Группу «КняZz» чуть не спас «Бардак»

Обернувшись Царевной-Лебедь, певица МАРИНА ДЕРЯГИНА стала новым открытием культового фестиваля

11.10.2018 в 17:42, просмотров: 4658

Сочинские горы как магнитом притягивают MegaБит. Не успела я вернуться с Live Fest Summer, как снова оказалась в прямом смысле слова на высоте, посетив фестиваль «Арт-Платформа». Он стал приятной завершающей кодой сезона опен-эйров, и если первый — новичок в России, то у второго уже долгая и внушительная история. Началась она в 1994-м на Урале, продолжилась в Магнитогорске, а потом и в Москве. В разное время его участниками были «Агата Кристи», Lumen, «Мураками» и другие колоритные персонажи. В этом году фестиваль впервые прошел на новом месте в рамках «Октоберфеста», решил всерьез обосноваться здесь и стать ежегодным.

Группу «КняZz» чуть не спас «Бардак»
Фото: Юлия Гайсина

Члены жюри, в состав которого вошли ведущие представители музыкальной индустрии, отслушали 60 заявок от групп из разных уголков России и отобрали 14 финалистов, выступивших на фоне живых горных «декораций». Хотя песни многих отчетливо напоминали еще даже не забытое старое, некоторые музыканты проявили индивидуальность, разбавляя рок-н-ролл речитативами, регги, этникой и инди. Участники боролись за победу в трех номинациях — «Арт-академия», «Арт-дебют» и «Арт-мастер».

В первой без распределения мест отметили ностальгическую hard&heavy группу «ЧД» из Тореза, ставропольскую рок-команду «Крылья Ангела» и «Поколение Перемен» из Ростова-на-Дону. Во второй призы достались сочинским артистам: «бронза» — ребятам из «Лимпопо», описывающим свое творчество как «добрый, позитивный арт-наив», «серебро» — поп-панк-рок «ПроЕкту ПовиДло», а «золото» — коллективу Lost Bardos, который вдохновляется самой разной музыкой — от вальса до металла.

ANCKORA сделали индастриал поп-музыкой. (2-е место в номинации «Арт-мастер»). Фото: Ангелина Захарова, Дмитрий Любасюк

И все же главными героями фестиваля стали победители в номинации с говорящим названием «Арт-мастер», которых оценили за мастерство, харизматичность и самобытность. Московский «Бардак», исполняющий умный, но веселый и ироничный рок-метал-гранж, расположился на третьем месте. Золотую середину сумели найти его соотечественники из группы ANCKORA, доказавшие своим шоу, что смесь альтернативы и индастриала может так же заинтересовать массовую публику, как и поп-музыка. Певицу из Йошкар-Олы Марину Дерягину, которая получила Гран-при, члены жюри в один голос назвали открытием «Арт-платформы», а зрители не хотели отпускать с автограф-сессии после выступления.

Марина Дерягина получила Гран-при фестиваля «Арт-Платформа». Фото: Юлия Гайсина

Марина ДЕРЯГИНА: «Каждую жизнь можно превратить в шедевр»

Увидев эту певицу на сцене, невольно вспоминаешь «Слово о полку Игореве», когда Ярославна, поднявшись на высокую стену, призывала в помощь войску своего мужа все силы природы. Связь Марины с ними, кажется, так же сильна, и раскрыться на концерте, как цветку, ей помогали горы, ветер и солнце.

С горящими глазами она рассказывает о своем загородном доме, об эльфийской белой лошади, о том, что петь начала раньше, чем говорить, о сакральной песне «ПосвЕщение», текст которой появился на свет как будто из рукава Царевны-Лебедь. Первая пластинка, записанная с группой «Лаборатория ветра», вышла еще 12 лет назад, а сейчас в творчестве Дерягиной начался новый этап, на котором победа стала первым большим достижением.

— Марина, что ты вкладываешь в определение «фолк-модерн», называя так свой стиль?

— Фолк — это опора на корни, на абсолютные истины, которые можно назвать философскими, а можно просто общечеловеческими. Ко мне приходят такие мелодии, которые моя душа как будто слышала где-то, и когда эти звуки уже обретают форму песен, я чувствую, как они отзываются во мне и в слушателях. Слово «модерн» появилось потому, что все-таки мы не уходим в аутентику, как делают многие артисты, реставрирующие народное творчество, соединяем традицию с актуальным звучанием. Поэтому наши песни, тексты близки и понятны современному, даже неподготовленному слушателю. Я считаю, что все работает в симбиозе. Чтобы донести до людей свои идеи, поделиться своим мировосприятием, я выбираю доступные формы. В жизни у каждого и так хватает проблем, не хочется усложнять все и в музыке. Она должна просто проникать в сердце человека и вдохновлять его.

— Песни с первого альбома объединены общим лейтмотивом и настроением. Я слышала, что следующий ты хочешь сделать более эклектичным…

— Когда еще нет конечного результата, сложно предугадать, что получится в итоге. Есть музыканты, которые четко представляют себе, какой будет очередная работа, видят всю структуру, слышат каждую ноту, оттачивают каждую букву. У меня все происходит по-другому, но я точно знаю, что на второй пластинке будут композиции, родившиеся на местах силы — вблизи дольменов, там будут более эпичные вокальные партии. В творческом процессе уже задействовано много людей, мы начали сотрудничать с известным аранжировщиком Максимом Скворцовым (Татьяна Зыкина, «Новые Праздники». — Прим. авт.) и сами уже стали играть новые произведения на концертах, вдыхать в них жизнь.

— Совместимы ли для тебя искусство и шоу-бизнес?

— Не хочу говорить громких слов, но у меня в жизни все складывается так, что я добиваюсь своих целей. Это не только моя заслуга, просто в какой-то момент все сходится в одной точке, начинают помогать само пространство, люди… Главное — правильно ставить перед собой задачи и не ограничивать себя внутренне. Например, многие считают, что активная концертная деятельность несовместима с семейной жизнью, а на мой взгляд, все зависит от того, кто находится в паре: семья — это тоже творчество, как и вся наша жизнь. Каждую жизнь можно превратить в шедевр.

— А что мешает многим это сделать?

— Наверное, спекуляция на культурных и жизненных ценностях. Самое главное — это искренность, умение слушать себя, заниматься своим делом. Когда я не пою, не создаю музыку, мне становится плохо. Меня поддерживают мои музыканты — скрипачка Инна Плешакова, барабанщик Антон Шустиков, соло-гитарист Андрей Толешев, бас-гитарист Алексей Макаров, Константин Паскичев, который играет на акустической гитаре, флейте и в некоторых композициях поет со мной дуэтом.

В каждом человеке есть свой талант, главное — суметь его найти и раскрыть. Это касается абсолютно любой профессии. Если ты искренне отдаешь себя миру, реализуешь свое предназначение, потом приходит вознаграждение. Конечно, бывает трудно, но сложности можно воспринимать, как задачки по арифметике: если не получается их решить, не хватает каких-то исходных данных, значит, их просто надо найти.

Рок-группа «Бардак» взяла «бронзу» в номинации «Арт-мастер». Фото: Юлия Гайсина

«БАРДАК»: «Самый мощный протест — в том, чтобы говорить правду»

Впервые я встретилась с этой группой в одном из столичных клубов, где она выступала на одной сцене с командой «Монгол Шуудан». Это тот случай, когда осмысленная русскоязычная лирика сочетается с разноплановой музыкой, ориентированной на западное звучание, а эксцентричный имидж только усиливает эффект от услышанного. Гитарист Алексей Герасимов похож на прискакавшего из прерий ковбоя, солист, автор песен и ритм-гитарист Иван Есин — на запевшего и внезапно подобревшего Карабаса-Барабаса, а их дуэт с вокалисткой Верой Копыловой можно было бы назвать «Красавица и Чудовище». Другие участники команды — бас-гитарист Андрей «Дюша» Зябкин и барабанщик, перкуссионист Аргенгс-Кодек Гвела, чье имя лидер коллектива настойчиво призывал запомнить, производят на площадке не менее сильное впечатление.

Иван Есин («Бардак») готов был поделиться электрогитарой с Андреем Князевым. Фото: Юлия Гайсина

Сочетание в одной программе кавера на композицию Джо Кокера, песни «Рок-н-ролльная весна», где романтичный блюз переходит в микс из рока и ска, и, например, собственной версии «Бармалея» Чуковского для этих артистов — дело обычное. Во время шоу они забрасывают зрителей маленькими шоколадками в обертке с названием группы. Хотя одна такая плитка чуть не попала мне прямо в голову, я решила не обижаться на обаятельных хулиганов и поговорить с ними о том, как им живется с таким именем.

— Расскажите, какой строй у вас в группе — тоталитаризм, демократия или конституционная монархия?

— У нас — бардак! (Смеются.) Бывает, приносишь какую-то идею на студию, начинаешь ее развивать — тут подключается наша ходячая энциклопедия Леша Герасимов и кричит: «Не то! Здесь нужно использовать музыкальную цитату вот отсюда, тут ритм будет вот таким!» А Дюша вообще никому ничего не говорит. Он играет, а ты слушаешь один, два, три раза… Сначала кажется, звучит просто ровный бас под бочку, и вдруг ты понимаешь: ничего подобного, его там в такие дали унесло, и бардак у него в голове в такую правильную структуру сложился, что родился вообще отдельный космос. Примерно так все и происходит.

— Одна из ключевых ваших песен — #янебоюсьсказать. Вспоминается флешмоб, который проводился не так давно в соцсетях, когда люди под этим тегом рассказывали свои истории о том, как подвергались насилию, жестокости, сталкивались с психологически и физически тяжелыми ситуациями… Как вообще трансформировалась тема протеста в музыке за десятилетия?

— Сегодня самый мощный протест заключается в том, чтобы просто не стесняться и не бояться говорить правду, а самым ярким олицетворением этого является то, что делает Роджер Уотерс. Неудивительно, что его прошедший тур вызвал такой резонанс.

— Вы берете известные песни самых разных стилей и делаете из них нечто совершенно новое — эти опусы даже сложно назвать каверами. Как вы подбираете композиции?

— Это очень сложно, потому что среди огромного количества материала (преимущественно из англоязычного рока) нужно выбрать жемчужину, песню, которая будет нам близка и которую нужно адекватно содержанию и в то же время литературно перевести на русский язык. Мы сейчас готовим к выходу альбом, который станет трибьютом нашим любимым музыкантам — Джонни Кэшу, Motorhead, Metallica и др. Мы очень хотели бы, чтобы там была и хотя бы одна композиция Nirvana, но, переслушав все альбомы, пока не удалось найти подходящую.

— Где комфортнее и интереснее выступать — в камерных клубах, больших концертных залах или на крупных опен-эйрах?

— В клубах, конечно, очень здорово и уютно. Мы постоянно держим себя в тонусе и часто даем концерты. Нас любят организаторы разных мероприятий. Была забавная история, когда ребята, делавшие регги-фестиваль, позвали нас туда, услышав песню «Параллельный мир», сыгранную в этом стиле. Они очень удивились, ознакомившись с нашей программой целиком. Вообще, рок — это музыка для стадионов. У нас был такой опыт, так что этот гештальт закрыт.

Шоу Андрея Князева оказалось под угрозой срыва. Фото: Юлия Гайсина

АНДРЕЙ «КняZz» КНЯЗЕВ: «Эпоха, в которую я начинал, мне не подходила»

Знаменитый панк-рокер поставил жирную точку в конце строки, завершая двухдневную кавалькаду выступлений. Не обошлось, правда, без приключений. Шоу было под угрозой срыва: авиакомпания потеряла инструменты команды. Организаторы тут же кинули клич, и многие музыканты были готовы выручить коллег, но на роль спасателей выбрали группу «Бардак», чья электрогитара лучше всего подходила группе Князя по всем параметрам. В итоге родные инструменты все-таки нашлись и были благополучно доставлены на площадку до выхода на сцену.

В темноте, под красным светом софитов, лидер коллектива как будто превращался то в одного, то в другого героя своих песен-сказок. Эпос, который он изначально создавал для «Короля и Шута», перекочевал много лет назад и в его сольное творчество, расцветая там бурным цветом, персонажи переселялись из песни в песню, появлялись новые… Хотя последние крупные шоу исполнителя в двух столицах сопровождались впечатляющим видеорядом, и без него на опен-эйре ему удалось создать особую атмосферу.

— Андрей, поздравляю, что ситуация с инструментами счастливо разрешилась. Как вам сам фестиваль?

— Мы не успели посмотреть выступления других ребят, день был стрессовый, но идея совместить «Арт-платформу» с «Октоберфестом» — отличная, я за продолжение традиций и сам этим занимаюсь. Именно поэтому, еще покидая группу «Король и Шут», я назвал свой проект «КняZz», чтобы не уходить далеко от истории. Я уже бывал в этих местах, ездил с ребятами на экскурсию, когда мы играли в Сочи, но ни разу не выступал именно здесь. Здорово, если будет развиваться еще одна рок-н-ролльная площадка.

— Совсем недавно отгремели большие концерты в Москве и Питере честь 30-летия «КиШа» и в память о Горшке. Куда сейчас вы держите творческий курс?

— Это были знаковые для нас события, после которых мы отыграли еще несколько концертов, а потом отправились в отпуск. Правда, движение все равно продолжалось: я работал над новым анимационным клипом и свежими песнями, которые планирую записывать зимой. Я сейчас не настроен сильно экспериментировать, хотя подобные идеи и появляются периодически у меня в голове. Очередной альбом, по просьбе многих поклонников, скорее всего станет неким реверансом в сторону старого доброго материала, но стопроцентно предугадать ничего нельзя, в процессе многое может измениться.

— Вы начинали заниматься музыкой в совсем другую эпоху. Как ход времени влияет на группу, на публику?

— Знаете, та эпоха, в которую я начинал, мне не подходила, так же, как и Горшку. Он был человеком больше из 1980-х и обожал то, что тогда происходило в музыке. Не в Советском Союзе, конечно, а в Англии, в Америке, когда там формировалась особая рок-среда. Я же всегда жил скорее в будущем. Может быть, даже сейчас для меня более подходящее время, хотя мне многое здесь не нравится. Не нравится, потому что у многих просто высыхает мозг, и они начинают мыслить исключительно коммерческими категориями. Дошло до того, что, когда человек что-то делает искренне, никто в это не верит. Все думают только о том, сколько он за это денег получает. Честное слово, задолбали! (Здесь Андрей употребил более крепкое и эмоционально точное выражение, которое, увы, не может быть напечатано в обзоре. — Прим. авт.).