесконфликтный человек. Конечно, для любой роли актер ищет основу в себе. Как говорила моя бабушка, за шкурой нет - к шкуре не пришьешь. Если нет шлейфа жизненного опыта, собственного отношения к той или иной ситуации, то не сыграешь так, как нужно. Должно быть что-то в душе.

– Доводилось вам раньше выходить на площадку с обычными людьми, не актерами, как в «Учителе»?

- По-большому счету это не имеет особого значения. Актер должен делать свое дело. Когда находишься среди массовки и вокруг много непрофессиональных актеров, и кто-то смотрит в камеру, начинает действовать до команды «Начали!», - все это привносит некоторые неудобства. Если сельскому жителю надоело на площадке, он может встать и уйти. Ничего с этим не поделаешь. Но эти люди настолько искренни, и фактурны! Ничего не играют. Это же прелесть!

– Что такое простой знаете? Сами от чего-то отказываетесь?

– Отказался от съемок в популярном сериале «Молодежка». График двух проектов накладывался. При всем уважении к создателям «Молодежки», я выбрал фильм Сергея Мокрицкого. Хотя там больше съемочных дней и соответственно зарплата. Но интересно поработать именно в полном метре. У меня то густо, то пусто. Вечная актерская история. Последнюю зиму я сидел совсем без работы.

фото: Светлана Хохрякова
Борис Каморзин на съемках фильма "Учитель".

– Страшно было?

– Не то, чтобы страшно. Уже есть возможность какое-то время передохнуть и ничего не делать. Но все хорошо до определенного момента. А потом становится неприятно, начинаешь думаешь, что же дальше? Но с апреля жизнь пошла.

– Профессия не тяготит? Есть от нее радость?

– Десять лет я отработал в разных театрах. Мне этого хватило. К счастью или к сожалению, в театре давно не работаю. Стал свободным художником. Радость от профессии, конечно, есть. Пока отказываюсь от многих театральных предложений, разве что в антрепризных проектах участвую. Зато снимаюсь в кино и прекрасно себя чувствую.

– У Николая Досталя возобновился проект, от которого он вынужден был отказаться...

– Просто не было денег на его осуществление. Теперь все налаживается. Продюсером стал Игорь Толстунов. Это замечательная история, и у меня одна из главных ролей. Кстати, первую роль в кино — маленький эпизодик - я сыграл у Николая Досталя в фильме «Облако-рай». Был тогда молодым и неопытным актером. С тех пор Досталь меня не приглашал. Как мне показалось, я себя не очень проявил в работе над «Облаком-рай». А полтора-два года назад раздался звонок, и Николай Николаевич сказал, что хочет со мной еще поработать. Я очень этому рад.

«Актер хочет нравиться. Можно назвать это женской чертой»

– Много колесите по стране?

– Когда работаешь на нескольких проектах, забываешь, на каком свете находишься. Сегодня — Крым, послезавтра — Питер, потом — Минск, Владивосток, до недавнего времени - Киев и Одесса. Случается, что дома не бываешь, поспать некогда. Используешь для этого любую возможность - в самолете, во время обеда на съемках. Вернешься с площадки и падаешь в гостиничном номере. Кто-то приглашает прогуляться, посидеть-поговорить. А мне бы лечь, чтобы утром в нормальном состоянии опять в кадр.

– Чего вам кино не додает?

– Кино — технологичный процесс. Подошел сюда, глаза чуть в сторону, отошел, чтобы плечом не загораживать камеру. Не хватает, как мы говорим, актерских пирогов, возможности спокойно разобрать роль.

– Что же тогда хорошего в вашей профессии? Вы сегодня целый день простояли под солнцем и дождем, много раз повторяли одну и ту же сцену.

– Не каждый раз работаешь в таких условиях, с участием массовки. Чаще все происходит в камерной обстановке. Я люблю свою профессию, привык к ней. Мне нравится атмосфера на съемочной площадке, хотя она бывает и муторной. Снимать кино — тяжелый труд. Мало, кто это понимает. В конце концов, за что любят? Да не за что-то, а вопреки.

– Но энергетически актеру тяжело?

– Очень. Вокруг тебя много людей - осветители, гримеры, костюмеры... Каждый чего-то спрашивает, а ты должен держать в голове текст, уметь правильно его произнести, в любой момент включиться в процесс.

– Погружаясь в роль, не забываете, кто вы есть на самом деле?

– Есть актеры, которые говорят: «Я так отдался роли, так перевоплотился!» Да ерунда все это. Значит, ты — непрофессиональный человек. Все равно это игра, не жизнь. Чтобы сыграть Чикатило, я же не должен пойти и убить десять человек.

– Актер хочет нравится. Ничего с этим не поделаешь. Накладывает такая женская черта отпечаток на мужской характер?

– Естественно, актер должен иметь успех, хочет быть узнаваемым, нравиться. Это заложено в профессии. Так что вы правы. Можно назвать это женской чертой.