Илья Лагутенко: «Шучу, что брит-поп должен быть мне благодарен»

Лидер группы «Мумий Тролль» о юбилеях и современных трендах

24.01.2019 в 18:55, просмотров: 4155

Совсем недавно у артиста случился двойной юбилей — ему исполнилось 50, а его группе 35. Однако вопреки общепринятым традициям отмечать круглые даты громко и с пафосом, распространенным у мастодонтов сцены, он решил не устраивать больших торжеств. За кумира отдувались поклонники, приготовившие сюрприз-поздравление, да и коллеги по цеху не успокоились, проведя в Москве несколько культурных мероприятий по такому случаю. Однако сказать, что Илья совсем залег на дно, было бы неправдой. Недавно, например, он записал эксклюзивный аудиогид для выставки фотографий Дэвида Боуи. Музыкант рассказал «ЗД» об отношении к дням рождения, о своей связи с глэм-роком и брит-попом, а также о том, чем очаровал его экстраординарный артист-легенда из прошлого.

Илья Лагутенко: «Шучу, что брит-поп должен быть мне благодарен»
Фото: Eliot Lee Hazel

- Илья, у вас уже были подобные опыты с аудиогидами, аудиокнигами?

- Перед Новым годом я начитал одну из зимних сказок Владимира Одоевского «Мороз Иванович», музыкальное оформление и аранжировки к которой сделал барабанщик «Мумий Тролля» Олег Пунгин. Я вообще много читаю для собственных детей, так что мне не привыкать.

- Помните ли вы свое первое знакомство с Боуи и те ощущения, которые оно вызвало?

- Первой пластинкой был альбом «Diamond Dogs». Я тогда увлекался Элисом Купером и KISS. Мне нравились концептуальные рок-альбомы, закрученные вокруг определенных персонажей или идей. Я услышал интро, ничего особо понятно не было, но там были такие завывающие собачьи голоса, и потом эта фраза про «это не рок-н-ролл, это — геноцид!» Орет толпа, и начинается песня. Именно так я и представлял Рок с большой буквы.

- Личность Боуи каким-то образом повлияла на вас — в творческом, в человеческом смысле?

- Я не задумывался об этом, но мне нравятся почти все альбомы. У меня много его любимых песен. Мне нравилось, что он совершенно спокойно расставался с разными музыкальными стилями и органично чувствовал себя во всех.

- Корректно ли говорить о «продолжателях» в музыке?

- Давним зимним вечером мы сидели в одном московском баре, которого уже давно нет, вместе с Бретом Андерсоном из группы Suede, и он на полном серьезе заявил мне, что Боуи должен быть обязан ему своей реинкарнацией в 90-х. Должен, мол, сказать ему спасибо за то, что Suede своими песнями, в чем-то схожими с композициями Боуи по звучанию, напомнил слушателям о его существовании. Я с тех пор шучу, что вообще весь британский глэм-рок и брит-поп должен быть тогда благодарен мне за то, что его узнали в России.

- Недавно случился двойной юбилей — и у вас, и у группы. Почему вы решили не устраивать масштабных шоу? Или все еще впереди?

- Я с трепетом отношусь к юбилейным датам выхода альбомов, но свой собственный день рождения мне не кажется поводом для какого-то специального промоушена. Это мне кажется глупым. Может быть, лет через двадцать я поменяю свое мнение, кто знает?

- К юбилею с особым трепетом отнеслись поклонники — сняли душевное видео на песню «Такие девочки». Вам понравилось? Вообще, важен ли резонанс, обратная энергетическая волна?

- Я рад, что мое творчество дает другим людям шанс реализовать и их творческие идеи. В нашем мире, когда новость за новостью одна хуже другой, это действительно важно — суметь написать свою собственную добрую повесть.

- Весной вы презентовали программу «Вечерний чай (без симфонического оркестра)». Откуда берется вся эта магия? Вы индивидуалист и сами придумываете идею, концепцию действия от и до или все-таки для вас важна командная «игра», в которой каждый ее участник может проявить себя?

- До появления в 2018-м этой программы, подобный большой экспериментальный концерт мы сыграли почти двадцать лет назад в московском Гостином Дворе. Там, кстати, оркестр был, были танцоры и певицы и даже рэперы, о жанре которых никто тогда и не знал. Программа «Вечерний чай (без симфонического оркестра)» — это как раз тот случай, когда музыканты «Мумий Тролля» появляются на сцене в непривычных для себя амплуа, быть может, именно в тех, о которых всегда мечтали, но традиционный формат концертов не позволял этого сделать. В «Вечернем чае» возможно все: барабанщик за роялем, басист на месте диджея и так далее.. Вообще же у нас каждый музыкант — это целый оркестр, и потому мы выступаем без симфонического оркестра.

- Чем запомнился год? Вы склонны подводить какие-то итоги в его конце или склонны беззаботно плыть по волнам времени?

- На нашем официальном сайте мы сделали подборку таких итогов, назвали «Годовой отчет» — мы отчитались перед нашими главными партнерами — поклонниками. Да и самим важно понять, чем занимались последнее время.

- Поклонники в свою очередь откликнулись своими голосами за включение «Мумий Тролля» в две номинации грядущей церемонии ZD AWARDS. Что изменилось за этот год лично для вас? Были ли какие-то новые осознания, открытия, может быть, разочарования? Я говорю о творчестве, конечно...

- Ничего не изменилось. Есть постоянное ощущение того, что не хватает времени, чтобы выполнить все задумки и идеи. Но так было последние несколько десятков лет. Это нормальный процесс.

- Какую реакцию у вас вызывают современные тренды — я имею в виду массовый ажиотаж, поднявшийся вокруг хип-хопа, например, появление новых героев или героинь?.. И герои ли они, на ваш взгляд? Есть ли новые герои?

- Мне нравится, что есть новые лица, которыми публика искренне интересуется. Одной из своих задач, особенно в фестивальных делах, я всегда ставил то, что важно показать публике пока еще не совсем раскрученные имена. Главным героем прошлого года явно был Хаски, которого пару лет назад мы приглашали хедлайнером на V-ROX. Получается, что свои открытия я делаю намного раньше, чем вы. (Смеется.) Мне интересно, как те, кому по 20 или чуть больше, обращаются с языком, но у меня очень высокие ожидания. Я ценю юмор и смелые высказывания, но меня удручают банальность и недостаток сценического воплощения, например. Мне, кстати, кажется, что в среде исполнителей, где превалирует музыка, сейчас больше интересного, нежели среди поэтов-песенников: Kito Jempere, Fogh Depot, например.