Как уравнять возможности региональных и столичных музыкантов

Трио им. Рахманинова вливает свежую кровь в преподавание музыки по всей России

25.04.2019 в 15:10, просмотров: 5358

Служенье муз не терпит суеты... Придерживаться этой истины как руководства к действию сегодня, увы, удается мало кому. Наше образование в творческих областях построено таким образом, что школьники и студенты, едва освоив азы, сразу начинают готовиться ко всевозможным конкурсам, олимпиадам, соревнованиям. Это очень мешает им в получении глубокого фундаментального образования. Развитие студента затормаживается, ему не хватает времени, ему начинает казаться, что вполне достаточно достигнутого...

Так считает руководитель московского Трио им. Рахманинова, пианист Виктор Ямпольский. По его мнению, эта суета особенно пагубна для классической музыки — сферы, которая требует максимального напряжения интеллектуальных, нервных и духовных возможностей исполнителя.

Музыканты прославленного трио пытаются противостоять пагубной тенденции. Об этом Виктор Ямпольский рассказал «МК».

Как уравнять возможности региональных и столичных музыкантов

- Сейчас куда ни приедешь — все готовятся к конкурсу. В музыкальных школах, училищах, консерваториях — везде. Люди не успевают люди получить серьезных базовых навыков, потому что им все время надо что-то доводить до совершенства, куда-то бежать, где-то выступать. Тому есть объяснение — если у педагога нет лауреатов, то ему не повышают ставку. Эта суета и спешка особенно чувствуется в регионах. Наш региональный проект призван дать альтернативу, помочь студентам областных музыкальных учебных заведений знакомиться с новшествами в исполнительском искусстве.

- Этот проект уже снискал славу, но для непосвященных напомните его суть.

- Изначально у нас был многолетний проект «Трио им. Рахманинова и друзья». Мы знакомились с разными исполнительскими школами, приглашали выдающихся партнеров из разных стран, чтобы помузицировать с ними, поучиться самим. Давали совместные концерты, куда приглашали вокалистов, камерных исполнителей, самых разных музыкантов со всего мира.

Потом мне пришла в голову мысль, что неплохо было бы привозить их в региональные консерватории, чтоб они могли пообщаться со студентами и педагогами на местах. Потому что в Москве и Петербурге и так все бурлит, и связи нормально налажены, а вот, скажем, Новосибирск, Владивосток, Астрахань — они изолированы, варятся в своем соку. Хотя там работают прекрасные педагоги — российская музыкальная школа очень мощна — но последних европейских тенденций они не знают.

И в 2011 году стартовал наш региональный проект, который поначалу поддержал Минкульт. Два года мы ездили по разным регионам, достаточно плотно, привозили туда серьезных исполнителей на разных инструментах. Давали концерты и мастер-классы — это вызвало огромный резонанс, проект пошел.

- Что вы подразумеваете под новыми европейскими тенденциями?

- Когда мы впервые пригласили серьезных европейских музыкантов, то увидели, насколько велика разница в подходах. Например, наши студенты играют сонату Бетховена по изданию 50-х годов. Хорошее издание — для того времени, но с тех пор произошла настоящая революция в осмыслении текстов, возврат к аутентичным изданиям, переосмысление фразировки — да всего, практически. Если объяснять «на пальцах» - текст, написанный композитором, впоследствии подвергается различным редакциям. Меняются эпохи, стилистика. Инструменты меняются — появляются другие струны, металлические вместо жил, другие смычки, другое натяжение струн, мощность инструментов. Музыканты переосмысляют исполнение, проводят большую интеллектуальную работу, и в результате получают совершенно иное прочтение музыкального текста.

А российские региональные студенты и педагоги остались в стороне. И у них даже не возникло потребности в этом, потому что авторитеты тех музыкантов, по редакциям которых они играли, были непререкаемы. Если с таким прочтением Баха или Моцарта они приедут на конкурс в Европу — над ними будут смеяться, сейчас так никто не играет. Вот в рамках нашего проекта мы и даем студентам и преподавателям возможность не только познакомиться с европейскими тенденциями, но так же из первых рук получить мастер-классы от исполнителей, асов в своем деле. Привозили им, например, Хольцмайера, лучшего популяризатора Шуберта, специалиста по камерному вокалу. Таких специалистов у нас практически нет, потому что вокал, который преподают в российских вузах — это итальянская манера, то есть оперный вокал...

- В этом сезоне какие города вы посетили в рамках проекта?

- Восемь городов — Саратов, Новосибирск, Астрахань, Екатеринбург, Казань, Уфу, Самару, Томск. И сами давали там мастер-классы, и в каждый город обязательно приглашали кого-то из гостей — из Италии, Израиля, Вены, и из России тоже. И это большое достижение, что такой важный проект продолжается — постепенно финансирование Минкульта сошло на нет, и нам приходилось искать другие источники, самые разные. Нам помогали посольства разных стран, авиакомпании. Что называется, с миру по нитке. Посольства европейских стран в Москве выделяли деньги на приезд своих музыкантов, авиакомпании перевозили бесплатно наших гостей в Москву и обратно. На сегодняшний день эту проблему нам помогает решить Газпром, и мы очень благодарны за то, что удалось сохранить проект. Сами мы работаем практически без прибыли, едва в ноль выходим.

- Что в таком случае вами движет?

- Для нас это уже дело чести. Мы начали этот проект и видим, какую он пользу приносит. Если угодно, это наш вклад в развитие нации. Потому что подобной деятельностью в России никто не занимается. Есть разные проекты, государственные или крупных фондов, которые нацелены на другое. Они отбирают в регионах лучших студентов, помогают им, дают возможность уехать в Москву или Петербург, выиграть тот или иной конкурс, удержаться на плаву... Это тоже нужно и важно — давать шанс талантливым людям. Вот только эти люди обратно в свой регион обычно уже не возвращается. А наш проект нацелен на то, чтобы чтобы все молодые музыканты на местах получили возможность научиться чему-то дополнительно. Тогда у учащихся появляется другое мышление. И это сразу сказывается на уровне, скажем, местного оркестра, куда приходят работать бывшие студенты местной консерватории. Наш проект уравнивает возможности региональных и московских студентов. И, главное, у них появляется интерес к этому развитию. А если интерес есть, то дальше многое они уже могут и сами найти, в интернете, в частности.

Конечно, подобное нужно делать в большем объеме и более регулярно. Например, в Европе есть такая система под названием «Эразмус» - она координирует обмены между учебными заведениями всех стран Евросоюза. У них мастер-классы — это совершенно обыденная вещь, они встроены в обучение. Там студенты все время куда-то ездят, и к ним все время кто-то приезжает.

- Помимо мастер-классов вы давали и концерты?

- Конечно, причем концерты публичные, не только для студентов. Они рекламировались, афишировались. И я заметил — если сравнивать с первым годом проекта, то интерес колоссально вырос. Люди ломятся — у нас в Уфе было зрителей вдвое больше, чем мог вместить зал. В Казани центральный зал, очень большой — битком. Да во всех городах полные залы, огромный интерес.

В музыке очень важна подпитка, так сказать, удобрение почвы. Серьезное, вдумчивое отношение к процессу обучения, что называется, не вширь, а вглубь. Тогда она будет жить.

Вот над этим мы и работаем.