Автор книги про одурманившегося Суслика: "На моем бедолаге клеймо "наркоман"

Детский писатель Альберт Иванов считает претензии силовиков несправедливыми

16.05.2016 в 18:39, просмотров: 11697

На днях литературные круги потрясла новость — героя цикла детских книг о приключениях Хомы и Суслика обвинили в пропаганде наркотиков. Скандал подняла молодая мама: ее до глубины души возмутило, что в сказке «Как Суслик одурманился» упоминается конопля и рассказывается о том, как зверек ее использовал, а друзья спасали его от пагубной привычки. Подняли на уши депутатов, ФСКН, прессу, прокуратуру. И суд усмотрел в сказке пропаганду наркотиков. Тираж из продажи в Брянске изъяли — целых три книги. Директору за пропаганду наркотиков — штраф 40 000 рублей. Вслед за Брянском возбудился и Липецк. Здесь тоже отправили сказку на экспертизу по жалобе  бдительных родителей.

Автор нашумевшей книги — известный детский писатель Альберт Иванов, а про Хому и Суслика снято множество мультфильмов, всего в этом цикле 320 произведений. А чего стоит другая его знаменитая сказка — «Крылья, ноги и хвосты»! «МК» навестил автора и узнал его точку зрения на происходящее.

Автор книги про одурманившегося Суслика:

— Читали заголовки? На моем бедолаге Суслике клеймо — наркоман, — сокрушается Альберт Анатольевич. — На весь Интернет! Первая книга о Хоме и Суслике вышла в 1975 году, а в 2016 году Суслик вдруг в одночасье оказался как бы врагом детворы. Причем ведь это неправда. Он только начал увлекаться дурманом, и его вовремя спасли друзья. Что же это такое? Свободу Суслику!

— Считаете, что пострадали честь и достоинство Суслика?

— Да. Претензии несправедливы. Знаете, что особенно любопытно? Впервые эту сказку опубликовали в книгах в 2007 году. И никаких нареканий не было. Почему сейчас, спустя девять лет, появились? Впрочем, риторический вопрос.

— Альберт Анатольевич, расскажите, откуда в детской сказке взялась конопля? Как у вас возник замысел?

— Сами родители меня как-то на встрече и попросили предостеречь, высмеять возможные увлечения их детей всяким дурманом: клеем в пакетах, спайсами и так далее. Сказка «Как Суслик одурманился» — ответ на их просьбу. Сами посудите, как о такой теме можно молчать: то и дело по телевизору показывают младшеклассников, которые дышат клеем в пакетах. Детям наших знакомых на телефон приходит смс-рассылки с текстом «закажи любую травку!». Но даже если бы родители и не обращались, я бы все равно написал на эту тему. Нельзя прятать голову в песок от назревших проблем.

— Соглашусь, что о наркотиках надо говорить до того, как дети узнают о них сами.

— Вот и почитайте про моего Суслика. В сказке всего четыре страницы, и только на первой говорится о том, как он увлекся коноплей. Но друзья уже сразу пытаются его отговорить. Это сказка не столько о том, как он увлекся, сколько о том, как друзья от этой пагубной привычки его в дальнейшем отучили. Написано также о том, что животные сторонятся мест, где растет дурман. Рассказал еще о летучей мыши, которая после конопли разбилась о фонарь.

— Из комитета по наркоконтролю пишут: «в книге «Высокая скала Хомы и Суслика» содержится информация о конопле как о наркотическом средстве и о способах употребления конопли в качестве наркотического средства — вдыхание запахов конопли через нос и путем курения».

— Вы пробовали нюхать коноплю? От того, что вы ее понюхаете, с вами ничего не будет. Да, Суслик ее нюхал и одурманивался, но это сказка, а не реальность. Что в России из конопли делали? Морские канаты, парусные шкоты, потому что не впитывают влагу, они самые прочные. А про курение здесь вообще ничего нет, мои зверьки коноплю не курят, они дыма боятся, так же, как огня!

— А вот прокуратура заключает, что в книге «содержится информация о различных последствиях, наступающих после ее употребления, в том числе позитивных». Суслик ведь действительно говорит друзьям, что у него «настроение поднимается» и видятся «веселые и живые картины, и во сне и наяву».

— Так ведь коварство наркотиков — в том, что вначале они завораживают. Дети должны знать опасные последствия. Если об этом явлении не говорить, то как с этим бороться?

— Но неужели вам не приходила мысль, что такая опасная тема в детской литературе может вызвать кривотолки?

— Когда сказку писал, то не думал, что к этому могут придраться. Здесь же борьба со злом идет, борьба ПРОТИВ наркотиков, а не ЗА них. Меня другой момент заставил задуматься. Там сказано про то, что друзья решили нарядиться привидениями. А где они эти балахоны достали? Сняли в деревне с веревки наволочку и из нее сделали. И я подумал: а вдруг скажут «воровству учит»? Подумал об этом и уточнил: а может, эту наволочку ветром на луг унесло? А они ее нашли. Видите, приходится выпутываться, в сказках даже.

— А как же свобода слова?

— Я могу написать о чем угодно. Все шишки сейчас пока получает издательство, которое это публикует. До революции какая у нас цензура была? Последующая. То есть выходит книжка, цензор ее читает и ставит печать «одобрено цензурой» или запрещает. При советской власти — предварительная цензура. Каждую книжку читали в специальном отделе, ставили штамп, если нет замечаний, и после этого ее печатали. А сейчас как?.. Сказка «Как Суслик одурманился» вышла 9 лет назад! Никто ничего предосудительного не замечал. Что такое девять лет? Тот, кто был в первом классе, теперь уже школу заканчивает. Вы уж оперативно определяйтесь, что можно упоминать, а что нет.

— Потому что если нельзя, то сразу возникнет много вопросов?

— Конечно! Я с ходу их задам. Что делать с Шерлоком Холмсом, любимым детективом детективов? В книгах о нем нередко говорится, что знаменитый сыщик брал шприц и «что-то» себе вкалывал, да еще посещал опиокурильни. Не нашлось на него «мамы», которая возмутилась бы тем, что читают ее дети! Давайте вспомним, чем кончились знаменитые «Три поросенка» — да они живьем волка сварили в чане с кипятком! В «Красной шапочке» волку вообще брюхо вспороли. Как к этому относиться? Так же и с Раскольниковым у Достоевского что делать? Человек с топором есть? Есть. Старушку и ее сестру убил? Убил. Получается, пособие по убийству, что ли? По такому принципу можно детективные фильмы запретить.

А тут такой повод. «Мы, мол, нашли пропаганду конопли, будем бороться». У меня, кстати, есть сказка и про курение. Я сам курил сызмальства, в 3-м классе начал, и меня так выпороли, что после этого лет двадцать не курил. Мало ли с чем приходится бороться. Скажу одно: сказку судить — это что-то новое. По-моему, такого не было на Руси. Выходит, ни о чем вредном вообще нельзя говорить. А писать — и подавно.

— А главное, возникает вопрос «А судьи кто?» Кто будет судить, что можно, а что нельзя? При официальном отсутствии цензуры. Ведь, насколько известно, одна серьезная экспертиза определила, что предъявленных нарушений в сказке о Суслике нет.

— Действительно, после этой шумихи была проведена экспертиза авторитетной гильдией специалистов-лингвистов, которая признала, что пропаганды наркотика в сказке нет. Их вывод как раз о том, что сказка «Как Суслик одурманился» — антинаркотической направленности. Комиссия экспертов также считает, что содержание сказки не дает оснований предполагать, что Суслик курил коноплю. Придираются в основном к самому слову «конопля». Как сказал мне издатель: «Зря вы написали это слово, лучше бы была просто дурман-трава». Причем оппоненты поменяли плюсы на минус. Сказка — о том, как отучили, а судят за то, что якобы научили.

— Может, есть какие-нибудь официальные рекомендации от профильных учреждений, как освещать в литературе такие темы?

— Есть! И издатель их изучал! На сайте ФСКН, мол, написано о том, что в качестве информативных материалов для формирования у детей негативного отношения к наркотикам необходимо использовать мультфильмы, детскую литературу, даже специальные компьютерные игры. Причем делать это нужно до того, как возникнет потенциальная опасность. Вот теперь мою сказку запретили, так дети в другом месте узнают о наркотиках. Парадокс.

— На суде издательство приводило эти доводы?

— По словам представителя издательства, там ничего не слушали и ничего не спрашивали, их интересовали ответы только на три вопроса. Есть ли упоминание о наркотическом веществе? Есть. Есть ли у Суслика какие-то видения? Есть. Нюхал ли он? Да. И сразу вынесли решение.

***

— Альберт Анатольевич, у вас больше трехсот историй о Хоме и Суслике, неужели ни одна из них никогда не попадала под опалу? Ведь были времена и построже.

— Что удивительно, нет, даже при советской власти. В книге «Приключения Хомы», вышедшей в 1975 году, есть сказка «Как Хома клетку нашел». И в этой клетке обрел… свободу. Просторная клетка: два шага влево, два вправо, с дверцей. И прославился: он что хочет делает, и ничего с ним сделать нельзя. Во все вмешивается. Стали хищники уговаривать его клетку продать. А он говорит: «Ни за что не расстанусь, она мне дороже жизни!» Вот так, в неволе он обрел свободу! Все спокойно прошло, никаких претензий не было. Даже мультфильм сняли.

— Но теперь вы задумаетесь, прежде чем писать что-то.

— Пусть придираются. И Корнею Чуковскому попало за его крокодила. Даже Марку Твену доставалось. Его Гекльберри Финн, дескать, украл негра!

— Если отвлечься от цензуры, приходится ли детским авторам подстраиваться под современные реалии? Проще говоря, быт Суслика и Хомы образца 75-го года отличается от 2000-х.

— Да к чему мне современные приметы? Это же больше из области фантазии. Конечно, я могу «научить» их говорить по телефону, на самокатах гонять, но зачем? Мне это не нужно, я хочу, что бы все было реально — лес, луг, ручей. Если говорю, что они встретили ондатру, то уточняю, как она выглядит, какой образ жизни ведет. При этом во всем есть выдумка — Хома и Суслик плывут на плоту, отталкиваясь шестом. Но тем не менее понятно, что встретили они ондатру, не выдра какая-нибудь.

— Но все-таки с неотъемлемыми сегодня предметами современности ваши неразлучные дружки знакомы? Телевизор, радио?

— С телевизором знакомы. Суслик однажды о чем-то спросил Хому: «Откуда ты это знаешь, Хома? — а он ответил: «По телевизору видел». — «По телевизору? Где??» — «В деревне, с забора. Окна в доме были открыты, хорошо видно и слышно».

— Про Пушкина они у вас знают…

— Знают. Даже их извечный враг, Лиса, однажды заявил: «А про меня Пушкин написал, я слышала, как в деревне во дворе школы стихи читали: «В багрец и золото одетая лиса».

— У нас санкции, война на Украине, а Хома с Сусликом по-прежнему дружат с забугорными родственниками.

— Еще до того, как мы с Украиной поссорились, у меня выходила сказка, как к Хоме в гости агрессивный хомяк приезжал из Диканьки — дальний родственник из ближнего зарубежья. Немецкие хомяки тоже навещали и, когда увидели настоящего волка, тут же удрали. Американский хомяк учить нас, дураков, в гости наведывался: я из штата Оклахомы, говорит. Суслик говорит — около Хомы, что ли?

— Вы недавно говорили, что ваши герои отрываются от «родителя». Что имеется в виду?

— Заимствуют! Персонажей, цитаты. Давным-давно я написал «Хорошо там, где мы есть». Это ведь тоже из цикла историй про Хому и Суслика. И пожалуйста — изречение стало названием одной из телепередач. Или вот сказка «Крылья, ноги и хвосты». Слышали по радио рекламу: «Крылья, ноги, хвосты? Нет, зубы!». Мол, приходите к нам в клинику лечить зубы.

— А к вам никто не обращался за разрешением?

— Нет. Наверное, думают, что меня уже давно на свете нет, вот и берут. Как будто из копилки какой-то.

— Боретесь?

— Нет. Пусть уходят куда угодно. Многие ведь даже чужих героев заимствуют. Вот сейчас у меня на полке десяток томов «Шерлока Холмса», написанных другими авторами. Возьмите Винни-Пуха. Сколько мультиков снято про него, но книга-то изначально была одна. Недавно фильм смотрел — «Дочь Портоса» называется. Сплошь и рядом такое.

— А Суслика с Хомой тоже берут?

— Еще как! У меня нет, конечно, монополии на сказки про хомяков. Но будьте добры, придумайте своему хомяку другое имя. Так нет же, берут известное — Хома! И даже сказки сочиняют с подобными сюжетами, и их не судят.

Кажется, это первый случай на Руси, когда судили сказку. Абсурд же? Вся сказка о том, как плохо быть наркоманом и как сложно с этим злом бороться, а обвиняют ее в пропаганде наркотиков. Ей-богу, настанут те времена, когда волк из «Ну, погоди!» тоже попадет на скамью подсудимых за курение и пьянство.