Видеть культуру в себе

Председатель Комитета по культуре ГД Елена Ямпольская ставит государственные задачи по Станиславскому

10.08.2018 в 19:32, просмотров: 2743

Есть известная искушённым западным маркетологам циничная формула вывода на рынок нового бренда – RAD. Это – английская аббревиатура алгоритма «Узнавание. Отношение. Решение». Такое жесткое правило означает, что первый шаг – это сделать продукт узнаваемым любым путём, даже с помощью эпатажа, скандала или жесткого компромата. Оценка будущих потребителей здесь несущественна – для известности все средства хороши. «Переводить бабушек через дорогу», «сеять разумное, доброе, вечное» - негодные методы для первого этапа такой технологии. К этому можно приступать лишь после обретения известности. Тогда третий этап заветной формулы - ажиотажный спрос - обеспечен. «Секретный» алгоритм подходит не только для полки супермаркета с массовым товаром, чье содержание зачастую не соответствует броской упаковке. Ничего или никого не напоминает в отечественной культуре и политике? Но, как и для любого правила, для этой формулы есть исключения. Именно так с современного «медийного» переводится понятие «эксклюзив».

Видеть культуру в себе

Интервью нового председателя Комитета Госдумы по культуре Елены Ямольской в эфире канала Вести ФМ 7 августа заряжает осторожным оптимизмом. Возможно, отечественная культура получила законодателя, которого можно причислить к тем исключениям, которые не подтверждают существующие правила, да, пожалуй, и не опровергают их. Парадокс? Отнюдь. Они просто создают новые. Что особенно важно, коль скоро речь идёт не о фаст-фуде, а о ключевой сфере государственной политики.

«Лично для меня, как человека, культура абсолютно всеобъемлюща. Абсолютно все, что мы видим вокруг себя, имеет отношение либо к культуре, либо к ее отсутствию», - заявила Елена Ямпольская. В этом чувствуется профессиональная школа. Очевидно, выпускница театроведческого факультета ГИТИСа, Ямпольская глубоко впитала требование Станиславского «видеть не себя в театре, а театр в себе», расширив смысл театра до универсального понятия «культура». Более того, она решила внедрить принцип «видеть культуру в себе» в работу всей Госдумы: «У нас в Думе, на мой взгляд, 26 комитетов по культуре. Их там всего 26. Я очень надеюсь, что мне удастся по представителю от каждого комитета втянуть в общую работу. Потому что это - самое главное сейчас». Эту мысль Елена Ямпольская уже высказывала в телеинтервью Владимиру Соловьёву. Два раза – не случайность. Цель как собирание осколков в целое, а разрозненных усилий отдельных комитетов в единый смысловой жгут – пожалуй, критическая необходимость такого нацеленного на осознанный стратегический результат подхода законодательного органа сформулирована впервые в мировой практике. И именно это, а не бутафорский пустой эпатаж сделали Ямпольскую объектом шквальной атаки либеральных СМИ, осознанно или инстинктивно исповедующих сформулированный Жванецким базовый либеральный принцип вечного недовольства настоящим: «Процесс – это жизнь, результат – смерть». На деле выдвижение кандидатуры Елены Ямпольской было далеко от эстрадной юморески.

«Просто сейчас мы живем в очень непростое время. Людям нужна стабильная картинка мира, прибитая гвоздями. Они знают, что: вот этот хорошо рукопожатный, а Ямпольская - это плохо. Поэтому даже когда я даю кому-то из либеральных СМИ комментарии, они очень часто не выходят, просто не выходят и все, они исчезают. Мне звонят и говорят: дайте комментарии по поводу изменений в закон о кинематографии, по поводу кинофестивалей. Я даю комментарий развернутый - он исчезает, он не нужен этому либеральному СМИ, потому что он им не годится», - такой закулисный секрет современной либеральной журналистики приоткрыла Елена Ямпольская слушателям радиостанции Вести ФМ.

С первых же шагов к новой роли председателя Комитета по культуре Ямпольская оказалась в прицеле критики, не инициируя скандалов в традиции современного политического маркетинга. Напротив, она умудрялась сохранять олимпийское спокойствие и проявлять снисходительную сдержанность даже к cамым ярым недоброжелателям: «Я к этому спокойно отношусь. Это - рабочий процесс». На вопрос ведущей программы о её отношении к «травле», Ямпольская отреагировала жёстко: «Я категорически открещиваюсь от этого слова. Что значит - травля? Я этого не люблю. Травля - это либо очень пафосно по отношению к другому, либо такое кокетство по отношению к себе: меня травят, пожалейте меня. Да не надо меня жалеть, мне сейчас можно только позавидовать. У меня впереди такие тонны такой интересной работы, я это все правда так люблю, я в таком кайфе, извините за это непарламентское выражение, пребываю от того, что сейчас реально в руках появились рычаги, чтобы изменить и улучшить чью-то жизнь».

Известно, что магнетизм сильной личности привлекает людей с неустойчивой психикой и вызывает ажиотаж в соцсетях. И к этому Елена Ямпольская относится с философской самоиронией: «Я тут читаю о себе какие-то измышления интереснейшие, и думаю: ну слушайте, ведь я становлюсь героиней легенд и мифов. Люди, желающие остаться неизвестными, описывают, какие фотографии стояли у меня на столе десять лет назад, в бытность мою работы в «Известиях». Кто-то, пожелавший остаться неизвестным, написал: «я так думаю, что у нее в жизни была какая-то личная драма, после которой она решила, что быть хорошей нельзя, а надо быть стервой…» Я это все читаю, глаза у меня лезут на лоб, но я думаю: ну Бог мой, это всего-то несколько человек в стране, про которых сочиняют такие легенды. То есть я прожила вчерашний день - прожила его сама. Я ездила в Думу, занималась делами, гуляла с собаками, ужинала с мужем, а человек посвятил этот день мне. Как Эдвард Станиславович Радзинский - про то, что Сталин «стоял у окна и думал». Я прямо даже возгордилась…»

Отвечая авторам легенд и слухов о ней, Елена Ямпольская сравнила себя с героиней Нонны Мордюковой в своём любимом фильме: «Гениальная «Простая история» Юрия Егорова. Для меня это школа женского управления. В тяжелые и жизни, я пересматриваю «Простую историю» в тысячный раз. С чего начинается: Сашу Потапову, героиню, в шутку, выдвигают в председатели колхоза. И там такой мужичок, главный тунеядец колхозный, говорит: «Не пойдеть, она по женскому делу слабовата». Мордюкова берет его за ухо, выкручивает со свойственной ей мощью и говорит: «Ты ко мне в окошко лазал? Я тебя пустила? Говори громче - пустила?» Он говорит: «Не пустила, не пустила! Ухо-то выпусти!» Все. Вопрос закрыт. Ребята, не вам заниматься моей нравственностью».

Тонкий момент: не успев занять кресло председателя Комитета по культуре, Елена Ямпольская моментально стала известна и зарубежной публике. Трогательную заботу о вверенной ей судьбе российской культуры неожиданно проявила западная пресса. В частности, итальянская “La Stampa” заявила, что российской культурой будет руководить националистка и сталинистка. И снова в эфирном радиоинтервью порадовала снисходительная, свойственная зрелому государственному деятелю, реакция Ямпольской: «Ничего страшного в этом нет. Я не знаю, что они подразумевают под словом «националистка». В шовинизме я никогда не была замечена. Наоборот, мне наши, так сказать, «настоящие» русские консерваторы, всегда ставили в упрек такие фразы, как, например, «никто не может нанести русскому человеку такой урон, как сам русский человек». Я всегда говорю, что мы за себя сами отвечаем. Мы не можем валить ни на чьи головы наши проблемы. Что касается темы Сталина: еще раз могу проговорить то, что рассказывала недавно у Владимира Соловьева. Фраза звучит так «Россию над бездной могут удержать две силы. Одна называется Бог, вторая Сталин. Давайте прибегнем к первой, пока не поздно». Речь идет о том, что либо внутреннее чувство - совесть, вера в Бога, что, удерживает человека, либо вынуждена вступать крепкая рука…»

Обращение к духовному стержню в устах председателя Комитета Государственной Думы по культуре Елены Ямпольской и то, с какой нетеатральной и - чего греха таить - не свойственной многим её коллегам искренностью она произнесла это в эфире, неожиданно показало человека в роли политика, а не наоборот. Пригодному для первого случая рыночному принципу «Узнавание. Отношение. Решение» здесь очевидно противопоставлена понятная священникам смысловая триада «Заповедь. Исповедь. Проповедь». Она означает главенство нравственного закона, изначальную проверку себя на соответствие ему, и только потом – назидание окружающим. Вот – прямая цитата из этого радиоинтервью: «Самовоспитание, самоограничения внутренние - это очень важно, на мой взгляд, для человека. Это, в том числе, то, чем должна заниматься культура… Деятели культуры, безусловно, должны оставаться теми, кому верят. Мы, как законодатели, должны обеспечить им такую возможность реализовываться. Может быть, для этого им надо поменьше ходить на разнообразные ток-шоу, поменьше посвящать публику в особенности и частности своей личной жизни. Ведь как известно, есть три способа влиять на человека: взывать к его разуму, воспитывать его чувства и просто поставить его в такие условия, чтобы он вынужден был поступать правильно. Между прочим, третий путь - он очень эффективный. Я бы рекомендовала всей нашей власти как можно чаще его применять.».

Такой подход даёт глубокую нравственную опору жизненному и профессиональному опыту, чтобы «сметь своё суждение иметь» о событиях, людях и явлениях, не зависимое от сиюминутной «левой» и «правой» конъюнктуры. Как, к примеру, о нашумевшей премьере балета «Нуреев» в Большом в постановке скандально известного режиссёра Кирилла Серебренникова. Ямпольская заявляет: «Я в молодости, когда Кирилл только появился, была поклонницей его безусловного таланта, я бы даже сейчас так сказала - его безусловной одаренности. Потому что, на мой взгляд, талант - это то, что во времени развивается. Я прошу прощения у поклонников Серебренникова, я не вижу, чтобы этот талант развивался. В какой-то момент его спектакли мне лично, театроведу дипломированному, перестали быть интересны. Я видела все время набор одних и тех же штампов. О «Нурееве» в Большом театре могу сказать, что мне в целом очень понравилось. Но самым слабым местом этого спектакля я считаю непосредственно режиссуру». И…никаких оргвыводов.

Это – к лейтмотиву либеральных СМИ о «рычагах цензуры в жёстких руках Ямпольской». В чужом глазу, как говорится… «Cейчас во всем мире, - считает Елена Ямпольская, - в эпоху толерантности пресловутой и политкорректности, не менее пресловутой, лютует такая цензура, какой не было Бог знает когда. Историю про то, как «Facebook» запретил Рубенса, все, наверное, знают. Это просто тупой технический фильтр. Обнаженная натура - мы в детали не вдаемся - исчезло вот именно это. С таким ханжеством, как сейчас, честно говоря я никогда не сталкивалась. Любое слово ставится тебе в упрек. Все время какие-то эвфемизмы, все время какой-то эзопов язык.

Когда вспоминают, что в Советском Союзе все говорили на эзоповом языке… Ребята, на эзоповом языке говорят в сегодняшнем интернете, в частности, в Рунете. Причем эти цензоры появляются сами, они снизу, это не государственная цензура. Добровольцы выходят на эту цензуру! Скоро мы перестанем говорить слово «больница», потому что в нем корень - «боль», не надо напоминать людям о боли… Но тут только одна проблема - ты человека не оцифруешь никогда, и он будет болеть, и он будет умирать, и в его жизни будут настоящие трагедии и настоящие драмы, но только упоминание об этих трагедиях и драмах полностью зачищается из публичного пространства из пространства искусств. Это нетолерантно, это неполиткорректно. Именно поэтому люди, ну, нескромно скажу, достаточно ярко владеющие языком, а я все-таки, мне кажется, имею какое-то основание себя к ним причислить - я журналист профессиональный и всю жизнь только этим, в общем-то, и занималась - они все время и попадают в этот поток гнева.

Как выяснилось в этом эфире канала Вести ФМ, Ямпольская начинает забег на длинную дистанцию с высокого старта – во время летних думских каникул держит аппарат своего комитета в напряжённом рабочем состоянии. Остаётся пожелать председателю Комитета по культуре Государственной Думы Елене Ямпольской продолжать, исповедуя пушкинское «хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца», выполнять главную миссию государства и его деятеля - работать на будущее народа. Настоящее будущее.