Олегу Урушеву исполняется 60: как работать с Соловьевым и Нагиевым

Накануне юбилея продюсер рассказал о новой версии «Двенадцати стульев»

19.07.2019 в 17:45, просмотров: 3544

21 июля продюсеру Олегу Урушеву исполняется 60 лет. Так случилось, что незадолго до юбилея он выпустил фильм «Тобол» по мотивам романа Алексея Иванова, хотя если быть точными, то сначала появился сценарий, а потом уже одноименный роман о сибирском зодчем, картографе и летописце петровских времен Семене Ремезове. А когда-то вместе с кинорежиссером Сергеем Соловьевым он создал кинофестиваль дебютов «Дух огня» в Ханты-Мансийске, продюсировал его «Анну Каренину» и полнометражный мультфильм «Ку! Кин-дза-дза» Георгия Данелии и Татьяны Ильиной.

Олегу Урушеву исполняется 60: как работать с Соловьевым и Нагиевым

— С Сергеем Соловьевым вас связывают многие годы совместной работы. Даже юбилеи у вас идут один за другим. 25 августа исполнится 75 лет Сергею Соловьеву…

— Так ведь и недавно ушедший от нас Георгий Данелия, с которым мы тоже работали, родился 25 августа. А с Сергеем Александровичем нас свела судьба в тот момент, когда я проводил театральный фестиваль «Чайка» в Ханты-Мансийском округе. Благодаря Соловьеву я понял, что можно снять и большое кино. К тому времени мы на нашей региональной телерадиокомпании «Югра» делали сериалы, уже вышел многосерийный фильм «Золото Югры». Технология тогда была пленочная, а мы изначально снимали электронное кино. И первый полнометражный фильм «Franz + Polina», на котором дебютировал теперь всем известный Михаил Сегал, тоже был сделан электронным способом. За плечами у режиссера не было ничего, кроме клипа «Черный ворон», который произвел на меня впечатление. На этой картине произошло еще одно открытие — актрисы Светланы Ивановой. Ее дебют был отмечен на нескольких кинофестивалях.

— Вы же готовили себя к другому, на филолога учились…

— Изначально я мечтал быть таким, как Юрий Рост или Василий Песков, работал фотокорреспондентом, хорошо владел камерой, композицией, светописью. У меня были хорошие учителя. Я ходил в фотокружок Дома пионеров в Перми, который вела Ирина Лебедева. Она нас учила по учебникам ВГИКа. С операторами я разговариваю на одном языке: кино и фотография — это близкие территории. Несколько раз я поступал к Засурскому, на факультет журналистики, в начале 1980-х — не поступил. А в 2015-м нам вместе вручили награды Правительства России в области СМИ. Ему — как старейшине журналистского цеха, а нам — как одной из самых прогрессивных региональных телекомпаний «СургутИнформТВ».

Мне довелось одному из первых продюсировать трансляции первого чемпионата мира по биатлону 2003 года. Нам нравилось, как вел биатлон Дмитрий Губерниев. А ему больше нравилось ездить за границу, а не в Ханты-Мансийск. Тогда мы тайными административными путями, через Василия Кикнадзе, который возглавлял канал «Спорт», отменяли ему командировки куда-нибудь в Испанию, и он приезжал к нам. Я занимался биатлоном пять лет, на сочинской Олимпиаде, а потом ушел в свободное плавание и стал делать кино.

Как-то побывал в Тюмени, остановился в гостинице «Ремезов», где и узнал, кто это такой. Заинтересовался той эпохой, встретился с Алексеем Ивановым в Перми. У меня там родители, и я ежегодно в конце августа приезжаю к ним на дни рождения. Так что август всегда был у меня горячим: сначала дни рождения Данелии и Соловьева, на следующий день — моего бати, а потом через четыре дня — моей мамы.

— Вы же с Георгием Николаевичем работали на мультфильме «Ку! Кин-дза-дза».

— Да, и стали членами Азиатско-Тихоокеанской академии в Австралии: Данелия, Татьяна Ильина и я. Георгий Николаевич из многочисленной продюсерской группы вписал меня одного.

— Так вы теперь оцениваете фильмы коллег?

— Нет. Там не такая система, как в Американской киноакадемии. Просто все лауреаты автоматически становятся членами киноакадемии. С «Ку! Кин-дза-дза» у нас была долгая история. Картиной я занимался лет шесть, начиная с 2008 года. За это время Георгий Николаевич пережил две клинические смерти, мощнейшую операцию на легких… Мы подключились на начальной стадии, а потом появились и другие продюсеры. На момент нашей встречи были сделаны эскизы, получен и уже использован грант Минкульта. Денег не было, и проект встал.

Данелия приехал в Ханты-Мансийск на фестиваль «Дух огня». А для меня его игровая «Кин-дза-дза» была культовой и любимой картиной. Мы с ним пошли к губернатору и убедили его помочь. С 2006 года в федеральное законодательство внесли изменения, и регионы уже могли заниматься кино. В 2007-м нам выделили грант, и мы продолжили производство мультфильма. Благодаря Георгию Данелии я приобщился к мультипликации, и сейчас с режиссером анимационного кино Сергеем Алибековым мы разрабатываем проект «Приключение в мире пермского периода». Был такой палеонтологический период 300 млн лет назад, и туда попадают наши герои. С Сергеем мы уже работали на «Тоболе» и сейчас продолжаем на «Двенадцати стульях».

фото: “Мосфильм”
Дмитрий Назаров в роли Кисы Воробьянинова.

— Вы не расстаетесь с тем, с кем работали. На «Двенадцати стульях» у вас много соратников по «Тоболу».

— Да и сама идея «Двенадцати стульев» родилась на «Тоболе». Когда режиссер Игорь Зайцев ушел с проекта, фильм завершал Петр Зеленов…

— Как ушел? Возник конфликт?

— Он ушел на проект к Александру Цекало, снимать «Бендера». Только мы об этом поговорили, а через несколько дней он уже разбивал тарелку в Питере (есть у кинематографистов традиция: разбивать тарелку с названием картины в первый съемочный день. — С.Х.)…

— Как же вы приглашали человека, зная, что он способен оставить проект?

— Мы просто расстались. Петр Зеленов был режиссером монтажа на «Движении вверх» и «Легенде №17», и он преобразил «Тобол», сделав его на постпродакшне более динамичным и молодежным. Как-то он сказал, что его мечта — «Двенадцать стульев». А Петя — дважды лауреат премии «Золотой орел» как монтажер, но как режиссер-постановщик не работал. И я ему сказал: «Давай попробуем». Сразу сошлись на том, что получится хороший дуэт: Дмитрий Нагиев — Остап Бендер и Дмитрий Назаров — Киса Воробьянинов. Нагиев – это реальный Бендер нашего времени. Он не только шоумен, но и глубокий драматический актер.

— И Нагиев согласился?

— Сразу. А с Назаровым у нас давние отношения. Мы сделали вместе 44 серии детектива «Вызов». Сергей Степанченко будет сниматься. Тоже наш актер после «Тобола». Он горд театральной премией «Московского комсомольца», которую недавно получил. Сценарий написал Петр Зеленов. Несколько сцен в городе N, где умирает теща, мы уже отсняли — в декорациях «Старая Москва» на «Мосфильме». Хотим сделать современное кино. У нас очень хороший оператор Иван Гудков, снимавший «Оттепель», художник Юлия Макушина, работавшая на «Анне Карениной» с Шахназаровым, «Одессе» с Валерием Тодоровским. Сложный, конечно, проект, поскольку предполагает не одну, а 12 декораций: для каждого стула — свою, а то и не одну. Съемочный период продлится почти год.

На премьере «Тобола». Фото: предоставленО Централ Парнтершип

— А стульев сколько заказали?

— 15. Три — в запас. Вдруг сломают?..

«В проекте «Романовы. Преданность и предательство» будет другой взгляд на Распутина»

— У вас в разработке — еще несколько проектов?

— Три. Работаем с талантливым тюменским писателем Сергеем Козловым над проектом «Романовы. Преданность и предательство». Сергей — православный романист. Одна из его последних философских книг — «Сорок дней». Он с удовольствием взялся за «Романовых». Мы с ним делали пробный проект «Жених по объявлению» по его роману. Я ему заказывал «Тобол», но он тогда был депутатом в Тюмени и не смог написать сценарий. А первый драфт «Романовых» уже написан.

Фильм расскажет о последних днях царской семьи. Действие начнется с убийства Столыпина, а закончится в Берлине 1945 года. Это будет другой взгляд на Распутина. У нас будет линия князя Михаила, который был казнен в Перми раньше Николая II. Расскажем мы и о попытках выкрасть Николая с тем, чтобы его спасти. Главная приключенческая линия будет, естественно, выдумана.

— Все время вы беретесь за исторический материал…

— Мне интересно работать с историей. Тобольские историки, рьяно защищающие каждый факт, не знали даже, где находился и как выглядел дом Ремезова. Нам-то надо снимать фильм — а мы ничего не знаем об этом доме. Они даже не знали, что у них такое количество шведов проживало. А в Тобольске каждый третий был шведом — после Полтавской битвы. Не надо было европейцев привозить: мы всю массовку со шведскими лицами нашли там. Мы многое выяснили благодаря работе кировского ученого. Ведь после Полтавской битвы было взято в плен около 20 тысяч шведов, которых разослали по стране. Почти три тысячи из них были отправлены в Тобольскую губернию.

А когда-то мы с Даниилом Граниным занимались проработкой сценария об Александре Меншикове — первом губернаторе Санкт-Петербурга, про которого часто говорят, что он — вор, негодяй, пирожками торговал. А Меншиков Полтавскую битву выиграл, зеленые огороды высаживал, чтобы не было цинги, фонарное хозяйство развивал…

— Продюсеру должен быть присущ деспотизм?

— Интеллигентный деспотизм. Иначе ничего не получится. Группа тут же чувствует слабинку. Кино — это производство. Интеллектуальное, но производство.

— Выработали правила взаимоотношений с режиссерами?

— Стараюсь не вмешиваться в творческий процесс, но причуды режиссеров терпеть не буду, я уже не в том возрасте. Режиссер должен быть творческим сопродюсером, а не мыслить на уровне: «Я хочу так». Игорь Зайцев на «Тоболе» начал переписывать сценарий. Это не понравилось Алексею Иванову, и он снял свое имя. В итоге мы нашли компромисс, указав в титрах, что фильм снят не по его сценарию, а по его роману. Фабулу действительно изменили, но она основана на событиях и линиях, которые в нем есть. Мы усилили некоторых персонажей — так второстепенный герой Демарин стал одним из главных. Это связано с тем, что мы ориентировались на молодую аудиторию. И Иванов сам все это сделал в сценарии.

фото: “Мосфильм”
Первый съемочный день «Двенадцати стульев» на Мосфильме.

— Так он с вами больше не станет работать!..

— Недавно мы с Алексеем встретились на книжном фестивале, обнялись. Он в одном интервью сказал, что сделал Урушеву очень экономичный сценарий: все действие происходит в лесу. Я ему ответил, что ничего такого не заказывал. Кто будет два часа сидеть в кинотеатре и смотреть на лес? Картинка должна меняться. Да и лес тоже нужно арендовать. Там за каждую сломанную ветку выпишут такой штраф — мама дорогая. Это ведь я когда-то пришел к нему со своей идеей. И его романа бы не было, если бы мы не заказали Алексею сценарий.

Интересно, что, когда все начиналось, губернатором в Тюмени был Владимир Якушев. Теперь он министр строительства и ЖКХ. Он нас поддержал. Я теперь рассказываю всем, что строителями исторической декорации «Тобола» были Сергей Собянин, нынешний мэр Москвы, а когда-то губернатор Тюменской области, Владимир Якушев, а еще и Владимир Путин, выделивший целевые деньги на возрождение Тобольска. Он благословил возрождение сибирской столицы еще при Собянине. Путин приезжал туда, и Собянин попросил у него денег на ее восстановление. Федеральные средства выделили, и исторические здания стали освобождаться, началась их реконструкция, тюрьма переехала из центра города… Сегодня в Тобольске — один из лучших музейных комплексов страны.

— Накануне юбилея анализируете свою жизнь?

— Конечно. Я ведь и по жизни продюсер-прагматик. К 60-летию сделал «Тобол». Молодец! К 70-летию надо снять «Романовых» — или лучше к 65-летию. Самое важное — то, что мы вернули биатлон в страну, сделали его спортом номер один. Наша региональная компания прорубила окно в Европу, стала производить фильмы мирового уровня. Благодаря «Ку! Кин-дза-дза» мы создали мультстудию в Ханты-Мансийске. Я даже две книги издал: «Тобол в исторических фактах кино» и о Александре Васильевиче Филиппенко, которому безмерно благодарен за то, что он мне помог осуществить мечту детства — создавать кино. Что еще? Дерево посадил, дом построил. Сына вырастил. Он закончил продюсерский факультет ВГИКа, стал моим сопродюсером. Внучка есть.

Это первые 60 лет. В следующие… Хочется еще что-то сделать. Например, исторический детектив «Гений русского сыска».