Олег Меньшиков вывел «Бриллиантовую руку» на театральную сцену

Ранее зрителями представили «Покровские ворота» и «Неуловимые мстители»

04.02.2019 в 17:01, просмотров: 3846

На сцене Ермоловского театра играют кино Семён Семёныч, Лёлик, цыгель-цыгель-ай-люлю, а также чьёрт побери и бриллианты вместе с прочими героями и цитатами из культовой комедии   сошлись на сцене. Олег Меньшиков в Ермоловском театре развивает проект «Кино на сцене», и бессмертная комедия Леонида Гайдая в минувший уик-энд была представлена зрителям. За театральной версией наблюдал обозреватель «МК». 

Олег Меньшиков вывел «Бриллиантовую руку» на театральную сцену
Фото: Евгения Сирина

Кино Меньшиков завел только в этом сезоне и уже успел отыграть два хита — «Покровские ворота» и «Неуловимые мстители». Последний, говорят, имел оглушительный успех, когда чуть ли не весь зал вместе со зрителями в экстазе распевал «Погоня, погоня, погоня в горячей кровии-и-и!» И вот теперь на сцене бриллиант отечественной комедии — «Бриллиантовая рука».

Формат, придуманный худруком Ермоловского, им же срежиссированный, достаточно оригинален и существенно отличается от прочих театральных воплощений киношедевров. Это не спектакль по знаменитым сценариям (вспомним «Гоголь-Центр» с постановками по Висконти и Фассбиндеру), а скорее музыкально-театрализованная читка по ролям с большой долей импровизации. Причем публике предлагается не просто киносценарий, а то, что ему предшествует, — литературный.

Звездный состав по очереди появляется на сцене, их представляет ведущий — Олег Меньшиков.

Фото: Евгения Сирина

— Представитель фирмы по прозвищу Граф (Максим Галкин), он же Геннадий Петрович Козодоев, коротко Геша. Геша — человек с располагающей внешностью и достаточно приличными манерами. Технические обязанности контрабандной фирмы, а также грубую физическую силу обеспечивает умелец по прозвищу Механик, он же Лёлик (Демис Карибидис). В «Бриллиантовой» — первачи: Михаил Ефремов (Семён Семёныч Горбунков), Максим Галкин, Анна Ардова (супруга Семён Семёныча), звезда «Камеди клаба» Демис Карибидис, Сергей Степанченко (капитан милиции), Юлия Пересильд (сразу несколько женских ролей, включая соблазнительницу с халатом в перламутровых пуговицах), Ольга Картункова (домоуправ Варвара Степановна). Дуэт «Кукота и Чехов» (разные персонажи, включая собачку, а также шумы и прочие звуки). Ну и, конечно, главный персонаж — оркестр под управлением Дениса Виноградова. Вот он взмахнул палочкой, и полилась до боли знакомая упоительная мелодия из песни «В темно-синем лесу…». Помните?

Актеры чинно сидят на стульях перед черными пюпитрами лицом к зрителям, читают по ролям, практически не сходя с места. Хотя как не сойти Максиму Галкину во время исполнения знаменитейшего «Острова невезения» с припевом «О yes beach hell!». Или Юлия Пересильд, когда она, соблазняя попавшего в переплет Семён Семёныча, отрывается в горячем танго: «Помоги мне, помоги мне...».

Вообще, надо сказать, что, несмотря на всю легкость комедийного жанра и манкость идеи переноса в театральное пространство киношедевра, предприятие Олега Меньшикова весьма опасное. Опасно в первую очередь сравнением с оригиналом, то есть с теми великими артистами, которые своей игрой сделали славу фильму — Никулин, Миронов, Папанов, Чекан, Мордюкова, Светличная, Гребешкова... Так что шоу «Один в один» здесь исключен как факт, от каждого ждут собственных красок, прочтения, мгновенной реакции на партнера и удачной импровизации. Именно они вносят в киноленту из прошлого века дыхание сегодняшнего дня с его реалиями. Но тут важно чувство меры и проверка на партнерство.

Фото: Евгения Сирина

С этой точки зрения «Бриллиантовая рука» удалась Ефремову с Галкиным, хотя Михаил выглядел весьма усталым (можно понять — через несколько дней у него премьера в «Современнике»). Анна Ардова то и дело напоминала Демису Карбидису утробный гогот Лелика после очередной шутки вроде: «Идиот! Бабе — цветы, дитям — мороженое» (гы-гы-гы). Потрясающий танец выдала Юлия Пересильд. На ура прошла шутка Карибидиса: «Кто get такси на Дубровку заказывал?» А заявление Семён Семёновича Горбункова: «Я не пью» — из уст Михаила Ефремова с расчетом на понимание зрителя вызвало дружный смех. И, конечно, комментарии Олега Меньшикова, который обаятельно реагировал на малейшую заминку, когда что-то пошло не так.

В гайдаевской комедии есть несколько ударных моментов, которые при удачном исполнении гарантируют успех предприятия. Первая такая точка — «чёрт побери», когда Семён Семёныч на узкой улочке Стамбула «упал-очнулся-гипс», а два контрабандиста упаковывают бриллианты в гипс. Она оказалась не самой удачной, смазанной, и вообще относительно приглашенного мужского дуэта «Кукота и Чехов» можно сказать, что этой паре надо учиться сдержанности и самообладанию на сцене. Особенно брюнету, который радовался собственным шуткам больше, чем зрители, без меры был активен и поэтому выпадал из ансамбля больших профессионалов. Например, сидящая рядом с ним Ольга Картункова в роли домоуправа позволяла себе весьма редкие, но меткие реплики. Два эпизодических появления на сцене Владимира Мурашева — сначала в образе громилы на ступеньках сортира с вопросом к перепуганному Семён Семёновичу: «Дядя, закурить не найдется?» и товарища с Колымы: «Зачем, Володька, сбрил усы?» — доказали, что нет маленьких ролей, есть большие актеры.

Чем еще интересен проект Меньшикова, так это тем, что литературный сценарий читается здесь без купюр: Меньшиков предупреждает: «А вот это в сценарии цензура вырезала». Так чего же лишилась кинокомедия «Бриллиантовая рука»? Пострадали диалоги Лёлика и Геши: в сцене рыбалки у Белой скалы Лёлик на фингал под глазом Геши отреагировал следующей репликой: «Синяк синяка видит издалека». Сегодня у этой фразы несколько иное толкование. Или, стоя перед рестораном «Плакучая ива» (стоп-кадр с надписью на занавесе), Геша говорит Семёну Семёнычу: «Скажи, в каком ресторане ты ешь, и я скажу, на каком кладбище тебя похоронят».

Фото: Евгения Сирина

Также гайдаевский фильм лишился финала с однозначным политическим месседжем. Но, как поведал Олег Меньшиков, это была уловка режиссера, трюк, точно рассчитанный на бдительных цензоров. Для них Леонид Гайдай придумал ни много ни мало в финале картины ядерный взрыв — как символ международной напряженности и «холодной войны». Представить сегодня, чтобы искрометная трюковая история про бриллианты заканчивалась именно им, просто невозможно. Но комедиограф все точно рассчитал: на худсовете цензоры впали в ступор (товарищи, а при чем здесь ядерная война?) и приказали ядерному грибу, ядовито, но эффектно кучеряво расплывавшемуся по всему экрану, сделать обрезание. А Гайдаю только того и надо было, чтобы прочую остроту и сатиру, обеспечившую его произведению бессмертие, сохранить. И отдельное «браво» оркестру Дениса Виноградова, который, находясь за прозрачным занавесом, обеспечил литературному сценарию прекрасное озвучание.